• USD 36.6
  • EUR 35.6
  • GBP 40.3
Спецпроекты

Закат ОДКБ. Зачем Путину война между Таджикистаном и Кыргызстаном

Кремлю нечего противопоставить влиянию Китая и Турции в ускользающей из его рук Центральной Азии

Реклама на dsnews.ua

16 сентября утренняя канонада разбудила людей не только в Украине, но и в Кыргызстане. Вооруженные силы Таджикистана, власти которого инициатором столкновений назвали, естественно, кыргызов, начали обстрел пограничных застав Кыргызстана стрелковым оружием и тяжелыми вооружениями, в частности реактивными системами залпового огня.

Как сообщается, вооруженные столкновения, сопровождавшиеся масштабной дезинформационной кампанией в соцсетях в Кыргызстане, наблюдались по всему периметру общей границы, составляющему около 900 км.

И речь идет не только в обстрелах пограничных пунктов, стоит заметить. Так, войска Таджикистана заняли, например, школу в селе Достук Баткенской области, недалеко от таджикского города Худжанд, и уже вывесили свой флаг.

Хотя, бесспорно, основное внимание сейчас приковано к Баткену, аэропорт и окрестности которого – гражданская инфраструктура, по сообщению Kloop, подверглись обстрелам со стороны Таджикистана.

Бишкек объявил эвакуацию в приграничных районах, а из Баткена через перевал Боз-Адыр и узбекский анклав Сох потянулась вереница автомобилей, до боли напоминающая те, которые мы видели в Украине в конце февраля.

Важно заметить, что далеко не на всех территориях была проведена демаркация границы, поэтому есть спорные участки, которые каждая из сторон считает своими.

Это, в свою очередь, провоцировало постоянные проблемы с трансграничными перемещениями на этих территориях, включая, к примеру, выпас скота. Плюс еще одна точка напряжения – доступ к столь ценному в этих краях ресурсу как вода. Душанбе еще больше усугубил ситуацию с водой решением расширить электрификацию страны за счет строительства плотин и ГЭС (Рогунская ГЭС, в частности), в результате чего приток воды в Кыргызстан значительно уменьшился.

Реклама на dsnews.ua

Еще одна точка напряжения – этнический вопрос. Дело в том, что в приграничных районах того же Кыргызстана проживает немалая таджикская диаспора, что уже служит для режима Эмомали Рахмона аргументом в пользу решения провести определенные территориальные "трансформации" в свою пользу.

Плюс важно отметить и наличие в Кыргызстане анклавов как таджикских (Ворух), так и узбекских (Сох, Чон-Гара, Шахимардан). Ворух находится на территории Баткенской области западной части Кыргызстана. И, по всей видимости, в Душанбе не прочь лишить его статуса анклава, учитывая масштаб вооруженных столкновений на границе.

Все эти факторы, как и ряд других, которые отметим ниже, обусловили перманентный кризис в отношениях, выплескивавшийся в не столь масштабные приграничные стычки. С течением времени столкновения становились все жестче, поэтому, к сожалению, то, что началось 16 сентября, т.е. то, что очень похоже на интервенцию, должно было случиться рано или поздно.

Что касается других факторов, которые послужили катализатором вооруженных столкновений, то здесь нужно указать следующее:

  1. Несмотря на то, что Москва пытается поддерживать свое политико-культурно-пропагандистское присутствие на высоком уровне в обеих странах, все же Бишкек в последнее время (а после вторжения в Украину — все более энергично) стремится дистанцироваться от токсичного, и притом оказавшегося слабым и несостоятельным режима Владимира Путина.
  2. В то же время президент Таджикистана Эмомали Рахмон – наверное один из последних мировых лидеров, которые согласен крепко жать руку Путину (и точно единственный, кто посетил парад победобесия в прошлом году), наряду с самопровозглашенным президентом Беларуси Александром Лукашенко, рассчитывая на свою толику нефтедолларового российского счастья. Да и здесь важно упомянуть просочившуюся в СМИ информацию о переговорах между Москвой и Душанбе о покупке боеприпасов со складов Таджикистана для отправки в Украину. Так что, кто и с кем, и чего хочет – уже, в принципе, понятно.

Далее. Местные жители, граждане Таджикистана, констатировали, что их вооруженные силы стали выглядеть куда лучше — т.е. получили современную экипировку.

А в конце октября 2021 г. под предлогом подготовки к потенциальному вторжению талибов, у которых, правда, сил для такого вторжения и не хватает, на полигоне "Харб Майдон", в 25 км от границы с Афганистаном, прошли таджикско-российские учения при участи порядка 200-230 тыс. человек.

Интервенции "Талибана", с которым Москва после прихода группировки к власти, последовательно укрепляет политические и экономические отношения, так и не произошло. Поэтому можно сделать вывод, что она и не планировалась, а была лишь ширмой для подготовки войск вторжения уже самого Таджикистана. Аналогичную ситуацию мы наблюдали в Беларуси, где последние годы беларусы и россияне на регулярной основе гоняли по местным полигонам.

В июле же в Душанбе с визитом прибыл Путин. Формально – для участия в саммите Каспийской пятерки, но повестка дня его встречи с Эмомали была на удивление пустой. Что дает основания предположить: реальная тема переговоров так и осталась за закрытыми дверями.

И обозначилась она уже, по всей видимости, 16 сентября. Уже когда слабость России и ее армии стала очевидна всему миру, а свои зоны влияния на Южном Кавказе и в Центральной Азии (вспомним еще демарш Казахстана, несмотря на "спасение" его от протестов силами ОДКБ) Кремля начали стремительно уменьшаться в размерах – вплоть до полного исчезновения в обозримом будущем.

Сама по себе ОДКБ, являющаяся военно-политической проекцией силы РФ на Кавказе и в ЦА, продемонстрировала свою полную бесполезность. В то время как Россия, на нее опирающаяся, так и не смогла стать "третейским судьей" для региона. По факту уже никто более не видит Москву гарантом безопасности и порядка, а потому Путин так и не сумел убедить членов ОДКБ присоединиться к его войне против Украины.

Сомнительно и то, что Россия окажет Таджикистану военную поддержку, если его войска начнут терпеть поражение в противостоянии с Кыргызстаном. Прецеденты уже имеются – недавняя война между Азербайджаном и Арменией.

Соответственно Центральная Азия, в частности Кыргызстан и Таджикистан будут искать альтернативных гарантов безопасности – тех, кто действительно будет готов помогать.

Для Кыргызстана ими могут стать Казахстан и Китай. Возможно в "обрезанной" форме, дабы не лишиться политической независимости.

Для Таджикистана – это Турция, которая последние несколько лет активно заходит в Центральную Азию, выстраивая свой тюркский мир, и которая уже доказала в Ливии и Нагорном Карабахе готовность защищать союзников, в том числе от россиян.

Как может парировать слабеющая Россия? Единственное действенное оружие в ее арсенале, учитывая технологический голод и финансовые катаклизмы, — это провоцирование конфликтов. Соответственно в ЦА уже скоро могут интенсифицироваться дестабилизационные процессы, позволяющие России, если не предложить "помощь" в их разрешении в обмен на сохранение влияния, так по крайней мере ввергнуть свои жертвы в хаос и застопорить их сближение с Китаем и Турцией.

Параллельно Кремль будет проводить информационные кампании, посыл которых будет следующим: Россия все еще сильна, однако ее гипотетический крах может спровоцировать глобальный катаклизм, в том числе и в Центральной Азии. Даже если распад РФ произойдет, катаклизма не случится. Распад еще не случился, а страны, которые Москва относила к своей зоне влияния, уже адаптируются и укрепляют отношения с Китаем и Турцией. 

    Реклама на dsnews.ua