Экономика

Что ждет нашу оборонку после разрыва с РФ

Москва хочет отобрать или уничтожить предприятия, от которых критично зависит российский ВПК

Требование Президента прекратить военно-техническое сотрудничество с Россией прозвучало на недавнем заседании СНБО. Вице-премьер Виталий Ярема уточнил, что речь идет о любых направлениях сотрудничества, в том числе и двойного назначения. В частности, Ярема упомянул изготовление вертолетных двигателей для РФ. Именно авиационное двигателестроение является самой чувствительной сферой в отношениях между Киевом и Москвой. ОАО "Мотор Сич" из Запорожья поставляет двигатели для 95% российских боевых и многоцелевых вертолетов. В 2014 г. предприятие планировало произвести для российских заказчиков около 400 вертолетных двигателей. РФ на своих мощностях способна выпустить максимум полсотни.

Как будет решаться на практике "вертолетный" вопрос, неизвестно. Мгновенная остановка выполнения всех контрактов в интересах российских заказчиков может нанести удар не только по предприятию, но и по украинской казне. Например, в минувшем году "Мотор Сич" перечислило 1 млрд грн. налогов в бюджет. Выходом из ситуации может быть, например, аудит контрактов с РФ и выполнение только экспортной их части. То есть поставка двигателей лишь для вертолетов, которые

В качестве "подушки безопасности" для украинских предприятий ОПК, которые могут пострадать в результате разрыва военно-технических связей с Россией, могут стать комплексные шаги правительства по восстановлению боеготовности вооруженных сил, а также других силовых ведомств

Россия строит для третьих стран (а таких сделок на самом деле большинство) и прекращение выполнения контрактов в интересах министерства обороны РФ. С экономической и моральной точки зрения это устроило бы и Киев, и Москву.
Однако директору предприятия Вячеславу Богуслаеву, похоже, поставили ультиматум: или все, или ничего.

В городе Снежное Донецкой области, которое в последние дни полностью контролируется террористами, находится одно из предприятий ОАО "Мотор Сич" - Снежнянский машиностроительный завод, производящий диски, а также лопатки компрессоров и двигателей. Захват и угроза уничтожения этого предприятия, вполне вероятно, способ давления Кремля на Богуслаева. Впрочем, и само по себе разрушение завода вполне устроит россиян, поскольку может вывести ОАО с рынка на неопределенный срок. Причем дело не только в конкуренции. В ближайшее время "Мотор Сич" может стать базовым предприятием украинской вертолетостроительной отрасли, которая в том числе будет поставлять Вооруженным силам Украины отечественные боевые машины. Вряд ли Россия сможет спокойно наблюдать за проектом, наращивающим боевую мощь "киевской хунты". Аналогичная ситуация может складываться с николаевским НПК газотурбиностроения "Зоря-Машпроект", который поставляет России двигатели для военных кораблей, строящихся для ВМФ РФ и зарубежных заказчиков. Как и в случае с ОАО "Мотор Сич", в этой сфере наблюдается критическая зависимость России от украинского завода и желание забрать его или уничтожить.

С третьей и, пожалуй, наиболее важной темой - ракетно- ядерной - также складывается непростая ситуация. С одной стороны, россияне не привлекают украинские предприятия к программам модернизации стратегических ядерных сил. В апреле 1992 г. днепропетровское КБ "Южное" прекратило участие в разработке МБР "Тополь-М". По мере вывода из эксплуатации ракет советского производства именно она (и ее дальнейшее развитие "Ярс") станет основой ракетных войск стратегического назначения (РВСН) РФ. К концу 2012 г. в них насчитывалось 78 "Тополей-М" и 18 "Ярсов". В то же время в российском арсенале имеются 70 ракет УР-100Н УТТХ (SS-19) и 58 тяжелых Р-36 различных модификаций ("Воевода", он же SS-18 Satan). Системы управления для первых разрабатывал харьковский "Хартрон". Вторые - практически целиком детище КБ "Южное" и завода "Южмаш". Именно эти ракеты являются носителями большей части российских ядерных боеголовок. Разработчик и производитель до сих пор осуществляют гарантийный авторский надзор и анализ технического состояния ракет, продлевая их сроки службы.
Цена сервиса - около $10 млн в год.

Для Украины - мелочь. Для предприятий - отнюдь. Тем более что РФ никак не устроит риск единовременного и досрочного списания ракет, которые должны оставаться в строю до 2020 г. Очевидно, нарушение ядерного паритета с США в планы Москвы не входит. Тем более что командные ракеты на базе УР-100 и их управляющие блоки системы "Периметр", готовой, по словам кремлевского сказочника Дмитрия Киселева, превратить Америку в радиоактивный пепел, также имели украинское происхождение. Впоследствии, правда, их заменили "Тополя", но поскольку "Периметр" предназначен для гарантированного ответного удара и, по свидетельству командующего РВСН Сергея Каракаева, продолжает функционировать, россиянам есть что терять. Поэтому в дополнение к террористической кампании нам следует готовиться как минимум к судебным искам.
Неясно, затронет ли разрыв сотрудничества тему ракеты-носителя "Днепр", созданной на базе "Воеводы". Предприятие "Космотрас", осуществляющее конверсию и запуски, является совместным проектом с равными долями участия РФ и Украины. Закрытие проекта самого надежного и довольно экологичного носителя на рынке крайне нежелательно прежде всего для украинской космической программы. Тем более ввиду острой конкуренции в сегменте коммерческих пусков, в частности, со стороны РФ.

В остальных секторах ОПК Украина, к счастью, уже мало связана с Россией. Все же 23 года независимости не прошли зря: доля военно-технического сотрудничества с РФ в общем объеме экспорта вооружений Украины на сегодняшний день не превышает 15%. По оценкам информационно-консалтинговой компании Defense Express, если завтра оно будет полностью прекращено, то недополученный годовой доход Украины составит не менее $600 млн. Для сравнения: потери России за такой же период составят порядка $2 млрд.

В качестве "подушки безопасности" для украинских предприятий ОПК, которые могут пострадать в результате разрыва военно-технических связей с РФ, могут стать комплексные шаги правительства по восстановлению боеготовности вооруженных сил, а также других силовых ведомств. Скажем, производство вертолетных двигателей можно спасти за счет разворачивания программы по модернизации всех вертолетов армейской авиации Ми-8 и Ми-24 и обновления вертолетов Ми-2 в модификации МСБ-2 и МСБ-2МО (разработанные, кстати, именно на "Мотор Cичи"). Новые перспективы для предприятий отрасли могут открыться в рамках программы создания отечественного вертолета МСБ-6 "Отаман". При необходимых усилиях государства и участии частного бизнеса эти проекты могут стать отправной точкой для создания вертолетостроительной отрасли Украины с новыми экспортными перспективами и целиком заменить российский рынок.

То же касается и других направлений - при желании можно выйти из замкнутого круга "советской" кооперации. Тем более что украинская армия и флот остро нуждаются в современной технике. Да и международный рынок сейчас динамично развивается. Качественные и доступные решения наших оборонщиков в сочетании с передовыми европейскими технологиями могут найти свое место под солнцем. При одном условии - наличии желания и координации усилий между оборонкой и государством.