Экономика

Как это работает. Экономика ДНР и ЛНР: от Ахметова до угольных схем

Сепаратистские режимы ЛДНР выживают за счет денежных вливаний одновременно из России и Украины, масштабной контрабанде и потокам гуманитарной помощи

Фото: antikor.com.ua

Обналичивание "по схеме"

После начала боевых действий украинские банки уходили из Донецка и Луганска фактически с пустыми руками - вывезти оборудование не удалось, как и большую часть наличности, которая была частично уничтожена, частично разграблена. Первым еще в июле 2014 г. ушел Приватбанк, а последним - Ощадбанк в ноябре.

Благодаря такому поспешному исходу в руки "новых властей" попали практически все банкоматы всех банков (которые не успели разграбить бравые "ополченцы) и оборудование офисов. Вот на этой базе осенью 2014 г. и были созданы "центральный республиканский банк" в ДНР и "государственный банк" в ЛНР. Однако возникшие проблемы с персоналом и технические сложности (банкоматы нужно было связывать в единую сеть фактически заново) сильно затормозили работу этих "банков".

По состоянию на нынешнюю осень упомянутые структуры обладают крайней ограниченностью в услугах: удалось "добровольно-принудительно" перевести на карточные счета зарплаты части предприятий, некоторые социальные выплаты, заставить проводить налоговые платежи и организовать прием коммунальных платежей от населения. При этом на всю ДНР функционирует 260 банковских отделений, в ЛНР - 110.

Конечно, населению требуется гораздо больший спектр услуг, и поэтому буйным цветом расцвели многочисленные легальные и полулегальные финансовые конторы, которые обеспечивают денежные переводы из/в Украину и Россию и обналичивание банковских карточек. Как правило, такие конторы - это бывшие магазины, где сидят один-два "специалиста" с обязательной охраной. Все оборудование - это компьютер, телефон и стол со стулом. Посредством интернет-банкинга посредник переводит деньги с карты украинского банка на нужный счет, а клиент получает наличные. Стандартная такса - 5%. То есть за снятие 1 тыс. гривен человек получает на руки 950 грн. Карточки российских банков обслуживаются по такой же схеме, однако процент за снятие наличных больший - до 10% от суммы.

Как приспособились олигархи

Понятно, что все олигархи, сохранившие активы на территории ОРДЛО, вынуждены так или иначе договариваться об их функционировании с оккупантами. О подробностях кулуарных договоренностей можно только строить предположения - анализируя открытые источники информации.

Больше всего активов на Донбассе было и остается у Рината Ахметова. На оккупированной территории остались такие крупные объекты как Зуевская ТЭС (город Зугрэс), шахта "Комсомолец Донбасса" (Кировское), "Донецкобэнерго", "ПЭС-Энергоуголь", "Высоковольтные сети", "Комсомольское рудоуправление", "Ровенькиантрацит" и "Свердловантрацит" (последние два - это госхолдтнги, которые находятся в долгосрочной аренде у Ахметова и включают 11 шахт и шесть обогатительных фабрик).

Также частично оказался в ОРДЛО общий бизнес Ахметова и Вадима Новинского - аграрный холдинг HarvEast. По словам его директора Дмитрия Скорнякова, на неподконтрольной Украине территории осталась треть земель холдинга и продукция на сотни миллионов гривень.

Некоторые предприятия Ахметова достаточно серьезно пострадали от войны на Донбассе, прежде всего в ходе боевых действий летом 2014 г. Характерна в этом отношении судьба крупной шахты "Комсомолец Донбасса". До войны тут добывался уголь марки Т, объемы которого обеспечивали 100% потребностей Криворожской ТЭС, а также 25% Приднепровской ТЭС. С началом войны предприятие оказалось практически на передовой и после очередного обстрела с 28 июля 2014 г. прекратило добывать уголь. С начала октября 2014-го шахтеры начали восстанавливать шахту (откачивать воду из затопленных горизонтов), она даже заработала, но 10 октября снова была обстреляна артиллерией и снова остановилась. На сегодня работы на шахте ведутся, но с перебоями и до довоенных объемов добычи очень далеко.

В состав машиностроительного холдинга Ахметова на "республиканской" территории, входили три завода: "Донецкгормаш", Донецкий энергозавод и Горловский машиностроительный завод. Все они были захвачены представителями ДНР в августе 2014 г. На сегодняшний день тут производится ремонт боевой техники незаконных вооруженных формирований.

Также были захвачены все 52 магазина сети "Брусничка", часть АЗС сети "Параллель" (в Донецкой области - частично, в Луганской - полностью).

Сильно пострадала инфраструктура электрических сетей ДТЭК - были уничтожены сотни трансформаторов, десятки подстанций.
Несмотря на отжим одних активов и потерю других, многие предприятия СКМ продолжают работать на территории ОРДЛО. Причем на интересных условиях: рабочие получают белые зарплаты в гривнях на свои карточные счета, открытые в Мариуполе и Краматорске. О том, что Захарченко получает взамен, достоверно неизвестно, однако периодически появляются слухи о крупных суммах, поступающих "из ниоткуда" в бюджет "республики". А когда договоренности дают сбой, то ахметовские предприятия далеко за линией противостояния "внезапно" обстреливают из минометов "украинские ДРГ" (так было, например, в феврале 2015 г.).

К слову, еще комфортнее получают заплату рабочие Алчевского меткомбината, оказавшегося на территории ЛНР. Они снимают деньги с карт Проминвестбанка у себя дома, им не нужно выезжать за пределы ОРДЛО. Хотя сама зарплата составляет примерно 70% от уровня довоенной и выплачивается с перебоями. На комбинате украинские государственные праздники являются выходными днями, на что "власть ЛНР" вынуждена смотреть сквозь пальцы: комбинатом владеет корпорация ИСД, чей контрольный пакет акций принадлежит пулу российских инвесторов. Так что для Плотницкого и других луганских вождей сепаратистов задача предельно ясна: не мешать стабильной работе предприятия и вообще поменьше влезать в жизнь города со своими режимно-идеологическими бреднями. Такой вот пример гибридной государственности.

Возвращаясь к Ахметову, в Украине обвинения в его адрес относительно теневых схем сотрудничества с "властями ДНР" давно стали общим местом. В СКМ не менее традиционно отбиваются тезисом о том, что "платят налоги в бюджет Украины, дают работу и заработную плату жителям в зоне конфликта". Это, кстати, весомый аргумент. По данным Департамента мониторинга доходов и учетно-отчетных систем ГФС, за семь месяцев этого года предприятия с неподконтрольной территории выплатили в качестве налогов 4,1 млрд грн.

Наверняка особенные отношения с главарями сепаратистов через своих поверенных поддерживает "венский узник" Дмитрий Фирташ. В собственности Group DF остаются предприятия химической промышленности в Северодонецке и Горловке. На сегодня их работа приостановлена, часть персонала получает компенсацию за вынужденный простой.

До зимы 2015 г. активно сотрудничал с "властями ДНР" владелец холдинга "Донецксталь" (Донецкий металлургический завод, коксохимические предприятия в Макеевке и Ясиноватой, а также шахта "Покровская", находящаяся на подконтрольной Украине территории) российский миллионер Виктор Нусенкис. Осенью 2014-го ДМЗ, лишившись сырья, которое поставлялось из Кривого Рога, наладил поставки из России, причем оно завозилось по железной дороге не через границу с Ростовской областью, а через Харьков, а экспорт продукции шел через порты в Мариуполе и Бердянске. Но после того, как в январе 2015-го СБУ возбудила уголовное производство в отношении "Донецкстали" по факту финансирования террористических организаций, работа предприятий Нусенкиса в Донбассе была остановлена.

Призрак "национализации"

С весны нынешнего года началось новое наступление "республиканских властей" на бизнес олигархов. В частности, список подлежащих "национализации" предприятий озвучил тот же Захарченко. Там были достаточно интересные позиции, например, подконтрольный семье Януковичей "Донбасский расчетно-финансовый центр", которому принадлежат контрольные пакеты акций ООО "Донбассуглепереработка", ЦОФ "Калининская" и "Узловская", Донбасского обогатительного комбината и завода "Востокуглемаш". Прозвучало и название ключевой для энергетики ДНР Старобешевской ТЭС, принадлежащей компании "Донбассэнерго". Последнюю через "Энергоинвест Холдинг" формально контролирует бывший народный депутат от Партии регионов Игорь Гуменюк, однако реальным хозяином считается Александр Янукович.

Ни для кого не секрет, что "национализация" или даже просто давление, создаваемое такой озвученной угрозой, означает переход в недалеком будущем предприятий в руки российских компаний или главарей ДНР. Так было, например, с сетью магазинов "Амстор" на территории ДНР - когда миноритарии Владимир и Александр Вагоровские продали их некоему ООО "Мультиторг", зарегистрированному в Москве. Или недавняя сделка по продаже пакета акций завода холодильной техники ПАО "Норд" российскому ООО "Диорит-Технис". Тот же Ахметов не так давно продал 99,98% акций ЗАО "Центральная обогатительная фабрика Колосниковская" выходцу из Макеевки Виктору Чмилеву, которого в ДНР связывают с Владиславом Сурковым.

Угольные схемы

С осени 2014 г. не прекращаются попытки построить экономику отдельно взятых районов ЛДНР на базе добычи и экспорта угля. Предпосылки были хорошие: большая часть украинских ТЭЦ могла использовать только луганский и донецкий антрацит и быстро заменить его было фактически нечем. Очень скоро "хозяйствующие субъекты" из ОРДЛО начали неформальные переговоры о закупках угля украинскими предприятиями. В прошлом году, по данным портала ЛІГА.net, из ОРДЛО в Украину было поставлено 8,5 млн т угля. Согласно этим же данным еще до 6 млн т антрацита в том же году по разным схемам было нелегально поставлено в РФ, откуда морским путем он был экспортирован в Европу и Африку.
В Украину вывоз угля идет как железнодорожным транспортом (в основном из ДНР), так и автомобильным (из ЛНР в Дебальцево, а оттуда на нелегальные склады в Бахмуте).

Оценить размеры отступных, которые уходят на оккупированные территории в результате торговли углем, практически невозможно. Об их размерах можно косвенно судить по тому, что в самих "республиках" нелегальный уголь можно купить по цене от 480 грн. за тонну, в то же время шахты Ахметова продают энергетические угли по цене от 1500 грн./т.

Интересную схему обнародовало издание "Донецкие вести" в апреле 2015-го. Уголь с "национализированных" боевиками шахт отправляется на переработку на углеобогатительные фабрики "Кондратьевская", "Стахановская" и "Торезская". По украинскому законодательству они считаются остановленными - естественно, никто никаких налогов не платит, рабочие вкалывают за копейки. После этого при помощи коррупционных схем, в которых задействованы украинские силовики, уголь вывозится из ОРДЛО и оформляется на обогатительных фабриках на подконтрольных Украине территориях ("Селидовская" и "Дзержинская") и дальше продается в Украине по вполне рыночным ценам.