Экономика

Как фискалам удается ставить рекорды

При сборе налогов в ход идут любые средства - от банальных приписок до шантажа уголовным преследованием

Фото: periu.com

В марте ГФС собрала в казну доселе невиданную сумму налогов — 60,3 млрд грн. По итогам первого квартала подопечные Романа Насирова увеличили сбор обязательных платежей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 33,5% (или на 35,3 млрд грн.). Они сработали даже лучше ожиданий Минфина, перевыполнив министерские индикативные показатели на 13,8%. Всего стараниями налоговой в первые три месяца года в бюджет было направлено 140,7 млрд грн., что, кажется, нарушает все экономические законы не иначе. Например, по данным НБУ, за первые два месяца года товарный экспорт сократился на 20% к январю–февралю 2015 г. Госслужба статистики сообщила, что  оборот розничной торговли за январь–февраль 2016 г. оказался на 1,7% меньше показателей соответствующего периода минувшего года. При этом ГФС отчитывается, что среднемесячный сбор НДС в первом квартале вырос почти на 34% по сравнению с началом 2015 г.

Как же налоговой удается собирать все больше налогов при все глубже уходящей в депрессию экономике? Во-первых, благодаря не совсем корректному сравнению. Ведь в нынешнем году были увеличены некоторые налоговые ставки и расширен круг налогоплательщиков. В январе–феврале общий рост налогов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года был достигнут благодаря увеличению поступлений (на 3 млрд грн.) акцизных сборов (разбивку по статьям налоговых поступлений за март Госказначейство обнародует в двадцатых числах апреля). Объясняется это просто: в 2016 г. на 13% был повышен акциз на топливо, на 50% — на спирт, на 100% —  на пиво и вино, на 40% — на табак. Прирост на 2 млрд грн. сборов от рентной платы стал возможным после увеличения на 26% размера сбора за использование недр, не связанных с добычей, на 13,7% — сбора за использование радиочастотного ресурса и на 26,49 % — за использование воды. Там же, где законодатель пошел на снижение налоговой нагрузки, наблюдается обратный эффект.

Так, в этом году на 25% сократились поступления от ЕСВ. А это значит, что ни о каком выведении зарплат из тени, на которое рассчитывало правительство, не произошло, да и не случится

«Ставка ЕСВ была снижена до уровня слишком высокого для малого и среднего бизнеса, но слишком низкого для крупного бизнеса. При этом не были внесены другие изменения, которые бы стимулировали сокращение тени при выплате зарплат, в частности в трудовое законодательство, не приняты специальные нормы против уклонения от уплаты налогов с фонда оплаты труда. И если дальнейших реформ не последует, то произойдет откат к старым ставкам ЕСВ», — поясняет эксперт по вопросам налоговой политики Института общественно-экономических исследований Юрий Федчишин. 


Во-вторых, ради красивых отчетов налоговая не брезгует банальными приписками. «Более детально пока мы можем анализировать ситуацию с бюджетными поступлениями за январь–февраль. За этот период Госказначейство уже опубликовало подробную статистику сборов по каждому отдельному налогу. Но даже данные по общей динамике прироста налоговых поступлений очень показательны. Если по итогам января в бюджет собрано примерно на 20% больше, чем в первом месяце прошлого года, то уже по итогом двух месяцев (января и февраля) —  на 15–16%. Соответственно, после детальной обработки налоговой статистики за январь–март Государственной казначейской службой результат будет выглядеть немножко иначе, нежели перевыполнение в 33%, о которых заявляет сейчас ГФС», — говорит эксперт в области права ОО «Публичный аудит» Владимир Тарчинский. Некоторые разночтения между налоговой и казначейской статистикой видны уже сейчас. Скажем, из материалов ГФС получается, что план по сбору НДС перевыполнен на 20%. Из отчетов Госказначейства следует — сбор как «внутреннего», так и импортного НДС превышает плановый показатель в пределах 5%.

В-третьих, как обычно в последние годы фискалам подыграло обесценивание гривни. «Перевыполнение плана может быть связано с тем, что гривня в первом квартале обесценилась больше, чем официально предполагали при планировании бюджетных показателей», — отмечает координатор проектов Института экономических исследований и политических консультаций Александра Бетлий.

Не стоит забывать и о виртуозном умении налоговой выбивать деньги из бизнеса. И сейчас, лишившись такого мощного подспорья, как авансовые платежи по налогу на прибыль, это умение фискалам приходится использовать на полную катушку. «У ГФС всегда есть возможность надавить на субъекта хозяйствования, особенно в части отображения операций, влияющих на уплату налога на прибыль. И там, где бухгалтер видит законную возможность уменьшить платежи, налоговая фиксирует уклонение со всеми вытекающими последствиями», — рассказывает эксперт Центра экономической стратегии Павел Кухта.

О том, что схема «не заплатил, сколько нужно налоговой — попал под уголовное преследование» применяется все шире, косвенно свидетельствует и статистика ГПУ. По данным прокуратуры в прошлом году в первом квартале по факту уклонения от налогообложения было открыто 670 уголовных дел, вручено уведомление о подозрении только по 21 из них, а обвинительных приговоров вынесено по четыре. В этом году в январе–марте уже было открыто 1006 уголовных дел,  уведомление о подозрении вручено в рамках 32 из них, а признаны судами виновными — восемь. Не исключена и возможность договориться с налоговой полюбовно, например, о беспроблемном возмещении НДС в обмен на  небольшую переплату по другим налогам. Словом, долгие годы войны с бизнесом и необходимости выполнять заведомо завышенные планы сборов кое-чему научили фискалов, и сейчас они задействует эти навыки по полной.