Экономика

Как «забакланить» «Мистрали»

Поставляя боевые корабли в Россию, Франция прямо нарушает ключевой документ ЕС в области торговли оружием. Об этом нужно громко кричать на всех углах


Михаил Самусь, Центр исследований армии, конверсии и разоружения

30 июня около полусотни французских активистов провели демонстрацию у верфей компании STX в городе Сен-Назере, где строятся десантно-вертолетные корабли-доки (ДВКД) типа "Мистраль" для российского флота. А через пару дней туда уже прибыл первый российский экипаж, насчитывающий 400 человек, который будет учиться управлять кораблем. Париж объясняет сделку исключительно коммерческими интересами. Контракт, предусматривающий поставку России двух кораблей исключительно наступательного назначения ("Мистраль" еще называют "кораблем интервенции"), позволит заработать французским судостроителям 1,2 млрд евро и надеяться на строительство еще двух таких "Мистралей" для России, но уже на российских верфях.

Менее известно, что эта сделка стала неожиданной удачей для французов. Кризис

Вряд ли Киеву удастся спровоцировать конфликт между Еврокомиссией и Парижем. И тем более маловероятно сделать это без ущерба для себя. Но попытаться сыграть на противоречиях между общей политикой ЕС и интересами национальных правительств стоило бы

военного судостроения в Европе углубляется, ВМС стран ЕС "усыхают" без бюджетной поддержки, перспективы развития военных флотов негативные. Единственным выходом для европейских корабелов остается экспорт. Но и на международных рынках товар вроде "Мистраля" не пользуется популярностью - слишком дорогой и слишком специфический по задачам. Такой корабль нужен странам, которые собираются проводить широкомасштабные десантные операции. Но, как правило, такие страны (например, США и Китай) производят собственные аналоги и не намерены зависеть от иностранцев в этой чувствительной сфере.
Франция пытается внушить международному сообществу, что формально продажа "Мистралей" России ничего не нарушает. В самом деле, ведь РФ не находится под действием оружейного эмбарго ООН и Евросоюза.

Однако есть маленькая деталь, о которой предпочитают молчать французские чиновники. С 1998 г. действует Кодекс поведения ЕС в сфере экспорта вооружений, который в 2008 г. был подтвержден "Общей позицией", определяющей правила Евросоюза в сфере контроля над экспортом военных технологий и оборудования. Эти документы содержат критерии ведения оружейного бизнеса странами ЕС. Так вот, продажа "Мистралей" России в условиях оккупации Крыма и войны против Украины нарушает шесть критериев Кодекса поведения из восьми.

Критерий 2. Уважение к правам человека в стране-получателе. Кажется, не нужно говорить о том, что с соблюдением прав человека в России не все в порядке. И хотя "Мистрали" вряд ли можно использовать для репрессий против собственного народа, однако сама поставка наступательных вооружений недемократическому правительству может служить поощрением для дальнейшего ужесточения авторитарного режима.

Критерий 3. Внутренняя ситуация в стране-получателе с точки зрения существования напряженности и вооруженных конфликтов. Вооруженный конфликт и напряженность на Кавказе в России не прекращается уже два десятилетия и вряд ли закончится в обозримом будущем.

Критерий 4. Сохранение регионального мира, безопасности и стабильности. Этот критерий предусматривает, что члены ЕС не будут экспортировать вооружение, если существует риск агрессивного использования его страной-получателем против другого государства или силового решения территориальных споров. В разъяснениях к этому пункту говорится, что под таким риском понимается существование или вероятность возникновения вооруженного конфликта между страной-получателем и другим государством; существование территориальных претензий к соседней стране, которые страна - получатель вооружений пыталась или пытается решить силой; вероятность того, что вооружение может отрицательно повлиять на региональную стабильность. Можно сказать, этот критерий идеально подходит к современной России по всем параметрам.

Критерий 5. Национальная безопасность стран-членов и территорий, внешние связи которых находятся в ответственности стран-членов, а также дружественных государств и стран-союзников. То есть члены ЕС обязуются не продавать оружие странам, которые могут угрожать национальной безопасности не только других членов Евросоюза, но и безопасности дружественных государств. После подписания Соглашения об ассоциации с ЕС Украина может по праву считать себя дружественной и союзнической страной Евросоюза.

Критерий 6. Поведение страны-покупателя в рамках международного сообщества, в том числе отношение к терроризму, ее союзнические связи, уважение к международному праву. И здесь каждое слово - о современной России: и по поводу прямой поддержки террористов в Донбассе, и о союзниках (Сирия с Северной Кореей), и особенно об уважении к международному праву в рамках оккупации Крыма.

Таким образом, Франция, продавая России "Мистрали", идет на откровенное нарушение базовых положений одного из важнейших документов Евросоюза. Перевод дискуссии о сделке в эту плоскость автоматически делает Брюссель заинтересованной стороной и перекладывает на него часть ответственности за решения Франции. Более того, вопрос главенства союзных институтов и выполнения их предписаний правительствами государств-членов, очевидно, еще более обострится после майских выборов в Европарламент, и столь чувствительная тема, как принципы торговли оружием, здесь может прийтись очень кстати.

Вряд ли Киеву удастся спровоцировать конфликт между Еврокомиссией и Парижем. И тем более маловероятно сделать это без ущерба для себя. Но попытаться сыграть на противоречиях между общей политикой ЕС и интересами национальных правительств стоило бы: путем подачи исков, запросов и обращений за разъяснениями. История с "Мистралями" может оказаться для Украины весьма полезной в дальнейшем выстраивании отношений с Евросоюзом в качестве страны-ассоциата. И пренебрегать открывающимися возможностями, полагаясь в этом вопросе на партнеров по НАТО, не стоит.

Как покупали "Мистраль"

В 2008 г. в Париже на международном военно-морском салоне "Евронаваль" к представителям французской компании DCNS подошла делегация ВМФ РФ во главе с главкомом адмиралом Высоцким. Через пару минут на стенде DCNS началась паника: адмирал Высоцкий просто ткнул пальцем в макет десантного корабля "Мистраль" и спросил: "Сколько стоит?" Услышал в ответ что-то типа "дорого, триста пятьдесят миллионов...", Высоцкий отреагировал, почти как в анекдоте: "Дайте два". Французы не могли поверить нежданному счастью...
Это событие происходило в конце октября, буквально через два месяца после российско-грузинской войны. Сам адмирал Высоцкий объяснил главный мотив покупки "Мистралей": "Если бы у России во время конфликта с Грузией был корабль типа "Мистраль", то Черноморский флот выполнил бы свою задачу за 40 минут, а не за 26 часов". Даже такой прозрачный намек адмирала на желание россиян использовать "Мистрали" в будущих войнах против соседних государств (например, Украины или стран Балтии) не отрезвил коммерческий пыл Франции. Сделка была подписана, корабли начали строиться. Одному из них дали очень символичное имя - "Севастополь".