Экономика

Группа "Приват" начала бурить в сторону Путина

Конфликт вокруг Полтавской газонефтяной компании может оказаться на руку Игорю Коломойскому

Дмитрий Рясной

Фото: УНИАН

Реестр громких корпоративных конфликтов пополнился новым игроком — СП «Полтавская газонефтяная компания» (ПГК). Фундамент для этого был заложен в начале февраля, когда Хозяйственный суд Полтавской области обязал это предприятие вернуть государству добывающую инфраструктуру на Игнатьевском и Мовчанивском нефтегазовых месторождениях.

Формальный повод для принятия такого решения достаточно весом — в конце прошлого года истек 20-летний срок договора аренды, на основании которого ПГК эксплуатировала это имущество. Теперь оно должно быть возвращено его владельцу — государственному ПАО «Укргаздобыча», которое и обратилось с соответствующим иском в суд.

Для возглавляющего предприятие Олега Прохоренко такой расклад более чем своевременен. Во-первых, потому, что по его инициативе как раз сейчас «Укргаздобыча» встала на рельсы сворачивания отношений с частными партнерами (последняя инициатива ПАО — расторжение всех договоров о совместной деятельности). Во-вторых, объединение под своим крылом ранее отданных на откуп частникам активов дает предприятию шанс как минимум замедлить темпы падения объемов добычи газа, которые сейчас уже составляют менее 500 млн кубометров в год.

Правда, в этом вопросе отобранные у ПГК скважины не помогут госкомпании. Причина элементарна: по данным «ДС», владельцем спецразрешений на упомянутых Игнатьевском и Мовчанивском месторождениях является как раз Полтавская газонефтяная компания. А это означает, что «Укргаздобыча», мягко говоря, вряд ли получит от нее добро на самостоятельную работу на данных площадках.

От патовой ситуации явно не получает  удовольствия ни одна из сторон конфликта. Зато она вполне удовлетворяет стороннего наблюдателя процесса — Игоря Коломойского

Просчитать его карты несложно. С недавних пор днепропетровский миллиардер оказался перед угрозой потери контроля над британской структурой JKX Oil&Gas — владельцем Полтавской газонефтяной компании. Об этом стало известно 25 января, когда по итогам заседания совета директоров JKX Oil&Gas было принято решение ограничить право голоса «приватовской» Eclairs Group Limited на собрании акционеров британской компании.

Формальной причиной для случившегося стало то, что совет директоров JKX Oil&Gas «не смог установить полные и точные сведения в отношении релевантной структуры собственности Eclairs». Но в жизни все намного проще: проблема Коломойского в том, что в уставном капитале JKX Oil&Gas ему принадлежит только 27%, при этом он фактически курирует правление компании. Но с этим не согласны ситуативные партнеры Игоря Валерьевича — российские бизнесмены Владимир Татарчук и Владимир Ермошин, которые, несмотря на свою долю в 20% в JKX Oil&Gas (владеют пакетом через Proxima Capital Group), не представлены в ее руководящих органах.

Фото: energynews.com.ua

Недавно днепропетровско-московский конфликт поутих. «Мы получили решение суда, позволяющее нам голосовать на собрании. Мы будем поддерживать кандидатов от Proxima — они предложили хорошую независимую команду», — так прокомментировал последние события директор Eclairs Михаил Бакуненко. Таким образом, ситуация выглядит так, будто стороны пришли к единому знаменателю. Но в неожиданную сговорчивость «Привата» не верят даже безнадежно простодушные люди. Хотя бы потому, что конфликт акционеров JKX Oil&Gas длится уже третий год подряд, в течение которого ни одна из сторон не отступала ни на шаг.

По одной из версий, Игорь Коломойский пошел на мировую потому, что ему надоело наблюдат, как под прессом плохих новостей падает капитализация JKX Oil&Gas, котирующейся на Лондонской фондовой бирже. Но есть и альтернативные варианты интерпретации происходящего. В соответствии с ними усыпление бдительности Владимира Татарчука и Владимира Ермошина, происходящее на фоне возникновения проблем Полтавской газонефтяной компании с «Укргаздобычей», позволяет Игорю Коломойскому перенести центр принятий решений в споре вокруг JKX из Лондона в Киев. Здесь влияние Татарчука, бравирующего близкими отношениями с российским олигархом Михаилом Фридманом, фактически равно нолю. Зато административный ресурс Игоря Валерьевича, даже несмотря на его непростые отношения с Президентом Петром Порошенко, остаются на порядок весомее.