Экономика

Почему Шокин топит Курченко и не трогает его подельников

Отчитываясь об аресте активов беглого владельца ВЕТЭК на миллиарды гривень, ГПУ умалчивает тот факт, что львиная их доля - акции ничего не стоящего Брокбизнесбанка

Фото: nv.ua

—На днях Генеральная прокуратура выдвинула скандально известному харьковскому схемщику Сергею Курченко подозрения сразу по двум эпизодам — разворовывание денег со счетов подконтрольных ему банков, которые затем обанкротились, и хищение сжиженного газа у государства. Впрочем, человека, который заочно арестован и объявлен в международный розыск, а на его имущество и другие активы в Украине на общую сумму более 2,8 млрд грн. наложен арест, активизация Генпрокуратуры вряд ли сильно обеспокоила. Ведь в действительности Курченко спокойно живет в Москве, а большая часть из арестованных активов не стоит ничего.

По версии ведомства Виктора Шокина, обнародованной несколько дней назад, в 2013–2014 гг.  Курченко организовал преступную группировку и незаконно завладел средствами Национального банка Украины, ПАО «АБ «Укргазбанк», ПАО «Аграрный фонд», вкладчиков ПАО «Брокбизнесбанк» и ПАО «Реал Банк» на общую сумму 5,6 млрд грн. По указанному эпизоду ему было официально объявлено подозрение. Второй эпизод, по которому проходит юный харьковский комбинатор — газовый. ГПУ составила подозрение Курченко как руководителю преступной организации, которая в течение 2010 г. — начале 2014 г. завладела добытым ПАО «Укргаздобыча» и ПАО «Укрнафта» (контрольные пакеты которых принадлежат государству) сжиженным газом, покупая его на специализированных аукционах по ценам значительно ниже рыночных якобы для нужд населения. На самом деле потом он продавался сетям АЗС по рыночным ценам. Ущерб государства от этих схем был оценен более чем в 2 млрд грн.

ГПУ отстрелялась по банкам

В банковском деле Курченко зафиксирован целый клубок махинаций — здесь и выдача фиктивных кредитов на 1,4 млрд грн., и хищение 800 млн грн. рефинансирования Нацбанка, и кража 500 млн грн. Государственного ипотечного учреждения. Но самая крупная банковская афера произошла в феврале 2014 г. с участием Аграрного фонда, в собственности которого находились облигации внутреннего государственного займа. Сначала их выкупил Брокбизнесбанк за 2 млрд грн. за счет полученного от Нацбанка рефинансирования. А дальше Аграрный фонд, не согласовав свои действия с Минагрополитики, разместил эти средства на депозитном счете финучреждения Курченко, который потратил их на погашение фиктивных долгов и вскоре был признан неплатежеспособным. Брокером операций с ценными бумагами Аграрного фонда, к слову, была компания «Инвестиционный капитал Украина» (ICU), совладельцем которого тогда была Валерия Гонтарева.

Относительно отдельных фигурантов расследования —  бывшего замглавы НБУ Бориса Приходько и экс-руководителя Аграрного фонда Александра Кирюка — Генеральной прокуратурой в июле нынешнего года было подготовлено обвинительное заключение, которое затем направили в суд. Еще один известный фигурант — бывший член наблюдательного совета Брокбизнесбанка Борис Тимонькин — находится в Германии под арестом и ждет экстрадиции в Киев.

Помимо того, по делу Курченко были выдвинуты подозрения также в адрес бывшего главы НБУ Игоря Соркина и экс-председателя правления Реал Банка Владимира Агафонова, которые сейчас числятся в розыске и предположительно скрываются в России.

Впрочем, в этом, казалось бы, очевидном и практически доведенном до логического завершения деле не все так просто. То ли сознательно, то ли нет, но уже больше полугода оно стоит на месте. Так, в августе Печерский районный суд Киева вернул прокурору обвинительное заключение. Исходя из содержания постановления, обвинительный акт суд вернул представителям прокуратуры по формальным причинам. Апелляция 3 января отменила решение первой инстанции. Тогда же адвокаты Приходько и Кирюка подали апелляции, вспомнив, что их подсудимые имеют другую прописку, поэтому просили сменить суд, но проиграли. В марте защитники попросили отвода судьи, которая брала участие в других связанных делах. Оно было удовлетворено, и сейчас подсудимые ожидают назначение другого состава суда. В итоге вот уже полгода дело не рассматривается по сути.

На этом фоне, выдвинутое ГПУ подозрение Курченко, названного главным организатором схемы, выглядит банальным желанием поскорее объявить громкое дело раскрытым накануне голосования в Верховной Раде за отставку Шокина

Сжиженное расследование

Газовое дело Курченко — самое известное. Еще во времена Януковича были раскрыты и описаны схемы, как Курченко покупал сжиженный газ у государственной «Укргаздобычи» и «Укрнафты» якобы для населения по льготной цене, а затем перепродавал оптовикам по рыночным ценам, которые были выше закупочных в несколько раз. Операции проводились через цепочку «прокладок», оформленных на подставных лиц, дальше деньги обналичивались через банки, подконтрольные «младоолигарху», который работал под крышей Александра Януковича и Артема Пшонки — Брокбизнесбанк и Реал Банк. Таким образом, Курченко присвоил себе более 2 млрд грн.

Фактически это дело было раскрыто еще в первой половине 2014 г. А весь 2015 г. ушел у Генпрокуратуры на то, чтобы попытаться арестовать счета вереницы панамских и кипрских фирм, куда уходил «кэш» от газовых операций, преимущественно в прибалтийских финучреждениях. Хотя в газовом деле на самом деле важно не это, а то, что в отличие от аграрно-банковского тут нет никаких других подозреваемых и подельников, кроме Курченко. Если в банковском деле, помимо Приходько и Кирюка, фигурируют еще с полдесятка обвиняемых мелкого пошиба, то в двух десятках судебных материалах, так или иначе связанных с махинациями по сжиженному газу, везде значатся «неустановленные лица Минэнергоугля и его предприятий», в сговоре с которыми действовал лично и напрямую сам Курченко.

Фото: fdlx.com

Такая формулировка — верх цинизма. Так, еще в 2014 г. был задержан, который занимал при Януковиче пост главы НАК «Нафтогаз України" Евгений Бакулин. Министр внутренних дел Арсен Аваков через несколько дней после его задержания заявил, что сумма ущерба только по трем связанным с ним уголовным производствам оценивается в $4 млрд (речь шла не только о газовых операциях). Но уже в сентябре 2014 г.  ГПУ  признала Бакулина невиновным. Дело против него закрыли в канун выборов.

По данным «ДС», почти сразу Бакулин уехал в Израиль, и к нему у украинского правосудия сейчас вопросов нет. Также, как и к его кураторам во главе с нынешним руководителем фракции «Оппозиционного блока»  Юрием Бойко, который в 2010–2012 гг. был главой Минэнергоугля, а в 2012–2014 г. — вице-премьером по ТЭК.

Почему ГПУ упорно не замечает того, что реализация схем Курченко была просто невозможна без согласования с Бойко, стоявшим тогда на вершине «голубой пирамиды» в стране, достоверно неизвестно. Возможно, это связано с тем, что «Оппозиционный блок»  во главе с Бойко дал 32 из 40 возможных голосов за назначение Шокина генпрокурором в феврале прошлого года.

Арестованные фантики

Кроме официальных подозрений Курченко, Генпрокуратура преподносит как важную победу в его деле арест активов на 2,8 млрд грн. «ДС» выяснила подробности этой информации, которую в Генпрокуратуре решили не детализировать. Так, еще 4 января 2016 г. Печерский суд вынес с десяток определений, которыми арестовал мелкие пакеты акций различных фирм, связанных, по мнению следствия, с Курченко, и в совокупности владевших 80,02% акций Брокбизнесбанка, когда-то входившегося в Топ-20 крупнейших финучреждений страны. Их номинальная стоимость оценивается в 2 млрд грн. Беда только в том, что еще 2014 г. Брокбизнесбанк был сначала отнесен НБУ к разряду неплатежеспособных, а затем стартовала его ликвидация.

Впрочем, утверждать, что бывшие активы Курченко совсем ничего не стоят, неверно. В рамках дел против него, например, были арестованы 75 тыс. т нефтепродуктов Одесского НПЗ, реализация которых в дальнейшем была поручена государственному предприятию «Укртранснефтепродукт» («дочка» Минэнергоугля). Правда, большая часть нефтепродуктов впоследствии досталась по заниженной цене структурам группы «Фактор» бизнесмена Сергея Тищенко — близкого друга нардепа из «Народного фронта» Сергея Пашинского. Убытки государства от этого превысили 340 млн грн. И виновных в этом деле, как водится в Украине, пока не нашли.