Экономика

Почему Украина помогает Путину развивать «атомку»

Киев ежегодно платит атомным предприятиям военно-промышленного комплекса РФ не менее $450 млн. Чтобы прекратить эту порочную практику, Украине нужно отказаться от продления сроков эксплуатации российских реакторов

Фото: WIKIPEDIA.ORG

Критическая зависимость Украины от поставок РФ топлива АЭС в полной мере стала ощутима с началом российской военной агрессии. Даже если бы российская авиация бомбила украинские города, наша страна продолжила бы выплачивать деньги российским производителям атомного оружия - "Росатому" и ТВЭЛ, чтобы не остаться без электричества.

Отечественные АЭС обеспечивают до половины производимой электроэнергии. При этом все установленные на станциях реакторы российского производства. И до последнего времени альтернативы российским поставщикам топлива не было. Хотя отраслевая элита украинской атомной энергетики еще с начала нулевых уверяла, что работает над диверсификацией импорта. Подтверждением тому должна была служить квалификация топлива Westinghouse для работающих в Украине реакторов российского производства. Подвох стал очевиден только в апреле этого года, когда французскую корпорацию Areva решили привлечь к обогащению урана для проекта "Энергоатом" и Westinghouse. При подготовке к заключению контракта с Areva выяснилось, что все эти годы обогащением украинского урана для Westinghouse занималась российская госкомпания "Техснабэкспорт" ("Тенеэкс"). То есть никакой реальной диверсификации не было - Украина по сей день на 100% зависит от поставщиков из РФ.

При подготовке к заключению контракта с Areva выяснилось, что все эти годы обогащением украинского урана для Westinghouse занималась российская госкомпания "Техснабэкспорт" ("Тенеэкс"). То есть никакой реальной диверсификации не было

Ситуация сложилась действительно парадоксальная. Из Кремля регулярно звучат угрозы о возможности нанесения по Украине тактических ядерных ударов, если мы попытаемся вернуть Крым. При этом наша страна ежегодно платит атомным предприятиям российского военно-промышленного комплекса не менее $450 млн за импорт топлива. А украинский "Энергоатом" является их самым крупным внешним заказчиком. Получается, что Киев пугают за его же деньги: военные и гражданские производства в "Росатоме" не разъединены. И плата Украины за снабжение АЭС топливом идет в общий котел этой корпорации, владеющей концерном ТВЭЛ. Доходы последнего от продажи нам топлива в дальнейшем перераспределяются российским заводам - производителям ядерных боеприпасов.

Подключение Areva к контракту "Энергоатом"-Westinghouse" позволила Киеву снизить влияние РФ на украинский рынок ядерного топлива приблизительно на 12-18%, что не решает проблемы. Срок проектной эксплуатации большинства работающих в нашей стране реакторов заканчивается к 2020-22 гг. И Украине нужно сделать выбор: раскошелиться на западные технологии (от $3 млрд и более за реактор при средних сроках строительства в два-три года) или продлить жизнь российским реакторам.

Раньше любые поползновения на закупку иностранных (кроме российских) технологий пресекались с легкой руки таких пророссийских марионеток в "Энергоатоме", как Никита Константинов или Андрей Деркач. Хотя в середине минувшего десятилетия неоднократно заходила речь о возможной закупке реакторов у Канады, Южной Кореи или той же Westinghouse. Но разговоры так и остались разговорами (сыграла стандартная отговорка об отсутствии денег), и Киев выбрал продление срока проектной эксплуатации реакторов российского производства. Это означает, что наша страна еще 7-12 лет будет работать с российскими реакторами и российским же топливом. Соответственно, о полном торговом эмбарго против РФ не может быть и речи. Создать запас топлива для АЭС на срок более чем полтора года очень проблематично. Далеко не факт, что нам удалось бы завершить войну в такие сроки.

Западных партнеров Киева, предоставляющих кредитную поддержку, не радует, что часть выделяемых ими займов Украина тратит на оплату российского ядерного топлива. Средства международных кредиторов оседают на счетах российских предприятий военного атомно-промышленного комплекса - тех самых, что дают Путину возможность продолжать говорить о "ядерном пепле" над Вашингтоном и Брюсселем. И соучастие Украины в этом - самое прямое.

Самый простой способ успокоить западных кредиторов - как можно быстрее расширить число украинских АЭС, способных работать на топливе Westinghouse. Пока что на нем работает только одна Запарожская АЭС. В июне ЕС решил поддержать проект Westinghouse по разработке альтернативного российскому топлива для реакторов ВВЭР-440, которыми оснащена Ровенская АЭС. Правда, при условии продления срока работы российских реакторов эти усилия не избавят "Энергоатом" от монопольной зависимости от импорта из РФ. Единственный выход - отказ Киева от ложной диверсификации и продления сроков эксплуатации российских реакторов. В таком случае та же Areva или Westinghouse смогут поработать над тем, чтобы через пять-семь лет у атомного рынка Украины была абсолютно иная технологическая конфигурация. А у самой страны появилась возможность вводить торговое эмбарго и военную оборону своих рубежей.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 13 июля 2015 г. (№ 28/738)