Экономика

Россияне хотят забрать трубы у Таруты

Днепропетровский трубный завод, находящийся под контролем экс-губернатора Донецкой области, может перейти под контроль друзей Путина

Фото: youtube.com

Бывший председатель Донецкой облгосадминистрации Сергей Тарута недолго праздновал избавление одного из крупнейших предприятий, оставшихся у него под контролем, от главного кредитора. Как стало известно «ДС», в середине апреля Высший хозяйственный суд внял аргументам корпорации «Индустриальный союз Донбасса» и отменил вердикты нижестоящих инстанций, которые фактически списали долг Днепропетровского трубного завода (ДТЗ) на сумму свыше 1,6 млрд грн. перед ИСД. Таким образом, у корпорации, контроль над которой приписывают группе инвесторов, крайне дружественных российскому президенту Владимиру Путину, появился шанс отвоевать указанный актив.

Разбирательства между двумя предприятиями стартовали еще в конце прошлого года. Как сообщала «ДС», тогда в рамках банкротства одного из крупнейших производителей трубной продукции в Украине Хозяйственный суд Днепропетровской области утвердил реестр требований кредиторов к ПАО «Днепропетровский трубный завод». Процесс его формирования продолжался на протяжении почти полугода после того, как в июне 2015 г. с подачи Радикал Банка стартовало банкротство ДТЗ. Фактическим собственником которого через кипрскую компанию I.S.H.C. Industrial Steel Holding Co Limited является бывший председатель Донецкой облгосадминистрации Сергей Тарута.

В рамках банкротства одним из первых свои требования к должнику предъявила уже упомянутая корпорация «Индустриальный союз Донбасса». ИСД, в котором Тарута сохранил 20%-ную долю (контрольный пакет корпорации с 2010 г. находится у структур, близких к российскому Внешэкономбанку), но лишился рычагов управления, заявил о наличии у трубного завода долгов перед ним на сумму 1,64 млрд грн., основываясь на договорах поставки металла, заключенных в 2003–2013 гг. В подтверждение своих требований ИСД предоставил лишь копии документов, тогда как суд затребовал оригиналы (последние, по данным корпорации, остались в оккупированном Донецке, где еще в 2014 г. сторонники «русского мира» разгромили главный офис корпорации). Должник, что весьма логично, оригиналов также не нашел. Поэтому суд внес в реестр подтвержденные требования ИСД на сумму лишь около полумиллиона гривен, позволив структурам Таруты сохранить контроль над предприятием.

«Индустриальный союз Донбасса», естественно, с этим не стал мириться и оспорил невыгодный ему вердикт суда в Днепропетровском апелляционном хозяйственном суде. Последний частично удовлетворил апелляцию и накинул ИСД еще пару миллионов гривень, оставив остальные требования без удовлетворения. После этого разбирательства переместились в Высший хозяйственный суд, где корпорации, наконец, улыбнулась удача.

«Вышка» пришла к выводу, что списывать долги на основании того, что заявитель не смог предоставить суду оригиналы документов, было преждевременно, поскольку их можно признать законными на основании решений «юрисдикционного органа, к компетенции которого отнесено решение такого спора». По данным «ДС», в этом случае имеются в виду ранее вынесенные вердикты судов административной ветки, признавшие существование спорного долга.

Самое же любопытное то, что не допустить отмены решений предыдущих инстанций в суде пытался Райффайзен Банк Аваль, представитель которого участвовал в судебном заседании ВХСУ и заявил о безосновательности требований ИСД

Как уже сообщала «ДС», это финучреждение является кредитором не только ДТЗ, но и «Индустриального союза Донбасса», к которому в марте «Аваль» предъявил в суде требования на общую сумму почти 5 млрд грн.

В случае с Днепропетровским трубным заводом победа ИСД пока не является окончательной. Днепропетровский хозсуд теперь должен будет снова вернуться к рассмотрению требований корпорации. И если они будут удовлетворены хотя бы на четверть, у «Индустриального союза Донбасса» появится шанс возглавить комитет кредиторов Днепропетровского трубного завода, а в перспективе — претендовать на получение его активов в счет непогашенного долга.