Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Шпионское" дело: Как случай Шаройко угрожает Сущенко и Грибу

Понедельник, 20 Ноября 2017, 17:00
Задержанный в Беларуси журналист "Украинского радио" Павел Шаройко признался, что работает на военную разведку

Информация о задержании Павла Шаройко белорусским КГБ на минувшей неделе выглядела удивительной по нескольким причинам. Во-первых, после ареста журналиста в октябре как родные, так и официальные лица в Украине выдержали длительную паузу в несколько недель, после чего сообщили об этом. Во-вторых, в молчанку играли наши спецслужбы, пишет "ДС" со ссылкой на Depo.ua.

Понятно, что в медиапространство активно запускается месседж об операции российских спецслужб, которые, так же как и в случае с похищением Павла Гриба, сработали на территории Беларуси. Мол, цинично похитили журналиста "Украинского радио", которое вещает на территорию Донбасса и Крыма и отслеживает события вокруг Минской контактной группы.

Но у каждого более-менее адекватного потребителя информации, который умеет включать голову, закрадывались сомнения и, учитывая осторожную реакцию официальных лиц, несмотря на ноту нашего МИДа и гневные посты вице-премьера Кириленко в соцсетях, выстраивался неприятный пазл. А что, если Шаройко действительно задержали за шпионаж, потому что он работает на нашу разведку?

В понедельник такие подозрения нашли еще больше подтверждений. Официальный представитель КГБ Беларуси Дмитрий Побяржкин заявил местным СМИ, что Шаройко якобы признался, что является сотрудником военной разведки Украины, который в Беларуси работал под прикрытием журналиста.

"Шаройко подтвердил, что координацию его разведывательной деятельности осуществлял сотрудник Главного управления разведки Министерства обороны Украины Игорь Скворцов, который действовал под прикрытием на должности советника Посольства Украины в Беларуси. За деятельность, несовместимую с дипстатусом, Скворцов объявлен персоной нон грата", — говорится в заявлении КГБ.

В тот же момент координатор "Информационного сопротивления" Дмитрий Тымчук изложил некоторые детали, из-за которых Шаройко "взяли" белорусские спецслужбы.

Мол, непосредственно в день задержания Шаройко встретился с сотрудником пропагандистского телеканала НТВ по просьбе последнего.

"Он пытался передать Павлу якобы секретные документы по использованию территории Беларуси для вторжения в Украину (деталь: сотрудник НТВ утверждал, что данные документы — из российского Генштаба, хотя даже их анализ показывает, что они имеют отношение исключительно к белорусским Вооруженным силам). В них, помимо прочего, речь идет об общем усилении военного "сотрудничества" с Россией, включая планы передислокации на территорию Беларуси в 2018 году российской ракетной бригады и батальона РЭБ ВС России", — написал Тымчук.

Он добавил, что, вероятно, речь идет о совместной спецоперации двух спецслужб.

"Шаройко отказался принять эти документы, прекрасно понимая, что речь идет о провокации. По дороге с данной встречи домой он был задержан сотрудниками КГБ РБ. Учитывая участие в событиях сотрудника инструмента российской пропаганды, следует считать, что в случае с провокацией с Шаройко речь идет не о "самостоятельной" операции КГБ РБ, а о совместной операции белорусских и российских спецслужб", — заявил Тымчук.

Информация Тымчука выглядит вполне правдоподобно. Впрочем, тогда возникает вопрос к Шаройко: почему после такого случая он не пошел в украинское посольство и не предоставил информацию о соответствующем предложении от российского журналиста?

Бесспорно, в украинском медиапространстве не обсуждается шпионаж и возможная работа нашей разведки в Беларуси, чаще звучит российский след и основание, что логично. Тем более что, кроме заявлений белорусского КГБ, никаких официальных доказательств сотрудничества Шаройко с разведкой нет. Учитывая, что у нас говорят о совместной операции российских и белорусских военных, имея при этом прецедент с обвинением в шпионаже в России украинского журналиста Сущенко и похищением с территории Беларуси Павла Гриба, которому приписывают подготовку теракта в школе Сочи, верить им на 100% не стоит.

Впрочем, есть несколько моментов, о которых стоит говорить сегодня. Во-первых, Павел Шаройко был военным журналистом и в последние годы своей военной карьеры, которая закончилась в 2009 г., работал начальником пресс-службы ГУР МО Украины. Стоило ли отправлять Шаройко с такой биографией на территорию Беларуси, которая имеет тесные связи с Россией, или хотя бы оставлять его там, учитывая, что у Лукашенко в стране Москва проводит свои военные учения "Запад-2017"... Даже если он действительно работал исключительно журналистом, возможную провокацию можно было предвидеть.

Во-вторых, если Шаройко таки действительно работал на военную разведку, то для украинцев есть хорошая и плохая новость: хорошая — разведка работает, а плохая — этот случай, к сожалению, ее провал. О дипломатических последствиях рассуждать можно долго.

Политика Украины относительно Беларуси вообще является немножко странной. Мы постоянно говорим о "ноже в спину" от "дружественной Беларуси", надеемся, что Лукашенко проголосует за резолюцию по Крыму, и очень огорчаемся, когда этого не происходит. Сегодня все свидетельствует об отсутствии стратегии поведения в отношении Минска в целом.

В-третьих, если дело Шаройко дойдет до того, что белорусские доказательства будут железными и не сфабрикованными, то эта история вполне может сыграть против наших заключенных в РФ. В частности, Романа Сущенко, задержанного в сентябре 2016-го в России и обвиненного в шпионаже. Ему светит 20 лет в России. А также Павла Гриба, который якобы хотел устроить взрыв во время линейки в школе Сочи. Россия всячески использует эту историю с помощью Беларуси.

В любом случае украинской дипломатии уже сейчас нужно заниматься строительством реалистической концепции взаимоотношений с Минском, чтобы больше не было "ножей в спину". Более того, именно дипломаты должны были бы вытягивать Шаройко с октября, когда его задержали. Если Сущенко и Гриб в России и помочь им переговорами на межгосударственном уровне трудно или почти невозможно, то с Лукашенко можно было попробовать работать активнее и договориться, чтобы вытянуть Шаройко, независимо от того, агент разведки он или нет. Однако мы получили громкие заявления в стиле вице-премьера Кириленко о том, что "там все решает Путин", ноту МИД, посещение консула и т. д. Все это вызывает слишком много вопросов к нашим дипломатам.

Украинские спецслужбы и разведка не обязаны признавать или опровергать информацию белорусской стороны по Шаройко, но выводы из этой очередной "шпионской" истории (а наших "шпионов" и "диверсантов" часто ловят еще и в Крыму), которых становится все больше, делать стоит. В частности, поймать несколько российских агентов у нас, возможно, даже с белорусским следом. А по Шаройко — почему-то кажется, что его судьба будет решаться на уровне президентов Украины и Беларуси. И совсем не сегодня. Впрочем, похоже, что без российского влияния здесь уже не обойдется.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство