Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Больные места Порошенко. Как отклеить ярлыки "барыги" и "узурпатора"

Четверг, 29 Ноября 2018, 09:00
Основную болевую мозоль президент выставил напоказ по собственной же инициативе, когда заявил о намерении продать свой многомиллионный бизнес

Фото: УНИАН

Всякие выборы и уж тем более президентские не обходятся без войны компроматов и черного пиара. В новом цикле материалов "Больное место" в рамках проекта "Выборы-2019. Какой нам нужен президент" "ДС" пробует определить чувствительные места главных кандидатов, по которым и будут бить их конкуренты. Надеемся, так избирателям будет немного легче отличать черный пиар от конструктивной критики.

В принципе у каждого значимого политика есть свои те или иные больные места, по которым периодически бьют его оппоненты и конкуренты. И чем  солиднее политический игрок, тем больнее давят на эти точки, причем исключительно с одной целью — максимально нарастить его антирейтинг, особенно если на носу предвыборная гонка. По устоявшейся традиции черный пиар лучше воспринимается в отношении представителей власти, чем оппозиции, ведь власть имущих у нас перестают любить чуть ли на следующий день после их прихода на властный Олимп, зато оппозиционеры — всегда гонимые и им легче отбиваться от критики, банально называя ее "политическим заказом власти".

Что уж говорить об украинских президентах: все они на своей шкуре быстро прочувствовали правоту утверждения, что от любви до ненависти один шаг. Не стал исключением из этого правила и действующий глава государства Петр Порошенко, к которому его недруги стали приклеивать всевозможные ярлыки чуть ли не на следующий день после инаугурации. Сейчас же, накануне похода на второй срок, ему вспомнили все. И то, что он когда-либо делал или просто обещал, и то, что никогда даже и не думал делать и вообще не говорил на эту тему. Мы выделили три главных болевых точки президента, в которые с особенной силой будут бить его многочисленные недоброжелатели.

"Шоколадный барыга"

Основную свою болевую мозоль Порошенко выставил напоказ по собственной же инициативе. Произошло это в тот момент, когда во время триумфальной президентской кампании-2014 под лозунгом "Жить по-новому" он заявил следующее: "Если меня выберут, я продам концерн "Рошен". Как президент Украины я хочу и буду заботиться только о благополучии страны". Уже прошло четыре года, но ни кондитерский гигант, ни другие порошенковские активы так и не обзавелись новыми собственниками.

Конечно, нельзя сказать, что в данном плане абсолютно ничего не сделано — поиском потенциальных покупателей активов Порошенко занимается не кто-нибудь, а известная во всем мире компания Rothschild. Да и найти иностранного инвестора, желающего вкладывать деньги на территории воюющей страны, действительно сложно. Однако факт неразделения власти и бизнеса остается фактом, давая украинцам ключевой повод для раздражения. Посему только ленивый еще не обозвал президента "шоколадным барыгой", бизнес-прибыли которого, дескать, растут с каждым днем.

Плюс ко всему затянувшаяся развязка вокруг Липецкой фабрики (официально объявлено о закрытии подразделения "Рошен" в Липецкой области лишь в январе 2017 г.), что породило среди критиков Порошенко целое ответвление в их конспирологических теориях о неких "договорняках с Путиным". Одним словом, для решительного срыва данного "барыжного" ярлыка требуется попросту избавиться от владения многомиллионными активами. Но это если брать по максимуму, что, скорее всего, вряд ли случится.

Что касается минимально необходимых шагов, то Порошенко их уже давно сделал - его активы переданы в управление фонду Rothschild и сегодня президент своими активами не управляет. Однако этого, как показывает политическая практика, явно недостаточно. Имидж "президента-барыги" подпитывается в том числе и некоторыми непродуманными шагами, подкрепляющими его статус успешного бизнесмена-миллионера. Взять, например, скандальный отпуск на Мальдивах. В стране протестантской культуры подобное не вызвало бы ни у кого никаких вопросов, но православных украинских избирателей богатство первых лиц только раздражает. Так что, для уменьшения эффекта от этой болевой точки, президенту было бы неплохо воздерживаться от жизни "по-богатому".

"Главный коррупционер"

Магистральной претензией украинского общества к Порошенко за все годы президентства остаются пробуксовки в противодействии коррупции. На этом фоне даже невыполненное им другое громкое обещание о проведении АТО на Донбассе за считанные часы, по поводу чего он, кстати, принес свои публичные извинения, явно меркнет. К тому же любой здравомыслящий человек в Украине отдает себе отчет в том, что виноват в любой войне не защищающийся, а нападающий, то есть в нашем случае путинская Россия как общепризнанная во всем цивилизованном мире страна-агрессор.

А вот отсутствие показательных результатов антикоррупционной борьбы президентские критики давно развернули против него самого — мол, чего вы ждете от Порошенко, который сам же эту коррупцию и возглавляет. При этом какие-либо персональные обвинения президента по данной части совершенно "не взлетают", поэтому приходится оппонентам регулярно таранить пресловутой коррупциогенностью его ближайшее окружение. А фраза "Я от Кононенко" стала уже настоящим и общепонятным мемом.

Противоядие давлению на данное больное место вполне очевидно — посадка одного из знаковых коррупционеров, а лучше нескольких. Но проблема Порошенко как раз в том, что ему подчиняются из правоохранительных органов только СБУ и Генпрокуратура, зато МВД и НАБУ президенту если и подвластны, то совершенно незначительно. Хотя противники не устают заводить старую пластинку о "политических репрессиях", которые в последние годы якобы проводит Порошенко с помощью именно всех вышеназванных органов.

"Президент-узурпатор"

И тут мы подходим к третьему пункту списка глобальных "предъяв" к действующему президенту — якобы существующий на Банковой план узурпировать власть. Причем в данном случае все выглядит даже не конспирологически, а уж совсем мифически, так как Порошенко, как и обещал, не предпринимал до сих пор попыток вернуть себе более существенные полномочия, которыми обладали и Янукович, и Кучма.

В Украине как была, так и остается парламентско-президентская форма правления. А то, что Порошенко, в отличие от того же Ющенко, при одинаковых исходных данных обладает бОльшим влиянием в стране, то такую претензию стоит, видимо, переадресовать Виктору Андреевичу, а не Петру Алексеевичу. Действительно, практически ни одно ключевое решение в Украине не обходится без Порошенко даже в тех отраслях, которые де-юре не относятся к сфере его ответственности. Впрочем, в этом достижении есть и оборотная сторона — в глазах украинцев именно с президента главный спрос за все происходящее в стране и даже в мире.

Правда, в последней истории с введением военного положения президентские оппоненты, казалось бы, дождались наконец настоящего джекпота — вот он, момент истины узурпатора, желающего любыми правдами и неправдами отсрочить президентские выборы-2019. Но Порошенко, надо признать, весьма грамотно удалось сыграть на опережение. Сначала он предложил сократить до 30 дней период действия военного положения, чтобы оно никак не накладывалось на старт избирательной кампании, а затем и вовсе инициировал четкое назначение Верховной Радой даты выборов на 31 марта 2019 г. Однако теперь его конкуренты (к примеру, те же "радикалы" Олега Ляшко) заявляют, что последние изменения в вопросе военного положения - это исключительно их заслуга, дескать, они уже в зале парламента заставили президента отказаться от своих первоначальных узурпаторских планов. Так что Порошенко приходиться доказывать, что никаких узурпаторских намерений у него не было изначально. 

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство