Государство

Евгений Балицкий: Губит людей не пиво (интервью)

Владелец пивных и машиностроительных заводов в Запорожской области, нардеп Евгений Балицкий — самый влиятельный политик Мелитополя. Этот город осмелил

Владелец пивных и машиностроительных заводов в Запорожской области, нардеп Евгений Балицкий — самый влиятельный политик Мелитополя. Этот город осмелился бросить вызов даже "смотрящему по Запорожью". Правда, схватка оказалась неравной, что вылилось в недавнее отстранение мэра Запорожья, которому грозит тюрьма. Теперь Балицкий ищет варианты сохранить город под контролем. Не исключено, что подмога придет из Администрации президента.

Когда в Мелитополе, райцентре Запорожской области, проходит сессия горсовета, кресло мэра занимает… народный депутат. Если точнее, формально заседание ведет секретарь горсовета, но реально все важные решения городом принимаются под пристальным взором нардепа-регионала Евгения Балицкого.

Вопреки всем правилам, сесть в президиум горсовета его заставило недавнее отстранение близкого ему мэра Мелитополя Сергея Вальтера, который по обвинению в коррупции попал в СИЗО, а теперь выпущен под залог в 1,5 млн грн. до приговора суда.

Все в городе знают, что в Мелитополе сейчас идет невидимая война между самой влиятельной в здешних краях семьей Балицких и Евгением Анисимовым, который в деловых и политических кругах известен как "смотрящий по Запорожью".

Еще год назад между ними было все гладко, а символом хороших отношений стало назначение секретарем горсовета человека из сферы влияния Анисимова, 25-летнего Артура Поляченко. Балицкий и Вальтер рассчитывали, что представитель "смотрящего" лишь изредка будет обращаться с просьбами, не вмешиваясь в дела "отцов города".

Но уже минувшей осенью стало понятно, что выходец из Днепропетровска Поляченко намерен установить контроль над ключевыми финансовыми потоками в Мелитополе, и при поддержке Анисимова всерьез вознамерился бросить вызов местным князькам.

В ответ, в ноябре горсовет проголосовал за отставку Поляченко. Во время голосования по этому вопросу Сергей Вальтер увидел в зале двух подозрительных мужчин. "Кто вы такие? Я вас не знаю!" — бросил он в зал. "Скоро познакомим­ся", — улыбаясь, ответили незнакомцы.

А уже через три месяца его вызвали для допроса в прокуратуру, взяли под стражу и отстранили от должности. До этого горсовет Мелитополя еще успел обратиться к президенту Украины Виктору Ющенко с письмом, в котором обвинили Поляченко в "бандитских наездах" на предпринимателей под прикрытием правоохранительных органов. А еще указали, что за Поляченко стоит "некий запорожский бизнесмен, якобы являющийся неформальным руководителем Запорожской области".

Сейчас Вальтер, как может, оттягивает вынесение судом окончательного решения. Сначала он ссылался на плохое здоровье, и лежал в больнице. А теперь требует переноса рассмотрения своего дела в суд за пределами Запорожской области.

Формально он при этом ссылается на то, что в качестве мэра вручал различным судьям грамоты, дипломы, что может сказаться на их объективности. На самом же деле, похоже, не верит, что сможет найти в области суд, неподконтрольный "смотрящему".

Народный депутат Евгений Балицкий такой роскоши, как "эмиграция" за пределы области, позволить себе не может. Здесь сосредоточены немалые промышленные активы его семьи. Уже сейчас в его риторике чувствуется готовность договариваться с Анисимовым на компромиссных условиях.

Еще проведывая Вальтера в больнице, он вышел к журналистам и заявил, что считает отставленного мэра другом, но если тот виноват — должен понести наказание. В ответах на вопросы "ВД" об Анисимове Балицкий был крайне осторожен.

На каком этапе в настоящее время ваш конфликт со "смотрящим по Запорожью" Евгением Анисимовым?

— Я знаю Анисимова как бизнесмена. Город у нас небольшой, все вопросы решаются переговорным путем, как и во всем цивилизованном обществе, и рубиться с кем-то на саблях нет никакого желания. Если у кого-то есть бизнес-интерес, политическое влияние, он всегда с кем-то пересекается, но это не основания для того, чтобы после какой-либо публичной информации в СМИ устраивать политические кулачные бои.

Но разве не проявлением "кулачных боев" стало обращение горсовета Мелитополя к президенту Януковичу, в котором в провоцировании разгула преступности обвиняется бизнесмен, считающийся неформальным руководителем области? Здесь был явный намек на Анисимова.

— Разгула преступности и коррупции я не ощущаю. Возможно из-за того, что работаю в парламенте. Поэтому мне трудно судить о вещах, которые происходят на уровне маршрутчиков или еще кого-то. Я знаю одного руководителя области — это губернатор Александр Пеклушенко. Его назначил на эту должность президент Украины. А относительно "смотрящих" — это не ко мне.

Считаете ли вы обоснованными обвинения в коррупции в адрес мэра Мелитополя?

— То, что возбуждено уголовное дело против мэра и его заместителей — факт общеизвестный. В то же время, пока не будет вынесено решение суда, что-либо говорить относительно виновности невозможно, так как презумпцию невиновности никто не отменял.

После того как мэр Мелитополя Сергей Вальтер оказался в СИЗО, вы дистанцировались от него или все еще считаете его своим другом?

— Скажу одно. Сергей Вальтер — председатель городской организации Партии регионов. Естественно, мне приходилось сотрудничать с партией и с ее местным лидером, участвуя в избирательных кампаниях.

Сказать о большой дружбе с ним не могу, каких-то партнерских или бизнес-интересов до моего избрания депутатом в Верховную Раду у нас не было.

Правда ли, что еще до обострения отношений между руководством Мелитополя и Анисимовым вы даже пользовались его финансовой поддержкой?

— Он действительно всегда меня поддерживал на выборах. Но как бизнесмен. Когда у меня были проблемы, я пришел к нему, и как бизнесмен бизнесмена попросил финансовую поддержку. Он ее оказал, за что я ему очень благодарен.

Сегодня давление на бизнес испытывают многие депутаты, которые даже входят во фракцию Партии регионов. Известно, что мажоритарщики — потенциально слабое звено партии власти. Вы допускаете, что они могут взбунтоваться, и конфликты уже будут иметь внутрипартийный характер?

— Рациональное зерно в этом есть. Мажоритарщику победа в избирательной парламентской кампании далась не только благодаря партии. В некоторых случаях, когда ситуация принципиальная, мы, конечно, вынуждены руководствоваться мнением совета фракции, и делаем это.

Случается, что приходится идти на компромисс со своей совестью. Но в то же время депутат-мажоритарщик может высказать определенную точку зрения, особенно если она касается его избирательного округа. И если у него достаточно аргументов, чтобы убедить своих коллег, такие вопросы, бывало, снимались с рассмотрения.

Банкротство по расчету

Семья Балицких считается самой богатой в Мелитополе. Она контролирует ряд машиностроительных предприятий, среди которых выделяется "Автогидроагрегат" — производитель амортизаторов и тормозных систем для автогигантов ЗАЗ и ВАЗ.

Кроме того, в их бизнес-империю входят немалые активы на рынке недвижимости, местные пивзаводы, а также крупнейшая в городе автобаза. Политическому влиянию Балицких способствует наличие собственной телекомпании и FM-радиостанции.

Оперативное управление бизнесом, объединенным в промышленно-финансовую группу "Украина — Юго-Восток", осуществляет 69-летний отец Евгения Балицкого, Виталий. Именно он в 1990-х положил начало будущему холдингу.

Первым бизнесом в семье стала запись аудио- и видеокассет. Отцу уже тогда помогали сыновья Евгений и Олег. Заработанные деньги вложили в новые направления — строили гаражи и переправляли автомобили "Таврия" для продажи в Россию, ввозили для продажи видео- и аудиоаппаратуру.

Старт сертификатной приватизации крупных промышленных предприятий застал их с уже неплохим капиталом. Начав скупку акций мелитопольского пивзавода, они получили его под контроль лишь за $37 тыс. Таким же путем им удалось приобрести и другие промышленные активы, сделавшие их мультимиллионерами.

Впрочем, сегодня промышленно-финансовая группа "Украина — Юго-Восток" большими успехами похвастаться не может, поскольку ситуация в экономике в целом не ахти. Несколько компаний семьи Балицких переживают серьезные трудности в обслуживании задолженности.

А в деловых кругах заговорили о том, что Балицкие, возможно, умышленно вводят предприятия в процедуру банкротства, чтобы заморозить выплату крупных долгов. В связи с многочисленными банкротствами сложно достоверно выяснить, какие активы все еще контролируются этой семьей, а каким уже проданы.

Правда ли, что вы практикуете, скажем так, умышленное банкротство предприятий из-за невозможности уплатить долги?

— Иногда приходится прибегать к процедуре банкротства. Но у нас не все заводы обанкротились. Завод подшипников скольжения был обанкрочен, но я тогда не был там акционером.

Пивзавод — точно так же, я уже не был акционером, мы продали эту структуру, и только после этого новый собственник взял кредит под залог пивного завода и довел его до банкротства. Завод "Автогидроагрегат" "банкротил" я, если можно так выразиться. А на самом деле заявление о процедуре банкротства подала налоговая: 8 млн грн. долга. А если все долги сложить, то было около 40 миллионов.

Закрыть заводу такое количество долгов было нереально. Поэтому мы провели процедуру банкротства, вследствие чего ликвидировали предприятие и распродали все имущество завода. Новое предприятие выкупило имущество завода-банкрота, иначе его бы просто разобрали по запчастям. Таким образом, удалось вернуть большую часть долгов.

Действительно ли многие предприятия вы и приобретали с большими долгами?

— Да. Экономика холдинга на том и строится, что мы покупаем убыточное предприятие, ставим "на ноги" и продаем.

Ваши активы "разбросаны" по разным отраслям. Не думали сконцентрироваться на чем-то одном?

— Любой холдинг строится на принципе диверсификации рисков. Как у самолета есть живучесть, у танка выживаемость, у корабля непотопляемость, у конкретного направления бизнеса есть свои риски. На пивзаводах большой товарооборот летом, потому в летний период эти заводы "на коне".

Техника продается хорошо зимой под Новый год. Транспортные перевозки дают прибыль осенью-весной, когда идет посевная. Развивая все это, ты все время находишься в экономическом тонусе.

А если в активе одни пивзаводы, то летом получаешь большой объем денег, решаешь какие-то проблемы, а потом зиму находишься в "болезненном" финансовом состоянии.

Какое из направлений в холдинге самое прибыльное?

— Уровень нынешней экономики заставляет прибегать к высокотехнологическим проектам. В этой сфере у нас есть группа машиностроительных заводов, но они находятся как раз в загоне из-за того, что ситуация в целом в экономике не очень стабильная.

Эти предприятия ощущают экономические перепады первыми. У нас есть станок, который один стоит €600 тысяч. Сегодня мне бы и в голову не пришло его купить. А тогда мы их несколько приобрели. Надеюсь, что нас с ними впереди ждет светлое будущее, только пока оно все не наступает.

Сейчас нельзя четко охарактеризовать ситуацию, потому что наступил кризис. Не хочу плакаться, но экономика сегодня слабенькая. Везде. И в медиабизнесе, и в недвижимости, везде надо бороться, везде надо "работать локтями", чтобы выжить, надо сокращаться, оптимизироваться.

Дошло до того, что мы начали ставить солнечные батареи, чтобы сэкономить на электроэнергии.

До вашего прихода в парламент как распределялись обязанности между членами семьи по управлению активами?

— Каждый знал свои обязанности, все происходило сообща. У нас есть совет директоров, он собирался, и мы обсуждали главные направления, перераспределяли прибыль. Совет имел совещательный голос, в итоге принимали решение отец, брат и я.

Мы были учредителями во всех бизнес-структурах и вместе принимали решение. Дети уже подросли, будем думать, как приобщать их к семейному бизнесу. Я очень серьезно в бизнесе просчитываю ситуацию, и потому всегда старался, чтобы люди рядом со мной были надежные и профессионалы своего дела.

Все делает правильный, профессиональный менеджмент.

Зачистка по-мелитопольски

За полгода до старта избирательной кампании в 80-м мажоритарном округе было тихо, как в танке. От самой популярной в регионе Партии регионов собирался баллотироваться Владимир Ярощук. В пользу его выдвижения говорило то, что политик уже избирался нардепом от Мелитопольщины, слыл активным лоббистом края в парламенте, а также возглавлял городскую ячейку партии.

Однако этот послужной список партийных функционеров в результате не впечатлил, и уже в мае Ярощук якобы добровольно ушел с должности местного партийного босса, оказавшись во второй сотне парламентского списка Партии регионов. Вакантное место в округе занял Балицкий.

Совпадения в большой политике, как известно, бываю редко. Похоже, и этот случай не исключение. В кулуарах сразу же объяснили эту рокировку приятельскими отношениями отца Евгения Балицкого, Виталия, с главой Администрации президента Сергеем Левочкиным.

Сам Балицкий частично подтвердил, что дружба отца с Левочкиным сыграла не последнюю роль в его выдвижении.

Устранение конкурента по партии одновременно совпало с политической "самоликвидацией" идеологических оппонентов. Так, сначала ЦИК зарегистрировала по округу несколько "кандидатов-клонов" его конкурента от УДАРа Александра Волкова. Еще одного оппонента от "Батькивщины" таковым можно назвать с натяжкой. Им стала директор подконтрольного семье Балицких телеканала "МТВ +" Марина Самбур.

На выборах в Раду наиболее вероятным кандидатом от Партии регионов по вашему округу был лидер местной ячейки Владимир Ярощук. Но за несколько месяцев до выборов решение партии было изменено в вашу пользу. Вы как-то поспособствовали устранению конкурента?

— Ну, конечно поспособствовал. Неужели вы думаете, что он сам взял и сказал: "Я не пойду на выборы"?! Конечно, это была борьба, и борьба достаточно острая.

Мой конкурент использовал имеющиеся у него ресурсы, я использовал те, что есть у меня. Но в конечном итоге, побеждает правда. Она такова, что победил тот, у кого выше рейтинг в конкретном округе. Конечно, обо всех подковерных раскладах вам никто не расскажет. Но то, что главным сегодня является рейтинг, — могу рубль за сто дать.

С Владимиром Ярощуком мы были хорошо знакомы, дружили, но еще за два года до выборов договорились, что если партия определит, кто из нас более достойный кандидат, другой согласится с решением партии. Он отнесся к этому спокойно, приехал и пожал мне руку, когда ставка была сделана на меня.

Кто определил, что вы более подходящий кандидат?

— Я знаю, что соответствующие опросы проводит и Администрация президента и партийные структуры. Они более-менее совпали.

Судачат, что в вашем выдвижении по 80-му округу помогли приятельские отношения вашего отца с главой Администрации президента, тогда как Ярощук проиграл из-за того, что сделал ставку на Клюева. Это так?

— Я не буду отрицать, что они служили в одном полку в городе Мелитополе (Мелитопольском авиационном полку военно-транспортной авиации — прим. "ВД"). Что касается всего остального, то я лично в переговорах участия не принимал, потому и утверждать, что это знакомство сыграло какую-то роль, не могу.

Уверен, что в выборе моей кандидатуры сыграл мой достаточно высокий рейтинг в Мелитопольском районе. Вместе с этим, несправедливо говорить, что никак не сыграл фактор знакомства. Что касается, как вы говорите, ставки Ярощука на Клюева, то этого я не знаю. Лично с ними не общался перед выборами.

Но ведь именно Клюев был ответственным за избирательный штаб?

— Представьте себе, я лично с ним ни разу не общался. У меня нет оснований вам врать. Глава областной организации Партии регионов Александр Пеклушенко, когда в партии определялись с потенциальным кандидатом в народные депутаты, пригласил меня поучаствовать в выборах. Естественно, я согласился.

Вас обвиняют в том, что вы зачистили округ от конкурентов. Вы приложили руку к тому, что у конкурента от УДАРа г-на Волкова появилось несколько двойников в округе, а выдвиженцем от "Батькивщины" стала Марина Самбур, которая возглавляет подконтрольное вам СМИ?

— Не буду ввязываться в обсуждение слухов — только факты. Марина Самбур — самостоятельный человек. Да, она работает на телеканале, входящем в сферу моего влияния, но я не могу командовать "Батькивщиной".

Ее решение выдвигаться кандидатом, было принято нею самостоятельно. Это было бы смешно, чтобы в "Батькивщине" меня спрашивали о кандидатуре.

А по поводу Волкова, я на самом деле конкурентов не боялся, был уверен в своей победе. Волков сам выставил нескольких кандидатов, они потом все сняли свои кандидатуры. Самое интересное, что все, кто пошел против меня, сами себе сыграли в минус.

Первым делом самолеты…

Если бы Евгению Балицкому подвернулась возможность воспользоваться машиной времени, то изменил бы в своей жизни лишь одну вещь. Не уходил бы из армии. Политик не сомневается, что к этому времени носил бы уже как минимум погоны полковника.

Несмотря на отход от воинской службы в авиации, он не прерывает связи с воздушными просторами. Семья Балицких владеет аэродромом неподалеку от Мелитополя, куда ежегодно к ним прилетают авиаколлеги из многих стран. Кроме того, Балицкий коллекционирует самолеты.

Авиация — семейное увлечение?

— Да, пилотажем мы увлекаемся всей семьей. Брат был 4-м в рейтинге по пилотажу, отец до сих пор, а ему 69 лет, является 14-м в этом рейтинге. Мы уделяем этому много внимания. Занимаемся, в общем-то, на всем, что летает: от воздушных шаров и дельтапланов до парашютов. Старший сын, ему 21 год, уже делал первый вылет самостоятельно на самолете Як-52, у него более ста прыжков с парашютом.

Это правда, что в вашей коллекции несколько десятков самолетов?

— Это громко сказано "десятков". Мы купили в Днепропетровске аэроклуб, он продавался на открытых торгах и мы выкупили весь авиапарк. В него входит много планеров, это не та техника, которую можно себе представить. Ликвидность самолета такова, что хороший аппарат типа Як-52, стоит $50-100 тыс. А новый такой самолет стоит $250 тысяч. Для меня это дорого.

Ваша семья владеет аэродромом. Для чего вы его используете?

— Действительно, в Приазовье мы зарегистрировали маленький аэродром. Туда к нам прилетают друзья со всего мира, из Англии, Германии, стран Балтии. Организовываем перелеты, посвященные памяти Нестерова и Кожедуба. Это своеобразное хобби.

Собираетесь инициировать "авиационные" законопроекты?

— Да, сейчас хочу пролоббировать законопроект о малой авиации. Пограничники, морские службы, которые борются с браконьерством, занимаются наблюдением за водной акваторией, за лесами, патрулируют на вертолете Ми-8. А это очень дорогая техника. Там два двигателя, которые потребляют топлива 600 л/час. Для этого можно использовать самолет попроще, который будет потреблять 40-50 л/час, а не 600. Экономия очень существенная. Пока этому в стране уделяется недостаточно внимания.

У вас в Раде есть коллеги-лоббисты авиаотрасли?

— Да, есть такие, это Сергей Кальцев, Александр Пономарев, Василий Хмельницкий, те депутаты, которые заинтересованы в том, чтобы это отрасль развивалась.

Перспективы

Евгению Балицкому достался по парламентским меркам малопрестижный и самый малочисленный "экологический" комитет. Поэтому помимо "природоохранных законопроектов" политик будет активно инициировать авиационные.

Благо, авиалобби в парламенте достаточно мощное, поэтому инициативы нардепа имеют высокие шансы воплотиться в жизнь. Политические амбиции Балицкого, похоже, мало связаны с работой в центральных органах власти, однако фактор близости к Левочкину может сыграть хорошую службу в дальнейшем продвижении по карьерной лестнице.

Что касается бизнеса, то проблем здесь не должно возникнуть. Подрастающие сыновья и надежный менеджмент обеспечивают Балицкому прочную почву и отсутствие проблем для беспокойства. В связи с активизацией правительства по поддержке машиностроения это направление бизнеса семьи имеет все шансы получить дивиденды.