Государство

Когда руководство АТО научится уважать добровольцев из ПС

Власти могут игнорировать бойцов ДУК, учитывая их нелегальный статус в зоне АТО, но не может их игнорировать государство в целом

Реакция военного руководства Украины на гибель известного оперного певца Василия Слипака, воевавшего в рядах ДУК, в очередной раз продемонстрировала неумение властей учиться даже на собственных ошибках. Ведь две недели назад, когда в результате обстрела шахты «Бутовка» погибли четверо бойцов ПС, Генштаб также сделал вид, что эти потери его не касаются. Тем самым генералы спровоцировали в свой адрес шкал критики как со стороны активистов ПС, так и со стороны общественности. Почему по итогам этой истории штаб АТО так и не сделал никаких выводов — вопрос риторический. Но если украинские военачальники и впредь будут игнорировать гибель «внештатных боевых единиц», то рискуют лишиться столь ценной для них поддержки добровольцев.

Напомним, что о гибели прославленного баритона парижской оперы Василия Слипака стало известно вчера, около 6 часов утра. К 11.00 эту информацию подтвердил сослуживец Слипака. Тем не менее в обед, на своем традиционном брифинге, спикер АТО Андрей Лысенко заявил, что «за последние сутки погибших в зоне АТО нет». Учитывая общественный резонанс, возникший вокруг гибели Слипака, такое сообщение выглядело откровенным издевательством. Спич Лысенко в очередной раз подтвердил, что пресс-служба АТО занимается банальной озвучкой того, что ей присылают из Генштаба. А сам спикер АТО никогда не утруждает себя поиском или уточнением данных о потерях наших военных. Гибель Слипака была официально подтверждена лишь к 15.00 часам, когда руководство Генштаба уже не могло делать вид, что этот вопрос их не касается. Но осадок все равно остался.

Конфликтная ситуация, в которой вновь оказался и ПС, и Генштаб, безусловно, непростая и найти выход из нее, на первый взгляд, очень сложно. Главным образом потому, что де-юре ДУК ПС остается незаконным военизированным формированием. Отсюда и нежелание Генштаба озвучивать какую-либо информацию, включая потери, касающиеся этого подразделения. Тем не менее де-факто ДУК действует в зоне АТО с молчаливого согласия и политического, и военного руководства страны. Более того, все свои действия лидеры этого подразделения согласовывают с командирами частей ВСУ, действующих на передовой. К тому же бойцы ДУК, по свидетельствам многих военных экспертов и командиров ВСУ, являются наиболее боеспособной частью сил АТО и особенно полезны в разведке и диверсионной работе. Все эти факторы и объясняют, почему власти мирятся с существованием этого военного формирования.

В этом контексте важно отметить неоднородность состава ДУК.

Формально Корпус является военным крылом партии «Правый сектор». Тем не менее активисты этой политической силы составляют лишь часть ДУК. Основная же масса бойцов Корпуса — это добровольцы-патриоты, которые по разным причинам не хотят связывать себя контрактом с ВСУ, но хотят защищать Украину с оружием в руках

Иными словами, это наиболее мотивированная часть сил АТО. Ведь бойцы ДУК в отличие от контрактников ВСУ не получают заработную плату. Поэтому власти могут игнорировать таких сограждан, учитывая их нелегальный статус в зоне АТО, но не может их игнорировать государство в целом.

Решить проблему можно очень просто. Но для этого руководству Генштаба надо достичь с командирами ДУК нескольких важных устных соглашений. Главное из них — информационная подача возможных будущих потерь среди бойцов Корпуса. К примеру, в ежедневной сводке о раненых и погибших бойцах ДУК можно упоминать как о добровольцах, коими они и являются. Кроме того, Генштабу следует прекратить позорную практику публичных заявлений о том, что ДУК в зоне АТО нет и быть не должно, о чем говорил спикер Лысенко после гибели четырех бойцов Корпуса в первой половине июня.

Лучше всего, если командование АТО вообще не будет вспоминать о ДУК. Даже в ответах на критику со стороны диванных стратегов, обвиняющих штаб АТО в предательстве добровольцев. Тем более что такие крикуны могут банально выполнять чей-то заказ. Что касается материального и оружейного обеспечения бойцов ДУК, то здесь, судя по всему, особых проблем между Минобороны и руководством Корпуса нет. Осталось лишь должное признание заслуг погибших и тяжелораненых бойцов ДУК. Но и этот вопрос можно решить, например, с помощью закрытых указов о награждении. Таким образом, государство выполнит свой долг перед гражданами-патриотами, заплатившими за его сохранность своей жизнью или здоровьем.