Государство

Кому выгодно топить новую украинскую полицию

Гибель подростка в печально известной ночной погоне стала удобным поводом для начала массированной кампании по дискредитации единственной успешной реформы

Фото: talks.su

Трагедия, которой закончилась погоня полицейских за машиной четырех молодых людей в Киеве, спровоцировала бурную дискуссию в украинском обществе. Страна вновь оказалась расколотой на два лагеря, где одни доказывают, что действия правоохранителей, вследствие которых погиб подросток, были оправданы, а другие твердят обратное. Масла в огонь подлила и столичная прокуратура, открывшая уголовное производство в отношении полицейских по подозрению в умышленном убийстве. Впрочем, резонанс, вызванный этой трагической историей, вполне закономерный, и похожие ситуации неоднократно случались и в иных странах. Другое дело, что в Украине этот инцидент решили использовать против власти "третьи силы", чтобы дискредитировать даже те немногие положительные преобразования, которые прошли за последнее время в нашей стране. 

В первую очередь выглядит довольно странной позиция прокуратуры, открывшей уголовное производство в отношении полицейских, стрелявших по автомобилю с молодой компанией. Патрульных обвиняют в превышении власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 365 ККУ) и умышленном убийстве (ч. 1 ст. 115 ККУ). Странной, потому что еще не закончена внутренняя проверка, которую проводят по этому делу структуры МВД. Таким образом, прокуроры, не сумевшие пока довести до конца ни одного резонансного дела, бросают тень недоверия на всю полицию. С другой стороны, есть вопросы и к позиции главы МВД Арсена Авакова, который прокомментировал случившееся лишь на четвертый день после инцидента, заявив, что считает действия своих подчиненных оправданными.

Запоздалая реакция министра, для которого патрульная полиция стала любимым детищем и инструментом для личного пиара, вполне понятна. Судя по всему, Аваков пытался избежать этой неприятной для него темы, но не получилось

Но, что самое важное, волна общественного негодования тех, кто осуждает действия полицейский, застреливших подростка, выглядит в отдельных моментах довольно подозрительной. Главным образом, потому, что версия 24-летнего водителя злосчастного BMW, объяснившего свое невыполнение законных требований патрульных страхом перед тем, что за ними гонялись, "чтобы расстрелять", активно продвигалась в соцсетях определенными сайтами, выполняющих в информационном пространстве функцию "сливных бачков". Активно подключились к размазыванию своего "экспертного" мнения по сети и отдельные представители "Оппозиционного блока", например, депутат Василий Нимченко и всякого рода пророссийские "шарии-разоблачители". Это наводит на мысль, что волна негатива, которую пустили на полицейских, могла иметь конкретный центр управления.

В то же время не следует забывать и о склонностях наших сограждан видеть во всем и везде "зраду". Вполне естественно, что в украинском обществе, так и не дождавшегося обещанных реформ, остается довольно высоким уровень недоверия ко всем органам власти в целом, а патрульная полиция, зарекомендовавшая себя в основном с хорошей стороны, рикошетом получает часть этого недоверия. Так, согласно результатам опроса, проведенного группой "Рейтинг", провальным преобразование милиции в полицию считают 42% украинцев – столько же, сколько считают эту реформу успешной. Другое исследование, проведенное Фондом "Демократические инициативы", свидетельствует о том, что показатели баланса доверия к отечественным правоохранителям все еще имеет отрицательное значение – примерно -20%, хотя ранее эта цифра была вдвое больше.

И, что самое печальное, поскольку чиновники, в том числе и высокопоставленные, несмотря на де-факто продолжающуюся в стране войну, как и раньше, демонстрируют свое неуважение к закону, то и многие граждане позволяют себе свободную трактовку закона. Отсюда и уверенность многих в своем "единственно правильном экспертном мнении" относительно того, имели полицейские право стрелять в подростка или нет. Поэтому особого значения для общественного мнение не будут иметь ни результаты внутренней проверки, которая проводится по делу о трагической погоне в самой полиции, ни итоги расследования, которое ведет прокуратура.