Государство

Кто заработал на войне

Как известно, война кому смерть, а кому мать родная. И события на Донбассе - не исключение. "ДС" решила разобраться, кто за месяцы боевых действий в зоне АТО сумел извлечь прибыль

Алексей Грибановский, Андрей Старостин, Елена Демина, Леся Павелецкая, Нестор Маслюк, Юрий Вишневский

Фото: Shutterstock

Война с Россией в Донбассе длится уже больше года. Хотя эта война гибридная, но, тем не менее, Украина вынуждена тратить на нее $5 млн ежедневно - даже сейчас, когда вроде бы перемирие. Эту цифру назвал Петр Порошенко в своем выступлении на Генассамблее ООН 27 сентября. В мае Наталья Яресько и вслед за ней Арсений Яценюк говорили о ежедневных расходах на войну в размере $5-7 млн. Даже если остановиться на нижней оценке, получается, что за каждый месяц "перемирия" Украина платит $150 млн.

Поэтому закономерен интерес к тем структурам, которые на войне зарабатывают. В разных смыслах этого слова.

Несомненно, есть такие компании, как "Укроборонпром", которые просто обязаны сейчас зарабатывать намного - в разы - больше, чем до российского вторжения. Это будет неизбежным следствием выполнения основной задачи - наращивать возможности производства техники, не уступающей лучшим мировым образцам. Поэтому затраты на предприятия оборонки - это не только защита наших солдат и офицеров, укрепление нашей военной мощи, но и повышение нашей конкурентоспособности на внешних рынках вооружений. Иными словами, это капиталовложения в наше сегодня, завтра и послезавтра.

Вторая группа компаний - это те, кто зарабатывает на поставках для нужд Министер-ства обороны топлива и другой продукции, организовывающие питание военнослужащих и обеспечивающие армию медикаментами. К таким компаниям не может быть вопросов - если, конечно, они честно выигрывают тендеры, а качество их продукции не вызывает нареканий. Пока что совместить эти два условия получается далеко не у всех поставщиков. Здесь есть свои "любимчики фортуны", подозрительно удачливые еще со времен Януковича. Остается надеяться на антикоррупционный эффект системы электронных торгов, освоенной Минобороны, но и в этом процессе есть свои подводные камни.

Также несомненно, что на этой войне, как и на любой другой, есть те, кто пытается на ней не заработать, а нажиться - посредством всевозможных махинаций с финансами и документами. Этот круг весьма широк и включает не только сомнительные фирмы, но и крышующих их чиновников и силовиков. О размахе их бизнеса можно судить, например, по объемам нелегальных поставок товаров и прочих грузов на оккупированную часть Донбасса - как через линию фронта, так и в обход, через территорию России.

Контрабанда в зону АТО составляет 200 млн в месяц
Армия хочет кормить себя сама
Минобороны сделало ставку на "Галнафтогаз"
Почему бизнес не верит в электронные торги
Бюджет задолжал Донецкой области 2,3 млрд НДС
"Антоновы" заработают деньги на новую армию
Лекарственные схемы ушли на фронт

------------

Контрабанда в зону АТО составляет 200 млн в месяц

Так будет до тех пор, пока Украина не решится полностью блокировать все потоки людей и грузов через линию фронта

На дан­ный мо­мент че­рез ли­нию фрон­та про­хо­дят пять ко­ри­до­ров для ав­то­мо­биль­но­го транс­пор­та и шесть же­лез­но­до­рож­ных. Все они име­ют на укра­ин­ской сто­ро­не кон­т­роль­ные пунк­ты въез­да-вы­ез­да. Дви­же­ние об­ще­ствен­но­го пас­са­жир­ско­го транс­пор­та че­рез ли­нию фрон­та сей­час за­пре­ще­но.

Сре­ди мер по бло­ки­ро­ва­нию свя­зей с ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­ри­ей Дон­бас­са это, по­жа­луй, един­ствен­ный за­прет, осу­ществ­ляе­мый в пол­ной ме­ре. Впро­чем, и его пы­та­ют­ся обой­ти ор­га­ни­за­то­ры не­ле­галь­ных пе­ре­во­зок. Один та­кой ка­нал не­дав­но был лик­ви­ди­ро­ван: со­труд­ни­ки СБУ сов­мест­но с по­гра­нич­ни­ка­ми в те­че­ние сен­тяб­ря за­дер­жа­ли три ав­то­бу­са, ко­то­рые по от­ра­бо­тан­ной схеме пе­ре­во­зи­ли пас­са­жи­ров по марш­ру­ту Луганск-Ли­си­чанск че­рез тер­ри­то­рию Рос­сии. Транс­порт из Лу­ган­ска при­бы­вал в по­се­лок Черт­ко­во Ро­стов­ской об­ла­сти РФ, да­лее пас­са­жи­ры пеш­ком пе­ре­хо­ди­ли рос­сий­ско-укра­ин­скую гра­ни­цу, где их в по­сел­ке Ме­ло­вом Лу­ган­ской об­ла­сти ждали ав­то­бу­сы част­но­го пред­при­я­тия, за­ре­ги­стри­ро­ван­но­го на под­кон­т­роль­ной Укра­и­не тер­ри­то­рии. За один рейс пе­ре­воз­чи­ки вы­ру­ча­ли по­чти 28 тыс. грн. Все сред­ства от не­за­кон­ных пе­ре­во­зок ак­ку­му­ли­ро­ва­лись в Лу­ган­ске. Часть из них в ви­де "на­ло­гов" на­прав­ля­лась в "бюд­жет ЛНР" и ис­поль­зо­ва­лась для фи­нан­си­ро­ва­ния ок­ку­па­ци­он­но­го ре­жи­ма.


Есть и дру­гие ка­на­лы, при­чем бо­лее ком­фор­та­бель­ные. В этом мож­но убе­дить­ся за пол­ми­ну­ты, про­ве­дя по­иск в ин­тер­не­те. На­при­мер, до­нец­кое ту­рагент­ство "Яс­на тур" рань­ше пе­ре­во­зи­ло пас­са­жи­ров из До­нец­ка в Харь­ков и об­рат­но че­рез укра­ин­ский Крас­но­ар­мейск за 550 грн., а те­перь до­став­ля­ет че­рез Ро­стов-на-До­ну за 1000 грн. Мик­ро­ав­то­бу­сы (от 7 до 17 мест) кур­си­ру­ют два­жды в не­де­лю, и их вла­дель­цы, по­хо­же, си­ло­ви­ков не бо­ят­ся. На ана­ло­гич­ные схе­мы пе­ре­хо­дит и то­вар­ная кон­тра­бан­да. До сих пор мощ­ным ка­на­лом по­ста­вок про­до­воль­ствия на ок­ку­пи­ро­ван­ную тер­ри­то­рию бы­ла "гу­ма­ни­тар­ка" (при­ка­зы о при­зна­нии гру­зов гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щью из­да­ет Мин­соц­по­ли­ти­ки). Но за вто­рую по­ло­ви­ну сен­тяб­ря лишь один укра­ин­ский груз был офи­ци­аль­но пе­ре­прав­лен че­рез ли­нию фрон­та в ка­че­стве гу­ма­ни­тар­но­го - бла­го­тво­ри­тель­ный фонд "Спра­вед­ли­вое об­ще­ство" (не имею­щий сво­е­го сай­та, толь­ко элек­трон­ную по­чту на mail.ru) по­да­рил 35 т кол­ба­сы, мя­са и про­чей еды профор­га­ни­за­ции ПАО "Дон­бас­сэнер­го" в До­нец­ке. Взяв по 100 грн. за кг, по­лу­чим 3,5 млн грн. В мас­шта­бах Дон­бас­са это кап­ля в мо­ре.

Тем не ме­нее укра­ин­ские про­дук­ты не ис­чез­ли с по­лок ма­га­зи­нов в зо­не АТО. В До­нец­кой и Лу­ган­ской об­ла­стях до рос­сий­ско­го втор­же­ния ме­сяч­ная про­да­жа про­до­воль­ствен­ных то­ва­ров тор­го­вы­ми пред­при­я­ти­я­ми пре­вы­ша­ла 2 млрд грн. По са­мым скром­ным оцен­кам, ес­ли до­пу­стить, что сей­час толь­ко 10% от этой сум­мы со­став­ля­ют по­став­ки укра­ин­ских то­ва­ров, по­лу­ча­ет­ся 200 млн грн. в ме­сяц.

На контрабанде попадаются лишь немногие, а именно - кто по каким-то причинам не смог договориться с теми, кто отвечает за борьбу с незаконным трафиком

Как и в слу­чае пас­са­жир­ских пе­ре­во­зок, то­ва­ры до­став­ля­ют че­рез Рос­сию. На­при­мер, из Ки­ева, Чер­касс, Харь­ко­ва в До­нецк гру­зы ве­зут че­рез Мат­ве­ев Кур­ган (в Ро­стов­ской об­ла­сти РФ, не­по­да­ле­ку от гос­гра­ни­цы). Есть спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные ин­тер­нет-фо­ру­мы, где мож­но най­ти усло­вия пе­ре­во­зок, кон­такт­ные но­ме­ра те­ле­фо­нов и про­чую ин­фор­ма­цию. И вновь скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что пе­ре­воз­чи­ки не ис­пы­ты­ва­ют ни­ка­ко­го стра­ха пе­ред укра­ин­ской спец­служ­бой.

Вто­рой ка­нал кон­тра­бан­ды - че­рез ли­нию фрон­та. Тут то­же мно­го во­про­сов о ро­ли СБУ. С од­ной сто­ро­ны, по­чти еже­днев­но си­ло­ви­ки со­об­ща­ют о за­дер­жан­ных гру­зо­ви­ках и фу­рах с то­ва­ра­ми, пы­тав­ших­ся пе­ре­сечь ли­нию фрон­та в об­ход про­пуск­ных пунк­тов. За ме­сяц на­бе­га­ют сум­мы, из­ме­ряе­мые в де­сят­ках мил­ли­о­нов гри­вень. Но с дру­гой - ре­гу­ляр­ность этих со­об­ще­ний сви­де­тель­ству­ет о мощ­но­сти не­ле­галь­ных по­то­ков про­до­воль­ствия и шир­по­тре­ба че­рез ли­нию фрон­та. Ес­ли бы ло­ви­ли по­чти всех, вряд ли бы­ло бы столь­ко го­то­вых рис­ко­вать ма­ши­на­ми и то­ва­ром, да и во­ди­те­ли не со­гла­ша­лись бы на та­кие аван­тю­ры. Оче­вид­но, что по­па­да­ют­ся лишь еди­ни­цы, по ка­ким-то при­чи­нам не до­го­во­рив­шие­ся с те­ми, кто от­ве­ча­ет за борь­бу с кон­тра­бан­дой.

На­ко­нец, есть очень ши­ро­кая но­мен­кла­ту­ра не­за­пре­щен­ных гру­зов. Их мо­жет пе­ре­во­зить по же­лез­но­до­рож­ным ко­ри­до­рам лю­бой субъ­ект пред­при­ни­матель­ской де­я­тель­но­сти при усло­вии опла­ты на­ло­гов и не­при­част­но­сти к фи­нан­си­ро­ва­нию тер­ро­риз­ма. По­след­нее тре­бо­ва­ние, по су­ти, фик­тив­но. Труд­но по­ве­рить, что ст­рук­ту­ры Го­су­дар­ствен­ной фис­каль­ной служ­бы в Кра­ма­тор­ске, Ма­ри­у­по­ле и Ли­си­чан­ске, за­ни­маю­щие­ся оформ­ле­ни­ем гру­зов, все­рьез счи­та­ют, что ком­па­нии, ра­бо­таю­щие на ок­ку­пи­ро­ван­ной тер­ри­то­рии или вво­зя­щие ту­да про­дук­цию, не де­лят­ся ни то­ва­ра­ми, ни день­га­ми с ок­ку­па­ци­он­ным ре­жи­мом. Тем не ме­нее гру­зо­по­ток в этом на­прав­ле­нии не усы­ха­ет. Так бу­дет до тех пор, по­ка Укра­и­на не ре­шит­ся бло­ки­ро­вать во­об­ще все по­то­ки лю­дей и гру­зов че­рез ли­нию фрон­та (за ис­клю­че­ни­ем бе­жен­цев от­ту­да). Но это, по-ви­ди­мо­му, про­изой­дет не ра­нее, чем окон­чит­ся срок дей­ствия Мин­ска-2.

ДТЭК затарился углем с оккупированной территории

Наибольшая доля в легальном грузопотоке с оккупированной территории приходится на угольную продукцию. Крупнейшие запасы создала ДТЭК Рината Ахметова, которой принадлежат 10 ТЭС. Еще 27 июля эта компания сообщила, что на Луганской ТЭС накоплено 460 тыс. т угля при необходимых для прохождения осенне-зимнего периода запасах 160 тыс. т., а всего на складах ТЭС ДТЭК находится 1,2 млн т угля. А 7 августа было заявлено, что "из 1,4 млн т угля, которые в данный момент находятся на складах украинских ТЭС, 80% - на станциях ДТЭК". Правда,

1 августа была остановлена Приднепровская ТЭС - у нее закончился дефицитный антрацитовый уголь. Но 25 сентября ДТЭК похвасталась, что решила эту проблему: "24 сентября на Приднепровскую ТЭС пришли первые составы из 150 вагонов угля из украинских шахт ДТЭК "Ровенькиантрацит" и ДТЭК "Свердловантрацит", производственные мощности которых оказались на неконтролируемой украинской властью территории".

--------------

Армия хочет кормить себя сама

Минобороны решило отказаться от услуг частных фирм, организовывающих питание военных, и передать эту работу на откуп самих военнослужащих. Пока же на нуждах армии зарабатывают сомнительные "кормильцы", большинство которых присосалось к военному ведомству еще со времен Виктора Януковича

Фото: mil.gov.ua

Укра­ин­скую ар­мию про­дол­жа­ют кор­мить все те же фир­мы - ООО "Ави­ка", ООО "Ад­мет-груп" (ему на сме­ну при­шло ООО "Ге­ус-групп"), ООО "Укр­про­да­корд ОР" и ЧП "Ар­тек-со­юз". К ним есть на­ре­ка­ния по це­не и по ка­че­ству пи­та­ния. То, что еда в воен­ных ча­стях со­всем не по­хо­жа на та­ко­вую в мир­ной жиз­ни, до­ка­зы­ва­ли не раз во­лон­те­ры сво­и­ми про­вер­ка­ми по сто­ло­вым.

Еще один не­ма­ло­важ­ный упрек - не­про­зрач­ная ст­рук­ту­ра соб­ствен­но­сти. До се­го­дняш­не­го дня не­по­нят­но, кто сто­ит за ком­па­ни­я­ми, обес­пе­чи­ваю­щи­ми пи­та­ни­ем укра­ин­ских воен­ных, и есть вес­кие ос­но­ва­ния счи­тать, что этот вид биз­не­са на­сквозь про­пи­тан кор­руп­ци­ей. Учре­ди­те­ли по­чти всех "кор­миль­цев" по­сто­ян­но ме­ня­лись с од­них ни­ко­му не из­ве­ст­ных лиц на дру­гих та­ких же, что за­став­ля­ет за­ду­мать­ся о на­ли­чии вза­и­мо­свя­зи это­го про­цес­са со сме­ной ру­ко­вод­ства Ми­нобо­ро­ны. На­при­мер, ком­па­нию "Ави­ка" учре­ди­ла в 2011 г. Оль­га Ива­нен­ко, спу­стя год соб­ствен­ни­ком ста­ла Оль­га Ла­ри­на, спу­стя год - Еле­на Олеш­ко, а еще че­рез год - На­та­лия Ды­шук. Боль­ше в сво­ей жиз­ни г-жа Ды­шук ни­че­го не учре­жда­ла и ра­нее биз­не­сом не за­ни­ма­лась. Та­кая скрыт­ность оправ­да­на, учи­ты­вая воз­мож­ные име­на тех, кто сни­ма­ет слив­ки с кор­меж­ки сол­дат. Фир­ма "Ар­тек-со­юз", проторившая свой путь к ар­мей­ским сто­ло­вым еще в на­ча­ле 2000-х, за­ре­ги­стри­ро­ва­на на не­кую граж­дан­ку Ев­до­кию Ко­лес­ник. О ней из­вест­но толь­ко то, что ра­нее эта пен­сио­нер­ка ра­бо­та­ла в Сим­фе­ро­по­ле вме­сте с глав­ным на­ч­про­дом Воен­но-мор­ских сил Укра­и­ны Вла­ди­ми­ром Ти­сель­ским.

Фир­ма "Ге­ус-групп" (име­ет с "Ад­мет-груп" один офис и тех же со­труд­ни­ков) за­ре­ги­стри­ро­ва­на на одес­си­та Ар­ка­дия Ген­ки­на. Ра­нее он учре­дил не­сколь­ко ком­па­ний вме­сте с быв­шим де­пу­та­том Иго­рем Мар­ко­вым, ко­то­рый на­хо­дит­ся в укра­ин­ском ро­зыс­ке, ждет экс­тра­ди­ции из Ита­лии и из­ве­с­тен сво­и­ми ан­ти­укра­ин­ски­ми за­яв­ле­ни­я­ми и под­держ­кой ДНР и ЛНР. По дан­ным "ДС", сей­час за Ген­ки­ным мо­гут сто­ять од­ни из са­мых вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов Одес­сы - ак­цио­не­ры бан­ка "Пив­ден­ный" Юрий Ро­дин и Марк Бек­кер.

Только с начала нынешнего года "большая четверка" крупнейших поставщиков выиграла тендеры суммарно более чем на 1,6 млрд грн

В Ми­нобо­ро­ны еще в про­шлом го­ду по­ни­ма­ли или, по край­ней ме­ре, пуб­лич­но под­дер­жи­ва­ли идею, что по­став­щи­ков на­до ме­нять. Но это­му по­ме­ша­ла вой­на. Из­ме­не­ни­я­ми в гос­бюд­жет для обес­пе­че­ния не­пре­рыв­но­сти пи­та­ния лич­но­го со­ста­ва Ми­ни­стер­ство обо­ро­ны по­лу­чи­ло пра­во не про­во­дить от­кры­тых тор­гов. Вме­сто это­го там за­клю­чи­ли до­пол­ни­тель­ные со­гла­ше­ния со ста­ры­ми по­став­щи­ка­ми, про­лон­ги­ро­вав их под­ря­ды.
В ян­ва­ре ны­неш­не­го го­да ми­нистр обо­ро­ны Сте­пан Пол­то­рак за­явил, что до се­ре­ди­ны фев­ра­ля от­кры­тые тор­ги все-та­ки со­сто­ят­ся - с при­вле­че­ни­ем пред­ста­ви­те­лей об­ще­ствен­но­сти, прес­сы и кон­т­ро­ли­рую­щих ор­га­нов, ко­то­рые долж­ны оце­нить бес­при­страст­ность вы­бо­ра чи­нов­ни­ка­ми луч­ших ор­га­ни­за­то­ров пи­та­ния ар­мии. Идею под­хо­дить к за­куп­кам по-но­во­му в воен­ном ве­дом­стве про­дви­гал "во­лон­тер­ский де­сант" - не­сколь­ко че­ло­век, став­шие с по­да­чи со­вет­ни­ка Пре­зи­ден­та Юрия Би­рю­ко­ва в но­яб­ре 2014 г. со­труд­ни­ка­ми МО.

Од­на­ко эту ини­ци­а­ти­ву за­бло­ки­ро­ва­ли ком­па­нии-по­став­щи­ки, над ко­то­ры­ми на­вис­ла угро­за ли­шить­ся биз­не­са. Упо­мя­ну­тая вы­ше "Ави­ка" об­ра­ти­лась за разъ­яс­не­ни­я­ми в Ми­нобо­ро­ны о де­та­лях но­во­го тен­де­ра, ко­то­рый пе­ре­но­си­ли не­сколь­ко раз. Фирмы го­то­вы бы­ли ид­ти в суд и пи­са­ли пись­ма к ми­ни­стру с прось­бой "предот­вра­тить пе­ре­рас­пре­де­ле­ние рын­ка воен­но­го пи­та­ния". В воен­ном ве­дом­стве сно­ва по­шли на уступ­ки, про­лон­ги­ро­вав до­го­во­ры - опять по пе­ре­го­вор­ной про­це­ду­ре и без кон­кур­са. Ком­па­нии до­воль­но по­ти­ра­ли ру­ки. От­ча­сти без них дей­стви­тель­но ни­ку­да - лю­бое обо­ру­до­ва­ние (вплоть до мя­со­ру­бок, та­ре­лок и ми­сок) не при­над­ле­жит ар­мии. "Ес­ли по­став­щик ухо­дит из ча­сти - он про­сто вы­ре­за­ет и за­би­ра­ет свое обо­ру­до­ва­ние", - жа­лу­ет­ся один из во­лон­те­ров Ди­а­на Пет­ре­ня, от­ве­чаю­щая за пи­та­ние в Ми­нобо­ро­ны. К то­му же да­ле­ко не факт, что за­ме­на од­них ча­ст­ных фирм на дру­гие кар­ди­наль­но ис­пра­ви­ла бы по­ло­же­ние дел.

В ито­ге в сен­тяб­ре ми­ни­стер­ство объ­яви­ло о на­ча­ле экс­пе­ри­мен­та по внед­ре­нию но­во­го под­хо­да к про­до­воль­ствен­но­му обес­пе­че­нию ВСУ - он стар­то­вал на ба­зе Ака­де­мии Су­хо­пут­ных войск (Львов) и Одес­ской бе­ре­го­вой ба­зы ВМС. В рам­ках экс­пе­ри­мен­та вве­де­на но­вая схе­ма рас­пре­де­ле­ния про­дук­тов с при­ме­не­ни­ем спе­ци­аль­но­го ка­та­ло­га. По сло­вам Ди­а­ны Пет­ре­ни, "но­вый ка­та­лог про­дук­тов со­сто­ит из 248 по­зи­ций, там есть йо­гур­ты, ба­на­ны, кол­ба­сы, мя­со и да­же за­мо­ро­жен­ная спар­жа. В ка­та­ло­ге есть два по­ка­за­те­ля - сто­и­мость в сут­ки и ка­ло­рий­ность на од­но­го че­ло­ве­ка". Да­лее на­ч­прод фор­ми­ру­ет ме­ню при по­мо­щи ком­пью­тер­ной про­грам­мы: "он обя­зан вы­брать опре­де­лен­ное ко­ли­че­ство ка­ло­рий, за­ка­зать пер­вое-вто­рое-са­лат-ком­пот, а так­же дол­жен сде­лать за­каз на опре­де­лен­ную сум­му на од­но­го че­ло­ве­ка". Кро­ме то­го, по­яви­лась воз­мож­ность за­ка­зы­вать с по­мо­щью элек­трон­ной ба­зы у по­став­щи­ка лю­бое на­име­но­ва­ние из ка­та­ло­га, а под­воз про­дук­тов бу­дет осу­ществ­лять­ся по­став­щи­ком раз в семь дней, ско­ро­пор­тя­щих­ся - раз в один-три дня. Кро­ме то­го, во Льво­ве вве­де­на си­сте­ма элек­трон­но­го уче­та пи­та­ния - элек­трон­ная стро­е­вая кар­точ­ка сол­да­та. Пе­ре­ход на циф­ро­вой учет про­дук­тов пи­та­ния и учет лич­но­го со­ста­ва, ко­то­рый пи­та­ет­ся, сде­ла­ет не­воз­мож­ны­ми, по мне­нию Ди­а­ны Пет­ре­ни, кра­жи про­дук­тов пи­та­ния и зло­упо­треб­ле­ния и ма­ни­пу­ля­ции во вре­мя рас­че­та ко­ли­че­ства лич­но­го со­ста­ва, ко­то­рый пи­та­ет­ся в воен­ных ча­стях. В сле­дую­щем го­ду пла­ни­ру­ет­ся при­влечь к экс­пе­ри­мен­ту еще 10 воен­ных ча­стей, а в це­лом пе­ре­ход всех ВСУ на но­вую си­сте­му пи­та­ния бу­дет за­ви­сеть от фи­нан­си­ро­ва­ния Ми­нобо­ро­ны. На­ко­нец, но­вые под­хо­ды к обес­пе­че­нию пи­та­ни­ем в ар­мии преду­смат­ри­ва­ют пол­ный от­каз от си­сте­мы аут­сор­син­га: по ин­фор­ма­ции МО, пи­та­ние для воен­но­слу­жа­щих бу­дут го­то­вить са­ми воен­но­слу­жа­щие - воен­ные по­ва­ра.

Как утвер­жда­ет г-жа Пе­тре­ня, экс­пе­ри­мент в двух во­ин­ских ча­стях по­ка­зал, что от­каз от услуг ча­ст­ных ком­па­ний, ко­то­рые кор­мят воен­но­слу­жа­щих, поз­во­лил су­ще­ствен­но рас­ши­рить ка­че­ство и ас­сор­ти­мент еды, а ее сто­и­мость при этом оста­лась преж­ней - около 60 грн. на од­но­го сол­да­та в день. Од­на­ко, как по­ка­зы­ва­ют укра­ин­ские реа­лии, от стар­та ре­фор­мы до ее за­вер­ше­ния мо­гут прой­ти мно­гие го­ды, в те­че­ние ко­то­рых "кор­миль­цы" на сво­их на­си­жен­ных ме­стах успе­ют за­ра­бо­тать еще мил­ли­ар­ды гри­вень. Толь­ко с на­ча­ла ны­неш­не­го го­да упо­мя­ну­тая "боль­шая чет­вер­ка" круп­ней­ших по­став­щи­ков вы­иг­ра­ла тен­де­ры сум­мар­но бо­лее чем на 1,6 млрд грн.

------------

Минобороны сделало ставку на "Галнафтогаз"

Даже повышенное внимание правоохранителей не мешает Виталию Антонову оставаться поставщиком номер один топлива для армии

Фото: zn.ua

В прошлом году, когда Россия аннексировала Крым и развязала войну в Донбассе, главным поставщиком топлива для украинской армии (в основном дизеля) была группа "Приват" тогдашнего губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского, распечатавшая экстренный запас "Укртатнафты". В нынешнем его сменили другие воротилы топливного рынка - группа "Континиум" (сеть АЗС WOG), принадлежащая Степану Ивахиву, Сергею Лагуру и Петру Дыминскому (ключевой собственник группы Игорь Еремеев погиб в этом году), и "Галнафтогаз" (сеть ОККО) Виталия Антонова. Впрочем, летом лидерство перехватило госпредприятие "Укртранснефтепродукт", оперирующее арестованным топливом беглого харьковского "младоолигарха" Сергея Курченко.

Первые крупные закупки топлива Минобороны провело в марте, утвердив предложения "Вог Аэро Джет" из группы "Континиум" на 494 млн грн. (22,7 тыс. т бензина) и "ОККО-Бизнес Контракта" на 595 млн грн. (21,72 тыс. т дизеля). Третьим счастливчиком стала компания "Альянс Ойл Трейдинг", близкая к чеченскому бизнесмену Мусе Бажаеву, которому принадлежит сеть АЗС в Украине, работающая под брендом Shell, - ей достался контракт на поставку 8,28 тыс. т дизеля на 224 млн грн. С последними двумя закупками вышел скандал. Победители обязались поставить дизель повышенного качества по цене порядка 25-27 тыс. грн./т. В этот период гривня резко обесценилась, но после отката от 28 грн. (официальный курс) до 22-24 грн./$ цены на топливо также должны были упасть. По словам директора ООО "Консалтинговая группа А-95" Сергея Куюна, оптовая цена быстро снизилась до отметки 21,6 тыс. грн./т. Минобороны начало с поставщиками переговорную процедуру, чтобы постфактум снизить цену. По "Альянсу" переговоры прошли непублично, но известно, что итоговая цена закупки не превысила 24 тыс. грн. Самый большой прогресс был по ОККО, где она снизилась до 21,5 тыс. грн./т. Однако это не обезопасило поставщиков от попадания под колпак правоохранителей, где они и сейчас находятся. В течение марта и апреля Главное следственное управление МВД и Генпрокуратура открыли уголовные производства по факту закупки Минобороны дизтоплива у "ОККО-Бизнес Контракта" и "Альянс Ойл Трейдинга" по завышенным ценам. А впоследствии следователи пришли к выводу, что топливо, поставленное компаниями военным, не соответствует госстандартам Украины.

Впрочем, на расположение чиновников Минобороны это никак не повлияло. Уже в июле оборонное ведомство заключило новое соглашение с "ОККО-Бизнес Контрактом" на закупку 15,6 тыс. т авиационного топлива на 319 млн грн. На порядок меньший заказ получил "Вог Аэро Джет" - 4,9 тыс. т на 99 млн грн. При этом контракты с обоими поставщиками были подписаны по переговорной процедуре с учетом "насущной необходимости армии".

Тогда же пул "заправщиков армии" расширился еще одной, на этот раз госструктурой. В июле Минобороны выбрало ГП "Укртранснефтепродукт" поставщиком 10 тыс. т дизтоплива и 450 т бензина на общую сумму 202 млн грн. А в августе с этой компанией был подписан еще один контракт - на поставку 6,3 тыс. т дизеля почти на 110 млн грн.
История о том, почему госпредприятия не снабжают армию топливом, еще в прошлом году приобрела окраски скандального сериала. "Укртранснефтепродукт" оперирует давно арестованным топливом беглого Курченко. Понадобилось больше года, чтобы оно оказалось у армии, хотя на словах руководители страны давно считали это делом логичным и почти решенным. Что шло не так? Директор ГП "Укртранснефтепродукт" Владимир Гаврилов не раз обвинял руководство Минобороны в том, что его просто не приглашали на торги, и даже обращался по этому поводу в суд. Нелли Стельмах, тогдашний директор департамента госзакупок и материальных ресурсов МО, заявляла, что ГП само не хотело участвовать в торгах, хотя ему отсылали предложения. И в качестве доказательства предоставила журналистам копию электронного письма, датированного февралем 2015 г. Причина, почему два госоргана так долго не могли найти контакт, может иметь следующее объяснение.

Возглавляющий с 2014 г. "Укртранснефтепродукт" Гаврилов считается близким к главе комитета ВР по нацбезопасности и обороне Сергею Пашинскому и его другу - бизнесмену Сергею Тищенко. В августе 2015 г. в Генпрокуратуре сообщили, что должностные лица "Укртранснефтепродукта" без проведения обязательной процедуры биржевых торгов продали по заниженной цене почти 28 тыс. т нефтепродуктов в пользу компании "Укройлпродукт", входящей в состав группы компаний "Фактор", принадлежащих Тищенко. "Государству нанесен материальный ущерб на общую сумму 341,151 млн грн.", - говорится в судебном решении от 30 июля. "Когда запахло жареным, эти товарищи бегали по рынку и выкупали топливо обратно", - вспоминает собеседник "ДС", работающий на топливном рынке. Сам Пашинский отвергает обвинения в коррупции и нелегальной торговле топливом.

Этот эпизод, очевидно, подстегнул руководство госструктуры, и лед между "Укртранснефтепродуктом" и Минобороны растаял. Поскольку ресурс изначально был экспроприирован у Курченко, а не куплен по коммерческой цене, он априори не стоит дорого. Цена "Укртранснефтепродукта" по августовскому договору составила 17,46 тыс. грн./т. Можно ли считать это успехом? Если сравнивать с предложениями крупных частных топливных групп в первой половине 2015 г. - однозначно да. Но, как показывает опыт некоторых других государственных покупателей, условия могли быть несколько лучше.

Впрочем, закупка у "Укртранснефтепродукта" является скорее исключением из правил: у госкомпании почти не осталось ресурсов, а поскольку забирать у Курченко больше нечего, ее может ждать скорое выбывание из пула крупных поставщиков Минобороны. На этой ниве, скорее всего, будет продолжать хозяйничать Антонов, структуры которого только с начала года выиграли тендеры на поставку армии топлива более чем на 900 млн грн. Всего же с осени прошлого года "Галнафтогаз" получил от армии акцептов более чем на 1,7 млрд грн. Для сравнения: за этот же период его главный конкурент "Континиум" смог выиграть военные тендеры на 593 млн грн.

-----------

Почему бизнес не верит в электронные торги

В новой системе закупок критически мало участников - доверие бизнеса еще придется заслужить

Фото: mil.gov.ua

В начале года Минобороны первым из центральных органов власти присоединилось к эксперименту - перевело "допороговые" закупки (услуг до 1 млн грн. и товаров до 100 тыс. грн.) в электронный формат. За это время военные "натендерили" 75% от суммы всех электронных торгов в стране - 2,7 из 3,6 млрд грн. Такая большая цифра вышла потому, что в конце июля они получили от Кабмина право на проведение через электронные площадки всех торгов, включая "запороговые". "Приказ министра обороны №257 предусматривает полный переход закупок МО по вещевому, медицинскому, продовольственному и топливному обеспечению на площадки электронных торгов. Все, вы понимаете - все закупки! Форма, лекарства, тушенка, дизель", - сообщил советник министра Юрий Бирюков.

Администрирует электронные торги сайт ProZorro, находящийся на балансе Transparency Inter-national. По сути, ProZorro - это всего лишь открытый исходный код и сервер, на котором публикуется информация о гостендерах. К нему подключены частные сайты - торговые площадки. Сейчас среди партнеров ProZorro такие ресурсы, как Smarttender.biz, E-tender.biz, Dzo.com.ua, Public-bid.com.ua, Newtend.com, Zakupki.prom.ua и др. Именно на них физически проходят тендеры. Площадки берут комиссию с каждого желающего поучаствовать. Для тендеров, сумма которых превышает 35 тыс. грн., комиссия составляет 175 грн.

На этом отличия от обычного тендера не заканчиваются. Традиционно компании-участники подают пакеты документов и свои ценовые предложения. И чаще всего именно на этом этапе происходят основные коррупционные нарушения. Отсечение неугодного поставщика по формальным признакам - дело техники. В электронных же закупках заказчик только объявляет тендер, его подхватывает любой желающий, предложивший меньшую сумму, а уже потом победитель подает все требуемые документы.

Замминистра экономического развития и торговли Макс Нефедов говорит, что электронные госзакупки себя полностью оправдали. По его информации, госзаказчики уже сэкономили около 300 млн грн. - 8,3% от упомянутых 3,6 млрд грн. "Это разница между плановой стоимостью (бюджетом) и фактической стоимостью закупки. Бюджет формируется обычно как факт прошлого периода плюс инфляция. Соответственно, мы считаем разницу между бюджетом и реальной ценой закупки - это экономия", - поясняет Нефедов. По его словам, в 2014 г. разница между бюджетом и фактической ценой была меньше 0,5%.

Но не все так идеально, как кажется. Система электронных торгов хоть и выглядит куда современнее обычных "бумажных" тендеров, не лишена недостатков. Она отображает всю возможную информацию о тендере, но проблема в том, что та разбросана по десяткам частных сайтов. Система ProZorro лишь систематизирует общие данные и статистику по торгам на уровне министерств, но не позволяет увидеть каждый отдельный тендер.

С начала нынешнего года военные "натендерили" 75% от суммы всех электронных торгов в стране - 2,7 из 3,6 млрд грн

Пока возникающие проблемы решаются в ручном режиме. Информацию с разных торговых площадок переносят сами заказчики в "Вестник госзакупок", который все еще остается единственным официальным источником информации о госзакупках. Однако до "Вестника" доходят лишь сведения о победителе без истории, и в официальном "Вестнике" электронный тендер в итоге проходит как "закупка у одного участника". Частично проблема с интеграцией информации должна быть решена после того, как Transparency International передаст сервер ProZorro на баланс "Зовнішторгвидава". Это должно произойти к началу следующего года. В конце концов не всем может нравиться факт того, что госзакупки проходят не через одно государственное уполномоченное лицо, как "Зовнішторгвидав", а через десятки частных сайтов, которые в будущем могут неконтролируемо повышать цены за доступ к государственным тендерам. Но пока главная проблема электронных закупок в другом - уже сейчас видно, что у системы все равно критически мало участников торгов, как и в обычных "бумажных" тендерах. Заместитель главы Мининфрастуктуры Алексей Соболев говорит, что с постепенным увеличением объемов таких закупок падает среднее количество участников, которое по его ведомству скатилось с больше чем трех до 2,6. В Минобороны этим также обеспокоены. По информации "ДС", одному из чиновников, в том числе курирующему тендерное направление, недавно пришлось просить помощи у ряда СМИ - повесить рекламные баннеры о том, что они проводят тендеры. Хотя Минобороны меньше всего стоит жаловаться: у них среднее число участников - больше четырех компаний.

Сейчас Минэкономразвития готовит законопроект, который переведет все закупки (в том числе "запороговые") в электронный формат - а это сотни миллиардов гривень в год. Теперь осталось убедить бизнес в том, что с государством можно честно работать. Это будет, пожалуй, сложнее всего. "Конкуренция в торгах все еще оставляет желать лучшего - доверие бизнеса к госзакупкам придется возвращать еще много лет", - констатирует Нефедов.

-----------

Бюджет задолжал Донецкой области 2,3 млрд НДС

Планомерная экономическая блокада зоны АТО пока не приносит ощутимых плодов: Донбасс остается серой зоной, в которой успешно работают оптимизаторы

Фото: news.online.ua

Сами фискалы официально признают, что формирование фиктивных налоговых кредитов предприятиями, работающими в зоне АТО, имеет место быть. Однако такие случаи не носят массового характера, и их количество не выбивается из статистики по другим регионам. Согласно официальным данным Государственной фискальной службы 109 крупных налогоплательщиков и более 54 тыс. юридических и физических лиц работают в зоне АТО и продолжают платить налоги в украинскую казну. Впрочем, если бы ситуация действительно была такой, как ее хотят представить общественности, глава ГФС Роман Насиров вряд ли бы стал озвучивать свою идею отказывать в праве возмещения НДС всем предприятиям как на контролируемой, так и неконтролируемой территории, пока ситуация в Донбассе не нормализуется. Для подобных инициатив есть веские основания - Донецкая область активно вымывает НДС из бюджета. Более того, ее аппетиты продолжают расти. Так, по состоянию на 9 сентября, исходя из официальных данных Госказначейства, бюджетное возмещение НДС там превышало поступления от этого налога почти на 2,1 млрд грн. К 2 октября негативное сальдо по НДС увеличилось до 2,3 млрд. Иными словами, за месяц разрыв между перечисленным в казну и заявленным к возмещению НДС увеличился на 200 млн. Негативное сальдо по НДС к 2 октября Госказначейство зафиксировало еще в Ивано-Франковской области - на уровне 450 млн, что в пять раз меньше, чем в Донецкой. "Оценить потери бюджета от "фиктивных" предприятий относительно несложно - налоговая служба по результатам отчетного периода автоматически формирует списки "рисковых" субъектов хозяйствования. Например, в июне только предприятия Киева воспользовались налоговым кредитом от налоговых ям Донецка на сумму 3,9 млн грн., потери налога на прибыль - 3,5 млн. Но ведь существуют и другие схемы, объемы которых оценить практически невозможно. Операции, которые формируют показатели деклараций НДС, отображаются в Системе сопоставления налоговых обязательств и налогового кредита ГФС. Но данные декларации по прибыли не имеют такой детальной расшифровки. Соответственно, обнаружить и оценить схему можно будет только в ходе документальной проверки", - говорит налоговый консультант АО "Вдовичен и Партнеры" Юрий Баштовой.

Но тут интересен другой вопрос: почему оптимизаторы не боятся наказания, хотя, казалось, должны бы? Юристы говорят, что сейчас любое перечисление денег или вывоз товара на оккупированные территории по умолчанию воспринимается как финансирование терроризма со всеми вытекающими последствиями. И статистика силовиков в некотором роде это подтверждает. Управление по связям с общественностью и СМИ Генеральной прокуратуры сообщило, что с 2014 г. следователями органов внутренних дел и органов безопасности проводилось досудебное расследование в более 900 уголовных производств по фактам совершения преступлений против основ национальной безопасности и обороны Украины, а также финансирования терроризма и других тяжких преступлений, связанных с различными проявлениями сепаратизма.

Вместе с тем набирают обороты и другие схемы уклонения от уплаты налогов, связанные с зоной АТО. И помогают в этом оптимизаторам свежие законодательные нормы. По ныне действующим правилам от уплаты подоходного налога освобождается сумма благотворительной помощи, полученной волонтерами, участниками боевых действий и массовых акций гражданского протеста, членами их семей, лицами, которые покинули временно оккупированные территории, и т. д. Соответственно, на лиц из этого перечня может оформляться благотворительная помощь, в том числе из-за рубежа, которая фактически поступает в распоряжение третьих лиц. На время проведения антитеррористической операции от НДС освобождаются поставки специальных средств индивидуальной защиты, медицинские препараты, предназначенные для лечения участников АТО, продукция оборонного назначения. И это послабление берут в оборот дельцы, поставляющие данные товары на внутренний рынок. Наконец, минимизировать налог на прибыль помогает норма, позволяющая списывать на затраты стоимость товаров и услуг, переданных на потребности антитеррористической операции. "В результате субъект хозяйствования может получить сразу несколько выгод - минимизировать налог на прибыль, реализовать материальные ценности, которые якобы переданы в АТО, не декларируя при этом доходы от реализации, а при отправке таким образом товаров на оккупированную территорию доходность операции возрастает в разы", - уточняет Юрий Баштовой.

-----------

"Антоновы" заработают деньги на новую армию

В ближайшем будущем фокус развития украинского экспорта может сместиться на Ближний Восток, прежде всего в Турцию и Саудовскую Аравию

Фото: antonov.com

Первый год войны позволил отечественному ОПК наметить новые ориентиры на внешних рынках сбыта техники, мало востребованной в рамках АТО. Это в основном транспортные самолеты, радиоэлектроника, корабельная техника, а также технологии космического и двойного назначения. Заработки на этих поставках позволят перевооружать армию и наладить импорт недостающих нам технологий.

Экспортные миллионы

По итогам прошлого года Центр SIPRI оценил доходы Украины от экспорта оборонной продукции в $664 млн против $589 млн годом ранее. И в этом году мы сможем как минимум выйти на те же показатели. В 2014 г. наша страна заработала $132 млн только на поставке в КНР силовых установок производства николаевского завода "Заря-Машпроект" для четырех кораблей на воздушной подушке "Бизон" (в дополнение к контракту 2009-2014 гг.). Поставка турбин подразумевает дальнейшее производство отечественных кораблей на китайской производственной площадке, хотя официальных данных об этом пока нет. Ранее используемая сборочная площадка кораблей проекта "Бизон" - феодосийское НПО "Море" (ныне ГУП РК "Море") - из-за оккупации Крыма прекратила свою работу. Нишу заняли конкуренты - работающие по украинскому проекту китайские компании и нижегородская корпорация "Алмаз Антей". Но российская структура с июня 2015 г. включена в список ограничительных санкций США, ЕС и Канады. В результате на мировой рынок вооружений десантные корабли указанного класса поступают с британских и китайских верфей-производителей. Расширение китайского присутствия на мировом рынке обещает в будущем увеличить доход Украины как от проектного сопровождения сборки кораблей, так и от оснащения их агрегатами и вооружением.

В ближайшем будущем фокус развития украинского экспорта может сместиться на Ближний Восток, прежде всего в Турцию и Саудовскую Аравию. Анкара и Эр-Рияд, недовольные политикой РФ в Сирии, демонстративно активизировали свою поддержку украинского ОПК. С Турцией у нас подписаны соглашения как о военно-техническом сотрудничестве, так и в отрасли мирного освоения космоса. Официально их детали не разглашаются. Но точки соприкосновения угадать несложно. После оккупации Крыма украинская армия осталась без ракетных полигонов. Поэтому ей не остается ничего другого, как воспользоваться возможностью продолжить учения украинских ПВО и ракетных войск на полигонах одного из государств - членов НАТО. Согласно строгим канонам конвенционального контроля ракетные технологии принято менять на аналогичные по важности достижения проверенных и гарантированных государств-партнеров. Возможно, в новых украинско-турецких соглашениях речь идет как раз об обмене технологиями и услугами в сфере ракетостроения, хотя, повторимся, пока никаких официальных подтверждений этому нет. Разве что турецкая научная пресса одобрительно оценивает начало нескольких гражданских украинско-турецких космических программ. Их выполнение традиционно не фиксируется статистикой мирового рынка вооружений, даже если дело касается военных спутников или разработок топлива.

Вполне возможно, что одним из результатов военно-технического сотрудничества с Турцией в области ракетостроения станет совместный проект по производству крылатой ракеты "Коршун". Такое партнерство может принести не менее $100 млн заводу-разработчику ракеты данного класса - днепропетровскому ЮМЗ, а также позволит ему выйти на новые военные рынки быстрее, чем это сделала в 2007-2013 гг. турецкая корпорация Roketsan. Кроме того, бонусом партнерства Украины и Турции в ракетостроении могут стать проекты в других отраслях ОПК, прежде всего в танкостроении. Пока речь идет о возможности участия харьковского ЗИМа в производстве нового турецкого танка Altay, о чем весной 2015 г. был заключен договор. При высокой базовой цене машины ($5,5 млн/ед.) Турция уже вложила в ее разработку более $500 млн и осталась недовольна привлеченной к этому проекту корейской Hunday Rotem. Для Украины это может вылиться как минимум в заказы на поставку новых моторно-трансмиссионных блоков для 250 танков первой партии, что обещает ЗИМу не менее $210 млн. К слову, в начале 2000-х украинский ЗИМ потратил много средств под предварительный заказ Турцией новой модели танка собственной сборки Jatagan на базе украинской модели "Оплот". Однако тот контракт сорвался, а предпочтение было отдано немецким танкам Leopard. Сегодня Турция отказывается от "леопардов" - их должны сменить Altay. И Украина получила отличный шанс закрепиться в этом сегменте турецкого рынка.

Поддержка украинского ОПК Саудовской Аравией выразилась в заключении летом этого года контракта, который обещает стать крупнейшим в истории украинского военного авиастроения. Речь идет о заказе на продажу проектных прав и строительство аравийского завода по сборке военно-транспортных самолетов модели Ан-132. Этот многоцелевой легкий турбовинтовой самолет является развитием более ранней модели Ан-32 для зарубежных покупателей. Украинско-аравийский проект сборки самолета предусматривает установку радиоэлектронного оборудования производства США, а также увеличение массы перевозимого груза до 9,2 т. Спрос на новую модель на аравийском рынке обусловлен ее высокогорными и аэродромными "всеполосными" характеристиками. Необ-ходимость в самолете такого типа возникла прошлой зимой, когда в высокогорных районах Рес-публики Йемен началась международная наземная военная операция коалиции Лиги Арабских Государств (ЛАГ). Операция ЛАГ направлена против проиранских и пророссийских террористических группировок. Войска новой панарабской коалиции возглавляет Саудовская Аравия, нацеленная на развитие собственного ВПК.

Ну а главной сенсацией военно-промышленного сотрудничества с саудитами имеет шансы стать возможное участие Украины в модернизации поставленных в 2006 г. Эр-Рияду четырех дивизионов китайских конвенциональных ракет средней дальности DF-21, которые создавались в КНР с начала 1990-х на базе модели Р-36 разработки КБ "Южное". Китайские компании отказались развивать это новое саудовское оружие из-за протестов Ирана. Вполне возможно, что китайцы предпочитают иранский рынок аравийскому. В то же время Эр-Рияд никак не может отказаться от проектной доработки ракет, а весьма вероятные аравийские заказы могут оживить давно стагнирующее отечественное производство ракетной техники указанного класса дальности.

Авиастроительный прорыв

Украинскому военному авиастроению удалось достичь еще одного важного результата - превратить принципиально новую модель среднего военно-транспортного самолета Ан-178 в главную новость Международного авиасалона Le Bourget. Вложив около $150 млн в этот самолет с ориентировочной ценой от $40 млн за единицу, ОПК добился минимального процента российских комплектующих. Запросы рынков по этой модели оцениваются в 600 единиц, то есть от $24 млрд. К середине года наполнение официально объявленного заводом "Антонов" портфеля заказов составило 100 штук. Основная часть портфеля приходится на КНР, которая заключила контракт на совместное производство в Киеве самолета этой марки.

Мощности "Антонова" по этой модели составляют 24 ед./год и на первый взгляд представляются недостаточными для массового производства и быстрого заполнения ниши на рынке. На самом деле раздувание больших проектных мощностей для новых моделей несет в себе огромные финансовые риски. На старте новых проектов почти все ведущие компании - производители самолетов предпочитают не "хоронить" деньги в фундаментах новых цехов у себя дома, а ориентироваться на быструю локализацию выпуска ограниченных серий машин на территории государств-покупателей. Политика локализации нацелена на захват географических ареалов сбыта, что принципиально отличается от так называемой "зарубежной сборки", которая преследует цель сэкономить на оплате труда и других издержках. Де-факто первый, новый и почти полностью автономный от РФ украинский проект Ан-178 в своей сбытовой политике также нацелен на локализацию отдельных серий самолетов. Это обеспечит "Антонову" более быстрый доход, а также позволит аккумулировать дополнительные средства для инноваций.

Бро­не­тан­ко­вое ма­ши­но­строе­ние дви­га­ют "два ми­ни­стра обо­ро­ны"

По ин­фор­ма­ции сек­ре­та­ря СНБО Алек­сандра Тур­чи­но­ва, за год войны укра­ин­ской ар­мии бла­го­да­ря ра­бо­те ОПК уда­лось в три ра­за уве­ли­чить парк РСЗО, удво­ить ко­ли­че­ство средств ар­тил­ле­рии и парк бое­вых са­мо­ле­тов, в 1,5 ра­за уве­ли­чить парк тан­ков и бро­не­ма­шин. Рост в бро­не­тан­ко­вой по­до­т­рас­ли ОПК про­изо­шел пре­жде все­го за счет го­су­дар­ствен­ных Ни­ко­ла­ев­ско­го бро­не­тан­ко­во­го ре­монт­но­го за­во­да и Харь­ков­ско­го за­во­да им. Ма­лы­ше­ва (ЗИМ). При­чи­на де­ло­во­го ажио­та­жа - на­ли­чие "двух ми­ни­стров обо­ро­ны", ведь за­каз­чи­ка­ми про­дук­ции на­ря­ду с Ми­нобо­ро­ны вы­сту­па­ют так­же МВД, На­цио­наль­ная гвар­дия и по­гра­нич­ные вой­ска, подот­чет­ные ми­ни­стру Ар­се­ну Ава­ко­ву.

Еще к кон­цу про­шло­го го­да ли­ней­ку но­вой тех­ни­ки в этом сег­мен­те пред­став­ля­ли все­го три но­вин­ки - "Ко­зак" ки­ев­ской ком­па­нии "Прак­ти­ка", ло­ка­ли­зо­ван­ная в Укра­и­не за­во­дом КрАЗ Кон­стан­ти­на Же­ва­го мо­дель "Ку­гу­ар" ком­па­ний STREIT Group Canada и Toyota Motors, а также мо­дель "До­зор", вы­пу­щен­ная харь­ков­ским го­су­дар­ствен­ным ЗИМом. А уже к се­ре­ди­не ны­неш­не­го года мо­дель­ный ряд лег­кой броне­тех­ни­ки был до­пол­нен еще че­тырь­мя об­раз­ца­ми - "Ва­ран" и "Три­тон" ки­ев­ско­го за­во­да "Ле­нин­ская куз­ница", "Барс-8" хол­дин­га "Бог­дан Мо­торс" то­го же вла­дель­ца и "Овод" Жи­то­мир­ско­го бро­не­тан­ко­во­го за­во­да "Укробо­рон­про­ма".

----------

Лекарственные схемы ушли на фронт

Минобороны может отчитаться только за 30 млн из потраченных на лекарства 230 млн грн

Фото: УНИАН

Формально обвинить Минобороны в коррупции при закупке медикаментов сейчас сложно - новое руководство военно-медицинского департамента делает все, чтобы убедить общественность в честности тендеров. Но наличие в списке победителей компаний с сомнительной репутацией и рекордный разрыв между суммами официальных контрактов и общим лекарственным бюджетом ведомства вызывают вопросы. Вполне возможно, что схемы, на которых годами сидели военные, никуда не исчезли. Они попросту "рассредоточились" по стране, ведь часть полномочий и денег Минобороны передало госпиталям. А проконтролировать, сколько, где и почем те покупают лекарств и как их расходуют на передовой, гораздо сложнее, чем даже в закрытых для общественности министерских кабинетах.

Обеспечение медикаментами военного ведомства вызывает все больший интерес у фармацевтов. Правда, рекордной суммы в 780 млн грн., которую, как прогнозировали весной этого года в парламентском комитете по вопросам здравоохранения, должны были выделить из бюджета на закупку лекарств, Минобороны так и не получило. На эти цели на нынешний год было запланировано 367,1 млн грн. Еще 2,2 млн грн. военно-медицинскому департаменту, который курирует закупки препаратов, перечислено от волонтерских и благотворительных организаций. Тем не менее, учитывая те сложности, с которыми столкнулись фармацевты, ранее участвовавшие в "гражданских" тендерах МОЗ (из-за намерения министра Александра Квиташвили передать закупки лекарств международным организациям конкурсы с начала года проводились в крайне ограниченном количестве), перспектива получить какую-то часть этой суммы привлекает немало желающих.

По данным руководителя военно-медицинского департамента МО Андрея Вербы, по состоянию на сентябрь закуплено препаратов на сумму 230 млн грн., то есть израсходовано почти две трети всего бюджета. Но в "Вестнике госзакупок" фигурируют гораздо более скромные суммы. Исходя из официальных данных, по состоянию на начало сентября (последний тендер датируется 2 сентября) МО закупило медикаментов и оборудования всего чуть более чем на 30 млн грн. Причем практически все весенние и несколько июньских торгов были отменены, а основные закупки пришлись на июль-август. Самые денежные контракты получили несколько фирм. В тройку вошли компании "Стальмед" (18,3 млн), "АВ-Фарма" (4,6 млн) и "Киевмедпрепарат" (4,25 млн). Официальным владельцем "Стальмеда" является Иван Гурдюмов. Он также числится в списке соучредителей ООО "Фармстер" - "дочки" одноименной российской компании, собственником которой является бизнесмен Иван Тарлыков. Примечательно, что эта фирма в последние годы обеспечивала медикаментами управление делами президента РФ Владимира Путина, ФСБ, российское минобороны и "Газпром". Украинскому оборонному ведомству "Стальмед" будет поставлять механические и химические кровоостанавливающие средства. И это далеко не единственная компания с российскими корнями, которой МО решило доверить обеспечение лекарствами наших бойцов. В списке победителей тендеров фигурирует также фирма "Фармекс групп", которую контролирует российский бизнесмен Александр Шишкин, в свое время активно поддерживавший аннексию Крыма. Правда, доходы Шишкина от продаж лекарств украинской армии заметно упали. Если в прошлом году "Фармекс групп" получила контракт на 120 млн грн., то в этом - всего на 500 тыс. Вызывают вопросы и другие фавориты Минобороны.

Помимо крупных поставщиков госпитали снабжают и мелкие фирмы, многие из которых были спешно созданы специально для освоения бюджетных денег

"АВ-Фарма", официальными владельцами которой являются Людмила Макарова и Владимир Таловер, по данным экспертов "ДС", входит в группу влияния серого кардинала фармацевтического рынка Бориса Литовского, подконтрольные структуры которого являлись бессменными победителями тендеров в бытность министром здравоохранения Раисы Богатыревой. Широкой общественности "АВ-Фарма" стала известна в прошлом году. Первой зарегистрировав в Гослекслужбе медицинские аптечки, она предложила их Минобороны по $100 за штуку, хотя, как подсчитал тогда народный депутат от БПП и владелец фармацевтической компании "Дарница" Глеб Загорий, препаратов в ней было от силы на $30. Социальные сети пестрели фотографиями содержимого аптечек, в которых были палочки для ногтей и пинцеты для бровей, но отсутствовали элементарные медикаменты. В итоге военное ведомство поручило комплектовать аптечки волонтерам. По официальной информации, в этом году "АВ-Фарма" будет поставлять армии уже не злополучные аптечки, а кровоостанавливающие средства.

Среди победителей тендеров "с историей" можно отметить и скромную, на первый взгляд, фирму "Глобалмедгрупп". Она будет поставлять Минобороны медицинскую технику, в частности, мониторы пациента, радиологическое оборудование и пр. на общую сумму порядка 1,5 млн грн. Официальным владельцем компании является Майя Клищевская. Но, как стало известно "ДС" из собственных источников, "Глобалмедгрупп" фактически входит в группу влияния экс-главы парламентского комитета по вопросам здравоохранения, подруги бывшего министра здравоохранения Раисы Богатыревой Татьяны Бахтеевой, а также ее протеже - специализирующихся на продаже медицинской аппаратуры братьев Фисталей. В прошлом году тогдашний руководитель военно-медицинского департамента Виталий Андронатий закупил у компаний, входящих в группу Бахтеевой и Фисталей, оборудования более чем на 35 млн грн, причем техника приобреталась по явно завышенным ценам.

Между тем, по данным "ДС", военные продолжают покупать аптечки у "АВ-Фарма". Как заявил Верба, всего на передовую отправлено 30 тыс. аптечек, а в ближайшее время планируется закупить еще 70 тыс. Какую долю из них поставит оскандалившаяся в прошлом году компания - неизвестно, но наши источники называют цифру порядка 30 тыс. шт. При средней стоимости каждого комплекта в 1,5-2 тыс. грн., это позволит продавцу заработать 45-60 млн. Но в этом году скандальные фирмы работают не напрямую с Минобороны, а с госпиталями. Им военное ведомство передало часть полномочий и бюджетов (по оценочным данным, не менее 50-70 млн грн.) на закупку препаратов, что, по идее, должно было помочь победить централизованную коррупцию. Вместо этого схемы переместились на места. Помимо крупных поставщиков госпитали снабжают и мелкие фирмы, многие из которых были спешно созданы специально для освоения бюджетных денег.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 5 октября 2015 г. (№40/750)