Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Луценко против Саакашвили. Кто победит в пиар-войне "Деньги Курченко"

Среда, 6 Декабря 2017, 10:00
Среди политиков из окружения Саакашвили уже выявляются слабые звенья, которые от него открещиваются

История с Михеилом Саакашвили, которого силовики неудачно попытались задержать утром 5 декабря, будет иметь много продолжений, потому что затронет много разных людей. В это число могут войти как близкие к Саакашвили политики, так и обитатели палаточного городка под парламентом.

Развитие событий будет зависеть и от силовиков, и, конечно, от самого Саакашвили. Вечером 5 декабря он призвал своих наиболее стойких приверженцев, оставшихся под Верховной Радой, не расходиться и пообещал, что вскоре в палаточный городок привезут горячий чай и металлические бочки, чтобы в них развести огонь для обогрева. При этом он очень своеобразно заверил, что не прячется от правоохранителей. "Они говорили, что я в розыске. Полицейские, вот я! Я в розыске? Я готов! Я здесь! Но я не советую вам выполнять преступные приказы", - заявил Саакашвили.

Из этих его слов вроде бы можно сделать вывод, что он намерен обосноваться под парламентом надолго. Впрочем, такое уже было дней сорок назад. "Я принял решение переместиться к протестующим на площадь перед Радой", - объявил он 24 октября, а на следующий день даже показал свой, как он выразился, "президентский номер" в палаточном городке. Однако вскоре ретировался оттуда, предпочтя палатке роскошный двухэтажный пентхаус площадью 252 кв. м, аренда которого стоит $6 тыс. в месяц, в доме на улице Костельной возле Крещатика. Именно с крыши того дома его спасали силовики утром 5 декабря.

Конечно, сейчас вернуться в апартаменты он не может. И если покинет убежище под парламентом, то - чтобы бежать (но куда?) или же чтобы явиться на допрос.

Реакция на всю эту историю западных посольств вроде бы подталкивает Саакашвили (как и украинскую власть) к действиям в рамках украинского правового поля. "Мы в курсе того, что происходит сейчас с г-ном Саакашвили. Мы также внимательно следим за этим случаем и надеемся, что следствие пройдет вовремя и согласно всем требованиям закона", - сказали в представительстве ЕС в Украине. Аналогичное заявление сделало посольство США: "Мы знаем, что г-н Саакашвили был задержан, и в центре Киева продолжаются протесты. Мы призываем стороны разрядить напряжение и избегать насилия. Мы внимательно следим за ситуацией и ожидаем, что следствие будет проведено оперативно и в соответствии с законодательством Украины". Поскольку западные посольства настойчиво говорят о следствии, то вроде бы Саакашвили должен явиться к следователю в центральный офис СБУ на улицу Воровского.

Есть еще один немаловажный фактор, способный повлиять на планы Саакашвили. Это - степень серьезности улик, имеющихся у следствия. Если бы у следствия не было ничего, кроме аудиозаписей, которые всегда можно объявить смонтированными и сфальсифицированными (так их, конечно, сразу и обозвали Саакашвили и его приверженцы), то Саакашвили мог бы спокойно дать себя задержать, затем хладнокровно дождаться под домашним арестом в пентхаусе, когда наступит время суда, и триумфально добиться оправдания.

Сейчас Саакашвили перед выбором: выбрать этот вариант или же стать злостным нарушителем закона (даже в глазах западных посольств) и вызвать подозрения (даже у многих своих прежних симпатиков) в том, что он действительно виновен. Пока что сведения из окружения Саакашвили поступают крайне противоречивые.

Первой о дальнейших планах Саакашвили сообщила вечером 5 декабря его пресс-секретарь Дарина Чиж. "Он сейчас в палатке под Радой, рядом со мной", - рассказала она "Українським Новинам". По ее словам, Саакашвили не намерен скрываться от правоохранителей и планирует 6 декабря добровольно явиться на допрос.

Словам Дарины можно было бы поверить, все-таки она его ближайшая соратница. Рано утром 5 декабря, когда силовики вломились к Саакашвили в пентхаус, она тоже была там. Правда, 18 сентября Саакашвили отстранил ее от обязанностей пресс-секретаря за антисемитские высказывания, но долго обойтись без нее он не смог.

Однако даже если он имел такие планы, то вскоре они переменились. Поздно вечером 5 декабря пресс-секретарь партии "Рух новых сил" Марьяна Почтарь сообщила, что Саакашвили не планирует приходить на допрос 6 декабря, а вместо этого проведет брифинг под Верховной Радой, где вместе с юристами разъяснит сложившуюся ситуацию. Также Почтарь опровергла информацию о том, что Дарина Чиж общалась с агентством "Українські Новини".

Было бы, конечно, интересно посмотреть, сколько Саакашвили продержится в палатке - без привычного комфорта, да и просто без санузла. Но не факт, что беглеца оставят в покое. По крайней мере, генпрокурор Юрий Луценко на вечернем заседании парламента 5 декабря отверг такую возможность.

"Никаких силовых акций с пролитием крови, которого хотят уже несколько месяцев организаторы этого шабаша, мы будем стараться не допускать. Но через 24 часа вся правоохранительная система Украины сделает все необходимое, чтобы Михеил Саакашвили, который, очевидно, связан финансовыми сделками с олигархами, в том числе из Москвы, предстал перед следователем для предъявления подозрения, а затем перед судом, где прокуратура будет ходатайствовать ему домашний арест", - сообщил Луценко и добавил, что после побега столь мягкая мера пресечения уже стоит под сомнением. "Мы будем над этим крепко думать, но думать в первую очередь об украинском государстве", - сказал генпрокурор.

Интересно, конечно, согласовал ли он свое заявление с руководством Нацполиции и СБУ. Но даже если так, это вовсе не означает, что вечером 6 декабря состоится штурм палаточного городка. Скорее всего, никакого штурма не будет, потому что о штурме никогда не предупреждают заранее, залог его успеха - внезапность, а Луценко заранее публично объявил, что дает Саакашвили 24 часа.

Но у силовиков есть способы значительно усложнить жизнь палаточному городку и Саакашвили вместе с ним. Какие именно лучше выбрать - оставим думать об этом силовикам. Отметим лишь, что Луценко специально обратился к обитателям палаток с довольно небанальным призывом: "Быть в оппозиции - пожалуйста, критиковать, не любить и даже протестовать против нашей власти - ваше право, но надо прекратить наконец выполнять сценарий Москвы, снять палатки, предъявить следователям краденые купюры из денег Курченко и помочь в конце концов выжечь эту заразу в украинском политикуме".

Известно, что население палаточного городка - это в основном не какие-то ярые приверженцы Саакашвили, а люди, которых привел Семен Семенченко. И именно он решает с ними финансовые вопросы. Не каждый обитатель палаток пропустил мимо ушей слова Луценко о "краденых купюрах из денег Курченко". Поэтому наверняка найдутся желающие покинуть лагерь, пока купюры не стали вещдоками в уголовном деле.

Среди политиков из окружения Саакашвили уже выявляются слабые звенья. Луценко перечислил восемь народных депутатов, которые, по его словам, "препятствовали законным действиям по защите украинского государства правоохранителей СБУ": Игорь Луценко, Юрий Деревянко, Светлана Залищук, Мустафа Найем, Олег Петренко, Юрий Левченко, Сергей Лещенко, Виктор Чумак. Некоторые из них тут же принялись опровергать свое участие в противостоянии с силовиками на улице Трехсвятительской, где был остановлен автомобиль, в котором силовики везли Саакашвили.

Например, Лещенко в парламенте сразу после выступления Луценко взял слово для реплики и заявил: "Я хочу сообщить генпрокурору, что, наверное, его плохо информируют. Потому что только в 10 утра я приехал поездом из Запорожья. Я никоим образом не мог помогать Саакашвили". Но добрые люди быстро нашли репортаж "Громадського" с Трехсвятительской, когда там пытались строить баррикады, где на первом плане - Лещенко собственной персоной. А Залищук в телеэфире рассказала, что она приехала на место задержания Саакашвили только для того, чтобы своим присутствием гарантировать, что никакого физического насилия в отношении активистов не будет, и чтобы к Саакашвили допустили адвокатов.

Но главная проблема депутатов, которых перечислил Луценко, конечно, не в том, что они были участниками событий на Костельной и Трехсвятительской. Более серьезная проблема - в деньгах Курченко. Теперь всех политиков из окружения Саакашвили их оппоненты будут доставать вопросами о том, действительно ли те вкалывали на Саакашвили бесплатно, когда другие делили сотни тысяч долларов, поступившие от сбежавшего в Москву младоолигарха.

И Лещенко, и Залищук, и Найем поспешили сделать вид, что они ничего не ведали о финансовых делах Саакашвили. "Никто не собирается выгораживать человека, если он действительно получал незаконное финансирование со стороны лиц, которые находятся под следствием", - заявил Лещенко. "Саакашвили должен дать исчерпывающие ответы на все вопросы. В частности, подробно ответить о финансировании своей силы, - подчеркнула Залищук. - Деньги Курченко означали бы не просто предательство, а полный подрыв перспективы антикоррупционной борьбы в этой стране". Также и Найем посоветовал Саакашвили и его команде "дать исчерпывающие ответы на все возникающие вопросы". "Отмалчиваться на обвинения, выдвинутые сегодня прокуратурой, - не выход, - настаивает депутат. - Молчание, лозунги и уклончивые ответы неприемлемы. В ситуации войны с Россией любые вопросы без ответов, подозрения и факты, которые невозможно объяснить, были бы убийственными".

В худшем положении оказался Деревянко, который входит в руководство партии "Рух новых сил" и по должности обязан быть в курсе источников финансирования партийных акций. Также под большим подозрением оказались депутаты из "Самопомочі" Семен Семенченко и Егор Соболев. Созданный ими "Рух визволення" публично взял на себя ответственность за палатки на улице Грушевского и за сбор финансовых пожертвований на лагерь.

Понятно, что и "Рух нових сил", и "Рух визволення", как и Саакашвили, категорически отрицают какие-либо связи и контакты с Курченко и его людьми. Этим заявлениям верят очень многие и в Украине, и на Западе. В украинских и особенно западных СМИ довлеет скептическое или даже резко негативное отношение к заявлениям Луценко. Правда, этого оказалось недостаточно, чтобы поднять на защиту Саакашвили и палаточного лагеря заметное число киевлян. Но ситуация может измениться, к тому же Саакашвили и "Рух визволення" ждут подмоги из регионов.

То есть пока что власть и персонально Луценко как главный спикер по делу Саакашвили-Курченко вчистую проигрывают информационное сражение вокруг этого дела. Причина в общем-то понятна. Мнение очень многих сторонних наблюдателей выразил экс-премьер и бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт: "Попытки арестовать Саакашвили под предлогом того, что он какой-то российский агент, выглядят чрезвычайно дилетантскими. Кто поверит этой истории?"

Люди не слишком вслушиваются или вчитываются в заявления Луценко. От его слов остается впечатление, будто он считает Саакашвили "рукой Москвы" или обвиняет его в коррупции, а это, естественно, вызывает недоумение или отторжение, ведь у Саакашвили имидж личного врага Путина и непримиримого борца с коррупцией. Но если бы Луценко действительно говорил и имел в виду такие глупости, то вряд ли бы так переполошились Лещенко, Залищук и Найем - нет, они бы издевались над Луценко вместе с Бильдтом. Но они слушали Луценко предельно внимательно (и совсем не улыбаясь), ибо то, что он говорил, непосредственно касалось их лично. И они прекрасно поняли, что Луценко обвиняет (корректнее говоря, подозревает) Саакашвили в банальной политической нечистоплотности, в готовности брать деньги и черпать поддержку из любых источников, лишь бы организовать массовую акцию с собою во главе, привлекающую внимание мировых СМИ.

Более того, в окружении Саакашвили прекрасно знают, что такие подозрения имеют под собой основания. Именно потому он радовался, когда трансляцию его "марша за импичмент" вел откровенно прокремлевский канал NewsOne, и бросился на его защиту. Именно потому он тепло приветствовал и дал выступить на своем митинге 5 декабря депутату Европарламента от Великобритании Джейн Коллинз, которая в сентябре 2014 г. голосовала против ратификации Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной.

Сейчас для окружения Саакашвили главный вопрос - что накопало следствие. Кое-что об этом рассказал генпрокурор 5 декабря сначала журналистам на брифинге, а затем депутатам с трибуны Верховной Рады.

По его словам, какое-то время назад Главное управление СБУ в Киеве и Киевской области и Следственное управление международного департамента ГПУ выявили контакты Курченко и его помощника с руководителем Киевской областной организации партии "Рух нових сил" Северионом Дангадзе (Луценко называет его "правой рукой" Саакашвили). Они договорились о финансировании восстания для устранения действующей власти в Украине с целью возвращения Курченко активов, которые были у него отобраны по решению украинских судов. (Нелишне напомнить, что 19 ноября Саакашвили заявил о намерении получить после отстранения Петра Порошенко от власти пост премьера.)

Эти разговоры, по словам Луценко, "задокументированы в рамках судебных решений законными процедурами, в том числе при сотрудничестве двух граждан РФ украинского происхождения, которые в ходе нашей разработки изъявили желание сотрудничать с украинским следствием". Общая сумма, о которой было договорено, составляет около полумиллиона долларов. Из них почти половина, утверждает Луценко, была задокументирована по номерам купюр и под аудио- и видеоконтролем вручена Дангадзе.

Затем были получены решения судов на обыски и задержание Дангадзе, но произошла утечка информации, и он несколько недель назад сбежал из Киева. 2 декабря оперативники СБУ едва не словили Дангадзе во Львове, но он сумел убежать. Зато был задержан его попутчик, у которого в машине, по словам Луценко, "были найдены все финансовые документы, свидетельствующие об использовании средств Курченко на подвоз людей и финансирование телевизионных агитационных программ Саакашвили".

Этот человек является постоянным консультантом комитета Верховной Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции. Председателем этого комитета является Егор Соболев, в числе его замов - Виктор Чумак, а среди глав подкомитетов - Юрий Деревянко, Сергей Лещенко, Игорь Луценко. Всем им, наверное, сейчас очень интересно, что о чем этот консультант проконсультировал СБУ.

А вскоре СБУ обнаружила и Дангадзе, едущим в автомобиле со скоростью 180 км в час в сторону российской границы. В результате операции ГПУ и СБУ этот автомобиль был задержан работниками полиции около Лубен на Полтавщине. Дангадзе был задержан и обыскан. "При нем были найдены при свидетелях часть купюр, которые были переданы от Курченко для организации массовых акций неповиновения. Не сомневаюсь, что такие же купюры сейчас прячут в своих кошельках те, кто был обманут или сознательно служит московской мамоне под Верховной Радой в полупустых палатках", - утверждает генпрокурор.

Понятно, что до палаток могла дойти только малая часть, а гораздо больше осело в карманах разных организаторов и нужных людей. 4 декабря Дангадзе привезли в следственный изолятор СБУ в Киеве. В жилье Дангадзе в Киеве был произведен обыск, в ходе которого нашли паспорт Саакашвили и еще много чего интересного. Найденного хватило, по словам генпрокурора, чтобы предъявить Дангадзе подозрения по ст. 256 ("Сотрудничество с членами преступной группировки") и ст. 111 ("Государственная измена"), а также принять решение о предъявлении подозрения по ст. 256 Саакашвили.

Таким образом, в руках у СБУ два человека Саакашвили, и какими козырями они обеспечили следствие против Саакашвили, можно только догадываться. От этого во многом будет зависеть и исход информационного сражения вокруг Саакашвили.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство