Государство

Сергей Левочкин: безработный кукловод

Бывший администратор Януковича переживает новый для себя опыт: он в комнате, полной кукол-марионеток, но нити управления держат другие руки

Фото: УНИАН

В середине 1990-х годов Сергей Левочкин вместе со своим другом детства Иваном Фурсиным зарабатывали первые миллионы через АКБ "Банкирский дом" - сотрудничали с "Укрспец­экспортом", кредитовали донецкий завод "Топаз". Отец Сергея Владимир Левочкин к тому времени успешно строил карьеру в Госдепартаменте по вопросам исполнения наказаний. В 1998 г. Левочкин проиграл мажоритарные выборы в парламент, а в 1999-м начал строить карьеру в непубличной политике - устроившись советником губернатора Донецкой области Виктора Януковича.

Левочкин-старший к тому времени работал заместителем начальника упомянутого департамента (считается, что при его участии подчищалось личное дело Януковича, имевшего две судимости). В статусе советника Сергей Левочкин очень быстро добился расположения Януковича и в том же году переехал в Киев - был назначен научным консультантом Леонида Кучмы. На работу его принимал глава патронатной службы президента Владимир Литвин по протекции Януковича.

В столице талант кулуарного переговорщика расцвел с новой силой. В частности, оказался востребованным во время "кассетного скандала", когда Левочкин помогал Литвину держать в узде парламентское большинство - Верховная Рада несколько раз безрезультатно пробовала высказать Кучме недоверие. Наградой Сергею Владимировичу стала должность первого помощника президента, которую он занимал вплоть до отставки Кучмы - то есть участвовал в переговорах о третьем туре президентских выборов и гарантиях для Леонида Даниловича после Оранжевой революции. Самое тревожное для экс-кучмистов время Левочкин пересидел на должности советника председателя Верховной Рады Литвина, а после назначения главой правительства Януковича возглавил службу премьер-министра.

Левочкин был уверен, что размер политического ресурса, которым он имеет возможность манипулировать, сделает его желанным партнером для диалога с любой властью. Однако результаты выборов стали большим ударом по его амбициям

Свой талант переговорщика Сергей Левочкин использовал и для продвижения бизнес-проектов. В частности, многие обозреватели указывали на его роль в судьбе "РосУкрЭнерго", монополизировавшей поставки российского газа на украинский рынок, а также выступавшей посредником при его поставках в Европу. К 2006 г. в отечественный политический обиход вошло выражение "группа газовиков", которую также называли "группа Фирташа-Левочкина". Левочкин никогда не отрицал дружеских отношений с Фирташем, но всегда отнекивался от своих интересов в "РосУкрЭнерго". За руку его никто, увы, не поймал, но множество косвенных признаков говорит о том, что зарабатывал он совсем не так, как о том отчитывался. К примеру, Валерий Хорошковский в свое время настаивал на том, что получил от Фирташа за медиагруппу "Интер" именно $2,5 млрд. Сергей Левочкин рассказал, что его доля в "Интере" - 20%, то есть за нее он должен был заплатить $500 млн. Однако если взять его декларацию за 2012 г., то всех ценных бумаг, счетов в банках, недвижимости, дивидендов и процентов не хватило бы и на 1% акций "Интера".

Во время Революции достоинства политическое чутье Левочкина вовремя подсказало ему покинуть тонущий корабль своего многолетнего покровителя. Он был уволен с должности главы администрации Януковича 17 января 2014 г. - то есть формально не запачкал руки в большой крови, как многие другие. И даже счел возможным вовсе не уходить из большой политики, будучи уверенным, что размер политического ресурса, которым он имеет возможность манипулировать, сделает его желанным партнером для диалога с любой властью. Однако непопадание в новый парламент "Сильной Украины" и "Гражданской позиции" стало большим ударом по амбициям Сергея Владимировича. Нет никакой гарантии, что ему удастся сохранить контроль над политическим проектом Олега Ляшко. А у "Оппозиционного блока" несколько акционеров, и не факт, что пакет Левочкина - преобладающий. То есть обстоятельства складываются таким образом, что некогда почти всесильный кукловод выброшен на обочину процесса. В очень непривычную для себя среду. И может начать совершать ошибки.