Государство

Владимир Сальдо: Хозяин Херсона (интервью)

Владимир Сальдо уже год работает в Верховной Раде, но кабинет, который он занимал в мэрии Херсона, до сих пор закреплен за ним. Там остались даже его

Уже больше десяти лет Владимир Сальдо известен исключительно как политик, хотя остается совладельцем крупнейшей в Херсоне строительной компании.

Когда-то он начинал в ней карьеру в качестве рядового мастера, а теперь контролирует как акционер. И это не единственное доказательство того, что Владимир Сальдо не любит отдавать контроль над своими проектами.

Год назад он перестал быть мэром Херсона в связи с избранием в парламент, но умудряется и дальше курировать городское хозяйство. Что, впрочем, создает почву для неоднозначных заявлений.

Владимир Сальдо уже год работает в Верховной Раде, но кабинет, который он занимал в мэрии Херсона, до сих пор закреплен за ним. Там остались даже его рубашки и галстуки, а сам нардеп сохранил за собой неформальный статус хозяина города.

Дело в том, что все это время обязанности мэра Херсона исполняет его давняя соратница Зоя Бережная — бывший заммэра и секретарь горсовета.

Оппозиция даже обвиняла народного депутата в блокировании назначения внеочередных мэрских выборов в Херсоне, но он эти претензии отметает в виду отсутствия конкретных доказательств.

Впрочем, раздражение выигрышной для Владимира Сальдо ситуацией возникло не только у оппозиции, рейтинг которой в регионе достаточно высок. Похоже, недовольство отсутствием "своего" мэра есть и у губернатора Херсонской области Николая Костяка.

Несмотря на принадлежность обоих политиков к Партии регионов, отношения губернатора и бывшего городского головы нельзя назвать гладкими. Их комментарии на эту тему носят подчеркнуто сдержанный характер, но каждая из сторон внимательно следит за тем, не появились ли в информационном поле новости, требующие более жесткой реакции.

Недавно в СМИ просочилась информация о возможном назначении губернатором Владимира Сальдо. Это известие, независимо от его достоверности, — аккуратный информационный удар по нынешнему руководителю Херсонской области. И Николай Костяк ответил, как только подвернулась возможность.

Недавно губернатор Херсонщины заявил, что недоволен тем, что уже год в городе нет избранного мэра. Как вы считаете, это нормальная ситуация?

— Я не слышал таких заявлений. Есть исполняющий обязанности мэра, так как это предусмотрено Законом "О местном самоуправлении".

Ситуация, когда ваша соратница Зоя Бережная руководит Херсоном вместо вас, очевидно, выгодна вам, но, похоже, не устраивает губернатора, не так ли?

— Давайте рассуждать здраво. Хорошо, будет другой мэр. Вы считаете, что он откажется работать с депутатом Верховной Рады от Херсона? Любой другой, кто будет на этом месте, все равно будет со мной работать.

Потому что это выгодно, прежде всего, городу — иметь своего представителя в парламенте и через него лоббировать интересы общины. Кстати, у меня в бытность мэром такой возможности не было: у Херсона не было своего народного депутата, нам все приходилось решать самим.

У губернатора есть своя кандидатура на пост мэра Херсона?

— Во-первых, сразу же вспомним, что по закону мэр — это не преемственная, царственная особа, которого кто-то назначает. Мэра выбирают люди. Поэтому кандидатура может быть только на кандидата в мэры, а не мэра. И это должен быть человек, который соответствует требованиям, продиктованным временем.

То есть он должен уметь работать, иметь желание это делать, и он обязан быть избранным людьми и, соответственно, понимать их. Желательно, чтобы этот человек уже знал городское хозяйство.

Новая струя, конечно, может быть. Но в общем-то ситуация диктует условия как раз противоположные — для дела лучше, чтобы это был специалист. Он быстрее освоит городское хозяйство, а это очень непростая штука. Такие люди есть.

На чем, как вы считаете, основана информация о напряженных отношениях между вами и губернатором Херсонской области?

— Во-первых, это субъективное мнение одного из СМИ. Во-вторых, СМИ работают по правилу: потасовка всегда интереснее, чем сотрудничество. Поэтому все время ищут поводы, чтобы "за уши" притянуть нечто эдакое. Не поздоровались, кто-то что-то сказал резкое, и начинается провоцирование возможного конфликта.

Я вам приведу пример из своего детства. У меня был друг. Мы учились в одном классе и жили в соседних подъездах. Мой друг был крепче, больше, но я был, наверное, настырнее. И вот когда мы друг с другом в чем-то не соглашались, это постепенно переходило в драку.

Другим мальчишкам нравилось на это смотреть, соответственно они нас подстрекали. Его накрутят против меня, меня против него — и начиналось.

В ситуации "мэр-губернатор" возможность конфликта в областном центре заложена изначально. Я трижды избирался мэром, и постоянно меня старались рассорить с губернатором. Мне это напоминает мальчишеские развлечения из детства. На самом деле СМИ подмечают то, чего нет.

Правда, что у вас есть губернаторские амбиции?

— 100% гарантии от отсутствия чего-либо не дает даже страховой полис. Я работаю в парламенте, и намерений идти в губернаторы не озвучивал, с просьбами "назначьте меня" не обращался. Разговор об этом вообще официально не ведется.

Почему кабинет, некогда занимаемый вами в мэрии, по-прежнему закреплен за вами?

— Я избран по округу и половину времени нахожусь в Киеве, а половину — в Херсоне. Даже если бы и хотел, не смог бы отстраниться от городских проблем.

По Закону "О статусе народного депутата", ему и его помощнику обязаны предоставить помещение в здании органов местного самоуправления. Да еще и оборудовать его. Естественно, не обязательно в том кабинете, где находился мэр, можно и в другом помещении. Так что все согласно законодательству.

Строитель с отличием

Ключевой актив Владимира Сальдо — компания "Херсонстрой". Она занимается всеми видами строительных работ — от возведения жилищных и объектов соцкультбыта, до промышленного строительства и создания инженерных сетей.

Кроме того, с советских времен за компанией закреплена недвижимость, в частности пансионат на берегу моря, который работает и по сей день. Это предприятие возникло еще в 1949 г. (под несколько иным названием) для отстройки города после войны.

Владимир Сальдо, инженер-строитель по профессии, попал сюда по распределению после окончания Криворожского горнорудного института. Он пришел на крупнейшее в Херсоне строительное предприятие рядовым мастером, а увольнялся уже в статусе начальника управления и одного из акционеров компании.

Супруга же экс-мэра Херсона владеет акциями предприятия, производящего продукцию из природного камня, — ПАО "Каштан" в Житомирской области. По словам Владимира Сальдо, эта компания основана его зятем.

Так что наш герой изнутри знаком с ситуацией в строительстве и смежных отраслях, которые уже не могут похвастать докризисной рентабельностью. Попав в парламент, бывший градоначальник инициировал ряд законопроектов, способствующих строительному бизнесу. Но впереди куда более сложная задача — добиться их поддержки и финансирования.

Вам уже приходилось переживать кризисные периоды в строительном бизнесе в 1990-х. Какие уроки вынесли из того времени?

— После 1991-го года, когда развалился Советский Союз, начали меняться экономические взаимоотношения, все начало рушиться. Помог случай, а, может, и закономерность. Меня направили на пятимесячные курсы менеджмента при Кабмине.

"Менеджер" — это было совершенно новое слово. Все знали должности "руководитель", "начальник", "директор", "специалист", а кто такой "менеджер" — не знали. Эти курсы перевернули мое мировоззрение, позволили понять, что для успешности в бизнесе нужно измениться.

Вернувшись из Киева, я начал покупать новую технику для предприятия, не боялся брать кредиты, несмотря на то что ставки достигали 300% процентов годовых. Многие этого боялись, считали западней.

Шла очень резкая девальвация. Деньги, заработанные сегодня, завтра стоили уже в два раза меньше, но техника и строительные материалы не обесценивались. Это же материальный продукт. Вот так на фоне стагнации экономики, когда другие предприятия разваливались, строительное управление, которым я руководил, наоборот, начало укрепляться.

Вы приходили в "Херсонстрой" наемным сотрудником. Как впоследствии стали совладельцем этой компании?

— В то время происходило изменение правовых отношений в сфере собственности. Государственные предприятия акционировались. Трудовой коллектив имел право получить акции. И, работая в этом трудовом коллективе, я получил больший пакет акций, поскольку был руководителем одного из подразделений. А со временем увеличил этот пакет и стал одним из главных акционеров компании. Хотя сейчас успешность строительного бизнеса под очень большим вопросом в связи с непростыми экономическими процессами.

Способствовать восстановлению отрасли могут и народные депутаты. В этом созыве парламента у строительного бизнеса достаточно сильное лобби. Удается быть услышанными в Кабмине?

— Да. В составе парламента много людей, связанных со строительством, местным самоуправлением, много бывших мэров. А бывших мэров не бывает — мы продолжаем курировать городское хозяйство. Конечно же, все понимают, что капитальные вложения — это ключ к запуску экономики.

Вы — один из инициаторов законопроекта, предлагающего дофинансировать программу строительства доступного жилья за счет казны в этом году на 450 млн грн. Действительно верите, что правительство найдет эти деньги до конца года?

— На эту задачу нужно посмотреть несколько под иным углом зрения. Есть уже много начатых строительных проектов, в том числе и жилья. Многие люди вложили в них деньги.

Естественно, они заморожены. Рассчитывать на то, что завтра произойдет чудо и банки начнут докредитовывать этих людей, наивно. Поэтому я сторонник такой гос­программы, которая позволила бы за счет средств бюджета дофинансировать уже начатые объекты.

Это даст возможность запустить строительную отрасль. Люди получат жилье, и деньги, которые они вложили, не будут выброшены на ветер. Это новые рабочие места; налоги пойдут в бюджет, в стране строительный процесс будет запущен на полную мощность.

Ведь для того, чтобы что-то получить, надо что-то вложить, установить приоритет государственных расходов. Так, как было в периоды кризиса в той же Америке. Они направили государственные ресурсы в строительство незавершенных объектов и запустили экономику. Поэтому 450 млн грн. — только начало.

У вас нет ощущения, что с таким дефицитом бюджета правительству не до увеличения бюджетного финансирования строителей?

— А мы с вами говорим не о финансировании строителей. Мы говорим о государственных расходах на окончание незаконченных строительством объектов. Да, экономическая ситуация в стране непростая. Но мы же не в вакууме живем. Украина достаточно плотно интегрирована в мировую экономику, и все негативные тенденции, которые происходят в мире, отображаются и на нас.

Но это текущие проблемы, а мы говорим о перспективных направлениях, о развитии. И на это развитие направлены государственные программы и стратегические планы. Скептики назовут это декларациями. Но скажу вам из своей практики: даже плохой план лучше хорошего бардака.

Ваша компания участвует в программе строительства доступного жилья?

— Обязательно будет участвовать, но строительство доступного жилья, к сожалению, еще не вышло на нужный уровень. Пока что в строительстве достаточно проблем, требующих разрешения. Нужно увеличить привлекательность строительной отрасли.

Строители не работают на склад — они работают на спрос. Но пока надлежащего спроса для того, чтобы разворачивать строительство в больших объемах, в том числе и доступного жилья, нет.

Прибыльное "банкротство"

Одна из самых загадочных страничек в биографии Владимира Сальдо связана с малоизвестным ООО "Энерджи систем менеджмент Херсон".

Эта компания попыталась в спешном порядке взять в управление прибыльное коммунальное предприятие "Херсонтеплоэнерго", пообещав инвестировать в него 320 млн грн. Как выяснилось, деньги компания планировала брать взаймы.

Депутатов херсонского горсовета всячески агитировали голосовать за проект решения, который они даже не видели до начала заседания.

Особую заинтересованность в положительном голосовании проявила и. о. градоначальника и бывшая помощница Владимира Сальдо Зоя Бережная.

Она предприняла не одну попытку убедить депутатов в том, что это решение необходимо городу, а инвесторам отказывать нельзя, укоряла в популизме, несколько раз ставила вопрос на голосование, но безуспешно.

А через пару дней нардеп лично раскритиковал действия депутатов, отказавшихся от передачи КП таинственной "Энерджи систем менеджмент Херсон".

"Когда есть эффективное для города предложение, нет времени для щелканья клювом. Депутаты не восприняли его быстрое "прохождение". А могли бы, подойди они к этому вопросу не эмоционально, а рационально, с "холодной" головой", — написал он на своей страничке в Facebook.

Вот только ни о самой компании, ни о ее финансовом положении нет никакой публичной информации. И сколько "ВД" ни расспрашивала Владимира Сальдо о конечных владельцах этой структуры, политик всякий раз уходил от прямого ответа. Возможно, даже слишком настойчиво как для человека, не связанного с загадочным херсонским ООО.

Вы высказывали недоумение по поводу того, что депутаты не захотели поддержать передачу КП "Херсонтеплоэнерго" компании "Энерджи систем менеджмент Херсон". Вы знаете, кто стоит за этой компанией?

— Речь идет не о передаче, а о возможности перепрофилирования коммунального предприятия "Херсонтеплоэнерго". Оно вырабатывает теплоэнергию и горячую воду из газа.

Мы — газозависимая страна. Сейчас весь мир борется за то, чтобы переходить на альтернативные источники энергии. Городские депутаты провели на эту тему бурные дебаты, но до голосования так и не дошли.

Им предлагалось создать условия для инвестиционного проекта, когда можно было бы перепрофилировать теплоэнерго на выработку энергии из альтернативных источников — биомассы, которой в Херсонской области достаточно.

Мы провели соответствующие исследования. Работа велась совместно с Государственным агентством по инвестициям и управлению национальными проектами, это было их предложение — создать условия для реализации инвестпроекта. А "Херсонтеплоэнерго" продавать не надо, оно никому не нужно, его никто не купит. Нужно просто передать его в управление.

Это так называемая система государственно-частного партнерства, о которой мы много говорим, но реально очень медленно к ней продвигаемся. В Украине, по данным Минрегионстроя, таких проектов реализовано единицы. И то в больших городах. Надо переходить к ним более смело, они откроют двери для инвестиций.

Возмущение у депутатов вызвала идея банкротства прибыльного КП. Зачем нужно его банкротить?

— Можно всегда найти причину, чтобы объяснить свою бездеятельность. Ни о каком банкротстве речь не идет, так же как и о продаже. Наоборот, деньги вкладывают в производство энергии не только из газа, но и из биомассы.

Противники решения, видимо, представляли себе это таким образом: если управление предприятием будет осуществлять совместно городская администрация и представитель частной компании, его смогут обанкротить. А смысл?

Это такой прокоммунистический подход. Поэтому споры вокруг этого вопроса идут, а предложение осталось нереализованным. Противники-то — кто? Фракция коммунистов в горсовете, в первую очередь. Ну, и оппозиция, которая всегда против.

О компании "Энерджи систем менеджмент Херсон" нет никакой информации в открытых источниках, непонятно, кому она принад­лежит. Почему вы уверены, что у нее есть деньги, чтобы инвестировать в этот проект?

— Ведь они же предлагают деньги, а не просят у нас! В чем тогда сомнения? А как быть с вопросами коммерческой этики? Неужели все инвестиционные компании заявляют о своих счетах в банке? Это разве обязательно?

Состояние компании не зависит от ее размера и количества акций на мировых фондовых рынках. Это, конечно, важно, и имя играет свою роль.

Но в сфере инвестиций в тепловую энергетику не работают ни "Макдональдс", ни "Дженерал Моторс". Здесь работают другие компании. И это их деньги, не наши. И они будут нести инвестиционные риски, а не город.

У депутатов есть опасения, что КП, которое приносило доход городскому бюджету, будет приносить его частной компании.

— Во-первых, КП реального дохода в бюджет не приносит, оно работает с убытками из-за диспропорций с энергоносителями. Претендовать на прибыль невозможно, она мифическая: у КП есть должники.

Вот когда предприятие будет действительно получать прибыль, тогда она будет распределяться пропорционально суммам вложенных инвестиций. Остальная часть дохода будет оставаться в распоряжении городской общины. Все прописано в договоре. Сомневаться, значит не верить написанному.

Среди ваших законодательных предложений были законопроекты, которые касались альтернативной энергетики. Не опасаетесь, что из этого можно сделать вывод о вашем личном интересе к компании, которая намерена заниматься альтернативной энергетикой в Херсоне? Ведь нет понимания, кто ее собственники.

— Предложение упорядочить законодательство, связанное с энергетикой, касается не отдельно взятого Херсона, а всей Украины. Работа без правил — это постепенно уходящая в историю ситуация. И парламент, и министерства, и Кабмин обязаны разрабатывать правила.

А что касается компании "Энерджи систем менеджмент Херсон", она предложена именно Государственным агентством по инвестициям и управлению национальными проектами.

Альпы и иностранные языки

Горные и водные лыжи, бокс, волейбол, хоккей и велосипедный спорт — у Владимира Сальдо не только обширный список увлечений, он еще и находит для них время. Например, начиная с 1999 г., старается ежегодно кататься на горных лыжах — преимущественно в Альпах.

Планирует поездку и этой зимой. Впрочем, еще до появления этого хобби политик продемонстрировал необычные лингвистические предпочтения. Сейчас он, пожалуй, единственный народный депутат, который в разделе "владение иностранными языками" указывает не только английский, но и… монгольский.

Зачем вам понадобился монгольский язык?

— Я пять лет жил в Монголии. Пришлось его выучить, когда меня отправили в командировку — тогда была такая практика — советником по вопросам строительства спецобъектов монгольской армии.

Я был еще совсем юным, прошло только два или три года после института. Когда мы приехали туда, нас отправили на тренинги, учили, как правильно вести себя с монголами, потому что, собственно говоря, это даже не другая нация, а другая раса.

И сказали: тот, кто будет работать без переводчика, получит 20% надбавки. Я один из немногих буквально за полгода освоил монгольский язык. Не в письменном варианте, конечно, а только в разговорном. Читал и говорил без переводчика.

Надбавку получили?

— Нет, не получил. Я получил надбавку не за знание языка, а за знание тех строительных элементов, которых там не знают. За работу без переводчика надбавку так и не дали. Но я не страдаю — зато язык выучил.

Он после Монголии вам как-то пригодился?

— Могу сказать по-монгольски "Я тебя люблю". Я уже 20 лет, как из Монголии вернулся, не практикуюсь, но все равно у меня в памяти остались основные речевые обороты. В советское время, конечно, было много таких связей — тогда это называлось кооперация, сейчас их уже нет.

Перспективы

В политической жизни Владимира Сальдо, похоже, может произойти новый поворот — назначение губернатором Херсонской области. Впрочем, эта должность вряд ли представляет исключительный интерес для нашего героя. Нынешняя позиция наделяет его не меньшей влиятельностью, позволяя и курировать Херсон, и одновременно продвигать законопроекты, необходимые для "подстегивания" работы строительной отрасли.

В бизнесе же наш герой, очевидно, постарается сохранить непубличность, дистанцируясь от управленческих решений. Отголоски его бизнес-активности, скорее всего, будут и дальше заметны разве что в парламенте.