Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Жертвы или соучастники. Куда нужно записать погибших на Майдане милиционеров

Четверг, 7 Февраля 2019, 16:00
Выступление Юрия Луценко на заседании комитета Верховной Рады не обошлось без скандала

Фото: УНИАН

"Среди Небесной сотни есть и 18 погибших милиционеров. И те, и те - жертвы", - сказал Луценко. И сразу же неравнодушные граждане стали на дыбы. "Фейсбуком" прокатился слух, что "злочинна влада" будет судить майдановцев за расстрел "милицейской небесной сотни". Генпрокурор уточнил, что смерти правоохранителей находятся в прямой зависимости от приказов и действий тогдашнего президента, руководителя МВД, руководителя СБУ. Поэтому они включены в общее число жертв.

Остается надеяться, что заявление Юрия Витальевича о том, что погибшие милиционеры являются частью Небесной сотни, - это неудачная фигура речи. Ведь быть жертвой преступного приказа "вне зависимости от сторон" и быть причисленным к списку гражданских, ставших на борьбу с пророссийской диктатурой, - это не одно и то же.

Безусловно, можно говорить о том, что исполнители преступного приказа и те, в кого они стреляли, в равной степени оказались жертвами режима, попытавшегося утопить протесты в крови. Но причислять милиционеров к сонму новых украинских героев некорректно. Безусловно, Янукович несет ответственность не только за смерти Небесной сотни, за похищения и нанесение увечий активистам по всей стране, но и за смерти правоохранителей. Это он послал их сеять смерть. Послал их на смерть. Суть в том, что кто-то должен ответить и за этих 18 погибших. Не протестанты же. Они защищали свои жизни от вооруженных силовиков. Однако право на самозащиту не означает, что подстрекатель, отдавший приказ, должен остаться безнаказанным.

Янукович - заказчик преступления, совершенного на Майдане. Он его идейный вдохновитель. Это он не раскаялся до сих пор и надеется на реванш, мечтая закончить начатое. Обвинить бывшего президента еще и в смертях правоохранителей - вполне логичный ход. Сегодня мы знаем, что российская армия стала разворачиваться у украинских границ одновременно с появлением в Киеве Майдана. Что на базы ЧФ РФ в Крыму еще в декабре стали прибывать дополнительные аптечки, горюче-смазочные материалы и провиант. В начале января - задолго до расстрелов на Майдане - на украинском полуострове появились российские диверсанты и военные. Мы знаем, что обо всем этом Януковичу докладывали разведчики. Но он ничего не сделал, чтобы помешать своему кукловоду. Вместо этого он направил на киевский Майдан крымских силовиков. Словно намеренно проведя их через кровавое посвящение.

Давайте вспомним, как российская пропаганда раздувала историю про "три сожженых крымских автобуса с силовиками" сразу после бегства Януковича и его клики. Если проанализировать события тех дней в ретроспективе, то становится очевидным, что расстрел на Майдане, смерти с обеих сторон - это подготовка необходимого прикрытия для иностранной интервенции.

Неточность формулировки требует уточнения, а не хайпа. Произошедшее со страной за эти пять лет учит нас необходимости углубляться в суть явления. С одной стороны, разница между погибшими майдановцами и погибшими милиционерами в том, что первые понимали глубинную причину протестных акций, хотели остановить вхождение страны в новый Советский Союз. Вторые же предпочли не думать о нюансах.

Небесная сотня и силовики - это не одно и то же уже потому, что каждый из них остался на баррикадах по диаметрально противоположным причинам. Одни - чтобы отстоять свободу. Другие - чтобы задушить ее. И тут критики Луценко совершенно правы. Но каждая смерть должна быть расследована. Справедливость требует, чтобы преступник понес наказание.

Включение погибших милиционеров в список жертв Януковича выбивает из-под российской пропаганды основной аргумент. Что, мол, были две стороны: те, кто организовывал "беспорядки" и те, кто пытался сохранить "порядок в стране". То, что следствие решилось предъявить бывшему президенту и его клике обвинение в смертях правоохранителей, означает, что была только одна сторона - украинский народ. И был кремлевский агент, который всеми силами пытался спровоцировать гражданский конфликт и таким образом помочь московскому хозяину оккупировать Украину.

P.S. Тем временем Юрий Луценко на волне всеобщего возмущения поспешил заявить, что имел ввиду немного не то, что сказал и даже принес извинения: "К сожалению, я ошибся в одном слове. Я хотел сказать, что вместе с Небесной сотней есть и милиционеры, но использовал другое слово, и оно наверняка кого-то обидело. Если это действительно затронуло души, сердца всех, кто это слышал, я приношу извинения". Как бы там ни было, но оговорка Луценко не отменяет ничего, что было сказано выше.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство

 

загрузка...