Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Кругом варяги. Какой национальности была Анна Ярославна и причем тут Николай ІІ

Понедельник, 5 Июня 2017, 18:00
Споры о том, можно ли называть дочь Ярослава русской, не утихают вот уже вторую неделю

Привет, боец исторического фронта! Как ты уже заметил, в минувшую неделю на историческом фронте случилось обострение обстановки. Обострил ее как всегда по старой привычке Владимир Владимирович, а поскольку "режим тишины" никогда не распространялся на информационную войну, то "ответки" не заставили себя ждать - от Петра Алексеевича до перестрелки МИДов в социальных сетях.

Надо признать, что в этот раз энтузиазм украинской стороны был не меньшим, чем очередное "недоумение" российской. Когда ж еще будет приятная возможность разместить прекрасное фото глухого березняка с комментом: "Москва в то время, когда в Киеве строили Софийский собор"? Это говорит о том, что и на историческом фронте нужно иметь готовые тактические схемы, чтобы потом не изобретать велосипед. В конце концов, ассортимент "исторических претензий" России по амбициям глобален, но отнюдь не бесконечен.

Взглянем сначала на биографию нынешней героини, за право "исторически обладать" которой развернулись такие недетские страсти.

Матримониальные связи династии, которую в исторической литературе принято называть Рюриковичами, в течение Х-ХIII вв. охватывали не только ближайших соседей - Пястов в Польше, Арпадов в Венгрии, Пшемыслидов в Чехии и Моравии, венценосных и невенценосных семейств Византийской империи и др., но и по понятным причинам (Рюриковичи все ж у нас варягами поначалу были)- так называемое "скандинавское пространство", занимавшее на протяжении IX-XI вв. огромные по площади территории от Нормандии, Британии и Исландии на севере и западе до восточнославянских и финно-угорских земель на востоке, а также Сицилии и юга Апеннинского полуострова на юге. Общее происхождение, а, следовательно, часто и политико-династические интересы отдельных семейств, занимавших в начале XI в. престолы на Руси, в Англии, Норвегии, Дании, Швеции, Нормандии и в иных землях, бесспорно, помимо всего прочего, повлияли на заключение 19 мая 1051 г. первого и единственного франко-руського брака венценосных особ - дочери киевского князя Ярослава Владимировича (983/987-1054) и его жены Ингигерды (1002-1050) - Анны (ок. 1030 - после 1075) и короля Генриха I (1008-1060) из династии Капетингов.

Матримониальные связи династии, которую в исторической литературе принято называть Рюриковичами, в течение Х–ХIII вв. охватывали не только ближайших соседей –Пястов в Польше, Арпадов в Венгрии, Пшемыслидов в Чехии и Моравии, венценосных и невенценосных семейств Ромейской империи и др., но и по понятным причинам – так называемое «скандинавское пространство», занимавшее на протяжении IX–XI вв. огромные по площади территории от Нормандии, Британии и Исландии на севере и западе до восточнославянских и финно-угорских земель на востоке, а также Сицилии и юга Апеннинского полуострова на юге. Общее происхождение, а, следовательно, часто и политико-династические интересы отдельных семейств, занимавших в начале XI в. престолы на Руси, в Англии, Норвегии, Дании, Швеции, Нормандии и в иных землях, бесспорно, помимо всего прочего, повлияли на заключение 19 мая 1051 г. первого и единственного франко-руського брака венценосных особ – дочери киевского князя Ярослава Владимировича (983/987–1054) и его жены Ингигерды (1002–1050) – Анны (ок. 1030 – после 1075) и короля Генриха I (1008–1060) из династии Капетингов.  (Смотри также: «Женщины из династии Рюриковичей при европейских дворах в ХІ–ХІV вв.»)  Русь и окружающие земли в 1050 г. Карта Дмитрия Вортмана Русь и окружающие земли в 1050 г. Карта Дмитрия Вортмана

Еще довольно слабая, новая французская венценосная семья, только сменившая династию Каролингов, с одной стороны предпочла избежать матримониального союза с более сильным благородным семейством местного происхождения, а с другой - стремилась посредством брака с дочерью киевского князя противодействовать давлению германского императора Генриха ІІІ (1017-1056) и занять более сильную позицию в отношениях с влиятельным нормандским герцогом Вильгельмом, ставшим потом известным как Вильгельм Завоеватель (1027-1087).

Косвенно должна была посодействовать браку и информация о мощах святого папы Климента († между 97/100), находившихся в Киеве и ставшими известными посредством Бруно из Кверфурта (974-1009) французскому хронисту Адемару Шабанскому (988-1034). По мнению последнего именно погибший мученической смертью от рук пруссов св. Бруно крестил Русь. Сведения о мощах св. Климента вероятно синхронно собирал и каноник собора в Реймсе Одальрик, хорошо знакомый с участником французского посольства в Киев в 1049-м шалонским епископом Роже ІІ (1042-1066), который, видимо, вместе с другими послами озвучил отцу невесты предложение о заключении матримониального союза.

Аббатство Сен-Дени (Париж, Франция). Место захоронения короля Генриха I

В браке со своим мужем Анна прожила до его смерти 4 августа 1060 г., приведя на свет четверо детей - сыновей Филиппа (1053-1108), Роберта (1055-1060), Гуго (1057-1102) и дочь Эмму (1054-1109?), возможно, известную с 1600 г. под церковным именем Эдигна - блаженную римско-католической и, впоследствии, Украинской греко-католической церквей. Появление во французской правящей династии греческого имени Филипп, довольно популярного в стране в последующие века, напрямую связано именно с этим браком. Старший сын Генриха и Анны стал третьим в истории страны по продолжительности правления королем (48 лет). Второй сын Роберт умер в юном возрасте, зато третий Гуго - участник І Крестового похода, основатель разветвленного рода Вермандуа.

Абсолютно неизвестное по летописям жизнеописание Анны Ярославны реконструируется исключительно по западноевропейским памятникам XI-XII вв., где она записана как filia regis illius terre Rabastia, Anna nomine ("дочка короля той земли Руси по имени Анна"), regis Ruthenorum filie ("дочка короля рутенов"), идентифицирована по имени (Anna, Agnes), матримониальной и семейной принадлежности к королевской семье (S. Henrici regis. S. Annae regine uxoris ejus, Henricus couigisque meus, Philipus rex cum matre regina), по титулу (Anna Reginae, A. Gratia Dei Francorum regina) и пр. В целом из десятков выданных в течение Х-XIV вв. за династов "латинского" мира представительниц династии Рюриковичей она третья по количеству упоминаний в источниках, Анна, в отличие от прочих, обласкана вниманием исследователей разных стран уже с XVIII в., но вместе с тем именно она стала объектом политизации, частых мистификаций и инсинуаций.

Грамота короля Филиппа І аббатству св. Крепина в Суассоне 1063 г. Кириллический автограф Анны Ярославны выделен красной рамкой

Дочь киевского князя, жена Генриха I на момент бракосочетания была образованной. Это единственная из всех Рюриковен, аутентичный кириллический автограф которой дошел до наших дней. Он представлен большими буквами - АНАРЪИНА ("Анна королева", либо с латыни, либо форма старофранцузского) в грамоте ее старшего сына, французского короля Филиппа І аббатству св. Крепина в Суассоне от 1063-го. После переезда во Францию за ней вместе со старым греческим именем закрепилось новое, латинизированное с греческого Агнесса (хагне - в переводе с греческого "чистый", "святой"), отмеченное источниками после смерти мужа в 1060 г., что может служить аргументом, впрочем, слабым, о конверсии. Источники XI в. ничего не сообщают о канонических предписаниях, а тем более - случаях перехода с греческого обряда (ritus graeci) на латинский (ritus latini), характерных скорее для XIV-XV вв. Добродетель французской королевы подчеркнута не только выданными ее мужем и лично ею же грамотами-пожалованиями окружающим обителям, но и датированным 1059-м письмом папы Николая ІІ († 1061), в котором тот недвусмысленно сравнивал ее с ветхозаветными благочестивыми женщинами, например, с царицей Савской (Х в. до н. э.).

Анна Ярославна относится к числу первых выданных замуж заграницу представительниц династии Рюриковичей, которая после смерти своего мужа не пошла в монастырь, как это практически всегда случалось в руських землях с венценосными вдовами, и, несмотря на канонические предостережения и вразумления церковных архиереев, в 1061/1062 г. во второй раз связала себя браком. Она вышла замуж за бывшего врага Генриха I - одиозного графа Рауля де Крепи из рода Валуа († 1074).

Надгробие Рауля де Крепи. Церковь св. Петра в Мондидье (Франция)

"Одиозным" - по причине ситуации двоеженства, в которой он оказался. На момент заключения брака, живой (впрочем, для "соблюдения процедуры", обвиненной в измене и изгнанной) оставалась вторая жена французского вельможи Элеонора (Хакенеза), графиня Монтидье и Перрона. Это грозило графу Раулю церковными санкциями от архиепископа Реймса Гервасия (1007-1067), которые, вероятно, как указывает Chronicon sancti Petri Vivi Senonensis, на какое-то короткое время все же были к нему (но не к Анне Ярославне!) применены. Однако активное участие новой четы в жизни Франции во время правления Филиппа І в качестве регентов, подписи обоих под многочисленными актами свидетельствуют скорее о временном отлучении (если таковое вообще было) Рауля де Крепи. Или же Рауль равнодушно отнесся к церковным санкциям...

После последнего документального упоминания об Анне Ярославне в одном из актов короля Филиппа І, датируемого 1075 г., ее судьба и место захоронения остаются неизвестными. Находка в XVII в. в аббатстве Вилльер города Серни надгробной плиты с фрагментарно уцелевшей надписью "Здесь лежит домина Агнесса, жена бывшего короля Генриха" (Hic jacet domina Agnes uxor quondam Henrici regis) в научной литературе с Анной Ярославной не связывается.

Но в политических баталиях главным являются отнюдь не эти, скромные исторические сведения, а "национальность" княжны. Русская она или украинка? Для французов это вопрос сложный, т.к. во французском языке и Русь, и Россия пишутся одинаково, что не позволяет уловить ряд нюансов, принципиальных для украинской стороны. Но в 1996 году эти нюансы были озвучены украинской диаспорой во Франции и украинским посольством. На известном памятнике Анне была изменена надпись с "Анна Русская" на "Анна Киевская".

Есть еще один нюанс, слабо ловимый и украинской и российской стороной. Крамольно скажу, что Анна все же была "русская" или "руськая", но в другом написании: "роусьская". До второй половины-конца 12 века "русь" или "русин" или "роусьскый" обозначало князей-варягов и их же варяжскую дружину. Их различает и "Правда Ярослава". Остальное местное население было "словеньськое". Поскольку и жена Ингигерда и дружина Ярослава происходили в своем большинстве из Швеции, то Анна могла проявлять свою грамотность в кириллице, но дома у нее явно говорили по-шведски. Сам Ярослав фигурирует в скандинавских сагах как "конунг Ярислейф", а один из их персонажей является наемником у Ярислейфа и принимает участие в убийстве князя Глеба (потом канонизированного вместе с Борисом).

Потом уже, в начале XII в., летописец напишет, что "словенськый язык и роусьскый один есть", то есть варяги ассимилировались и название державы Рюриковичей переносится и на ее славянское население. "Поляне, ныне зовомые русь". "Русин" становится исторически первым общим этнонимом для предков украинцев.

Чтобы еще уточнить вопрос о "национальности", вспомним генеалогию Анны. Если доверять летописцу, то хотя б "славянкой" она была только на одну восьмую - в прабабушку Малушу, жену/наложницу Святослава Игоревича. Остальные - бабушка Рогнеда, мама Ингигерда принадлежали к скандинавскому миру, а с Игорем (Ингваром) и Рюриком (если таковой существовал) в этом плане тоже все ясно. О происхождении Ольги (Хельги) - ну можно спорить, но доказать что-то пока невозможно.

Так что "национальность" у Анны Ярославны была такая же, как и у других средневековых династий, "условная". Но определять ее как "киевскую" вполне спокойно можно, т.к. в Киеве находился двор ее отца Ярослава. Географически ее родиной является Украина и "руськой" (а не "русской") ее тоже можно считать, поскольку Киев был центром и Руськой земли во всех тогдашних смыслах. Киев - тоже Украина. Так что "вне нюансов" для современного восприятия она заслуживает "украинскости".

А напоследок уместно спросить про национальность Николая ІІ. Император он был, конечно, "всероссийский", но вот русской крови у него было 1/64. Все сплошь немцы. Кто ж он был?

В статье использованы публикации Мирослава Волощука на сайте likbez.org.ua

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество