Общество

Почему в Фейсбуке побеждает невежество

Или как "общественное мнение" соцсетей оказалось вполне мифологическим, открытым к необоснованным обобщениям и крайне подозрительным к конкретным фактам

Фото: proreklamu.com

Кого только не банят в соцсетях. Кажется, кто угодно, имеющий две-три тысячи подписчиков с фолловерсами, побывал в «бане» хотя бы разок. Если не за "хохлов", то за феминистический флеш-моб, если не за "москаляку на гилляку", то за фотку родного села с солдатом вермахта в середине кадра.

Но, как показывается статистика, шансы попасть в бан не у всех равны. Согласно фактам, собранным Geektimes, тревожно высокие шансы на бан у атеистических сообществ и научных блоггеров, которые становятся жертвами "оскорбленных чувств" активистов-фундаменталистов. В частности, речь идет о блокировке в течение одного (!) месяца 10 крупнейших арабских атеистических сообществ со 100 000 участников, на которых систематически жаловались - и добивались бана - активисты "кибер-джихада". А также о борьбе противников вакцинации за свое "правое дело", в которой, как оказалось, все шансы проиграть - т.е. отправиться в бан - имеют даже ученые с академическими степенями.

Можно было бы все списать на несовершенный механизм администрирования на ФБ. В наших палестинах это обсуждалось в связи с серией банов за перепост фото девочки, получавший орден вместо своего погибшего отца. Пользователи, поместившие в своих лентах этот трогательный снимок, получили уведомление о бане "за публикацию порнографических изображений". То же самое случилось с мемом #четамухохлов, который обернулся баном, собственно, для "хохлов" - за оскорбления по этническому признаку, - а вовсе не для тех, кто действительно нас, "хохлов", оскорблял.

Но какими бы несовершенными ни были механизмы администрирования и сами администраторы на ФБ, важнее технической стороны вопроса то, что эти механизмы научились использовать в своих интересах люди, профессионально манипулирующие общественным мнением. Интересно и то, что эта открытость манипуляции - результат не столько ошибок администрации соцсетей (не только ФБ), сколько проявление самой природы общественного мнения. В котором антипрививочники и оскорбленные верующие - любое активное и/или агрессивное меньшинство - всегда будут сильнее, чем голос здравого смысла. Причем "общественное мнение" - каким оно видится через призму соцсетей - это почти всегда мнение меньшинства.

Это случилось не вчера, и уж во всяком случае, задолго до веб2.0. Меньшинство, наделенное возможностью говорить публично или властью принимать решения, всегда апеллировало к "общественному мнению" молчащего большинства. Как только вы слышали (и слышите) об интересах "трудящихся", "профсоюзов", "рабочих и крестьян", "прогрессивного человечества", "здоровых сил общества" и т.п. - готовьтесь к мошенничеству, неприятностям, а то и к настоящим трагедиям. Что интересно, когда мы видим и слышим нечто подобное от представителей меньшинства по традиционным каналам информации, мы это прекрасно понимаем. А вот в соцсетях эти манипуляции срабатывают.

В "классических" жанрах - от СМИ до соцопроса - "общественное мнение" всегда представало "в третьем лице". От его имени говорили, к нему апеллировали, его описывали и обсуждали. И мы всегда могли усомниться в этих описаниях и апелляциях - как и во всем, что делается от имени третьего лица через посредников.

Проблему посредничества, казалось бы, сняли соцсети. Общественное мнение получило возможность говорить от первого лица: "общественность" обрела собственный голос и рычаги давления на информпространство. Сначала она ошеломленно притихла, а потом взорвалась "собственными мнениями" - и очень многое погребла под обломками. Как писал один популярный блоггер, первые годы в украинском ФБ почти нечего было читать, потому что все, в основном, читали то, что пишут другие, а теперь стало бессмысленно писать - потому что все пишут, и никто не читает того, что пишут другие. Описание несколько преувеличенное - но очень близкое к сути. Ручейки частных мнений - суть веб2.0 - очень быстро сомкнулись в единый поток "общественного мнения", в котором, чтобы быть услышанным и эффективным, нужно "играть по правилам".

По правилам и законам массового сознания. Потому что "общественное мнение" соцсетей - его частный случай - оказалось вполне мифологическим, открытым к необоснованным обобщениям и крайне подозрительным к конкретным фактам. Которые "никто не может проверить", а значит, верить в них необязательно. Из области проверяемого знания разговор быстро дрейфует в область веры, и дальше - в чистое мифотворчество.

Фото из открытых источников

Кстати, в этом свете особенно выпукло проступает коллизия журналистов и блоггеров. Журналист, действующий в рамках "стандартов", вынужден воленс-ноленс оперировать фактами. В то время как успех блоггера заключается не в знании каких-то фактов, а в его собственном мнении и умении хорошо его изложить. В массовом жанре мнение оказывается интереснее, привлекательнее и, следовательно, сильнее факта. Разбираться в фактах - всегда труднее и скучнее, чем читать уже разжеванную кем-то мысль, усваивать готовый вывод. Причем "лайк - нелайк" очень часто оказывается уже не аналогом "согласен - не согласен", но прямым заменителем: правильно то, что мне нравится.

Точно так же как "лайк - не лайк" воспринимается зачастую как выражение личного отношения "лайкающего" не столько к высказанному мнению, сколько к самому автору. Аналог "любит - не любит". Общественное мнение в сети - это вовсе не пространство обмена мнениями или любой другой информацией. Это машина эмоций. Что исключает возможность адекватного восприятия как факта, так и мнения, и уж конечно, критики. А значит, и возможность продуктивной дискуссии. В рамках общественного мнения дискуссий быть не может - может быть только брань, троллинг и травля. И еще - физическое устранение в качестве ультима рацио.

Соцсети, давшие собственный голос общественному мнению, сделали его не менее, а более уязвимым для манипуляций. Засеять это поле мыслевирусами стало проще и дешевле, чем по традиционным каналам информации. А уж все остальное оно сделает само - посредством многократного эха, эффекта резонанса и благодаря невозможности что-то оспорить.

Поэтому не стоит удивляться тому, что мнения и мифы побеждают, а факты и здравый смысл вытесняются из соцсетей в другие жанры. Что активное меньшинство крутит интересами большинства, как цыган солнцем. И что в результате мы скатываемся в брань и мракобесие. Еще до всяких соцсетей было известно, что умный никогда не победит дурака в прямом поединке, потому что умный всегда сомневается, а дурак совершенно уверен. Соцсети - это только увеличительное стекло для этой максимы. Активисты против ГМО всегда будут убедительнее, чем ученые-биологи, антипрививочники будут праздновать победу над медиками, оскорбленные верующие будут сметать со своего пути "оскорбителей" всех мастей, а мамочки за грудное вскармливание загонят в бан самого Цукерберга, кормящего дочь из бутылочки. В общем, более сильным всегда будет то, что в тренде, а не то, за чем стоят факты. "Общественное мнение" соцсетей подчиняется всем принципам функционирования массового сознания с его рефлекторными реакциям, логикой мифа, коммуникацией посредством слоганов и мемов.

Сила общественного мнения в том, что, приняв его, вы всегда можете чувствовать, что вы правы. Потому что в рамках общественного мнения, правда - суть категория договорная. Это то, что в конкретном комьюнити (которое может охватывать только круг ваших френдов, а может - миллионы) считается таковым. Никакие факты, апелляции к научным исследованиям и прочая суета не имеет к этому никакого отношения. Более того, все, что мешает вам верить в правильность своего "общественного мнения", может быть оскорблено, заклеймлено, забанено.

Единственное, чего не может быть - оно не может быть оспорено. Абсолютное большинство пользователей соцсетей очень быстро это понимает - и принимает, как правило игры. Все, что нужно сделать для защиты собственного здравого смысла в пространстве "общественного мнения" - помнить об этих правилах. Как и о том, что истина, возможно, и не рождается в спорах, но там, где спор невозможен, ее уж точно нет.