Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

"Сушки" вместо масла. Почему Малайзия разваливает дело о рейсе МН17

Четверг, 6 Июня 2019, 11:00
Малайзийский премьер вдруг начал сомневаться в причастности России к уничтожению пассажирского лайнера над Снежным

Фото: Getty Images

Международное внимание вновь привлечено к истории со сбитым россиянами над Донбассом рейсом МН17. Дело в том, что 2 июня правительство Нидерландов потребовало от Малайзии немедленных разъяснений после странных заявлений премьер-министра страны, 93-летнего Махатхира Мохамада, в которых он внезапно поставил под сомнение причастность России к катастрофе.

Правосудие. Дорого

"Мы попросили малайзийские власти дать объяснения заявлениям премьер-министра Махатхира", — заявил представитель внешнеполитического ведомства королевства. Ранее г-н Мохамад огорошил всю группу участвующих в расследовании государств следующим тезисом: "Они обвиняют Россию, но где доказательства?" Он уточнил, что Малайзии известно о том, что ракета, сбившая самолет, относилась к типу ракет, производящихся в России. Но также он допускает вариант, что "ее могли как изготовить в Украине, так и запустить с украинской стороны".

В связи с этим стоит воспроизвести в памяти хронику недавних событий, относящихся к расследованию этого резонансного преступления кремлевского режима, а также сделать предположения, с чем могут быть связаны маневры малайзийского лидера.

Итак, более года назад, а именно 24 мая 2018 г., Международная следственная комиссия опубликовала свои выводы, состоящие в том, что ЗРК "Бук", сбивший малайзийский Boeing MH17 на Донбассе в июле 2014 г., прибыл из российской воинской части. Дословно главный вывод расследования звучал так: "Следственная группа исследовала все доступные изображения и установила, что ЗРК "Бук" имеет ряд уникальных особенностей. По ним следственная группа сумела получить "отпечатки пальцев". После интенсивного сравнительного исследования нескольких "Буков" установлено, что ЗРК, который сбил Boeing, происходил из 53-й зенитной бригады из Курска", — сказал представитель Нидерландов Вильберт Паулиссен в ходе презентации доклада. В числе подозреваемых в причастности к крушению Boeing MH17 числятся несколько десятков — до 100 — человек. Причем озвучивший в 2017 г. это число голландский прокурор Фред Вестербеке отказался раскрывать детали.

При этом политическая поддержка вопроса о необходимости судебного преследования российских преступников оказалась внушительной.

В частности, 29 июня прошлого года страны Евросоюза на саммите ЕС в Брюсселе приняли резолюцию, призывающую Россию признать ответственность за крушение MH17. В документе было заявлено, что Евросовет подтверждает полную поддержку резолюции СБ ООН 2166, касающуюся сбитого рейса МН17. Она призывает РФ признать ответственность и в полной мере сотрудничать с прилагаемыми усилиями по установлению истины, справедливости и ответственности. Москва между тем продолжала в своей манере путать следы. Отдельно привлечь Россию к ответственности за причастность к крушению MH17 ранее обещали Нидерланды и Австралия. Они требуют компенсации родственникам жертв крушения. Признать ответственность за катастрофу также призвали НАТО и глава европейской дипломатии Федерика Могерини. Не бог весть что, конечно, но позиция Запада в этом достаточно ясном вопросе выглядела консолидированной.

В свою очередь, 23 ноября прошлого года родственники 55 жертв крушения Boeing 777 на Донбассе подали в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) иск против РФ. Они обвиняют Россию в нарушении их прав, поскольку она уничтожила самолет и препятствовала расследованию. "По мнению моих клиентов, Россия не предоставила важную информацию Совместной следственной группе (ССГ)", — заявил адвокат истцов Вейру Мева. Он добавил, что страна передала факты, "которые впоследствии не подтвердились". Дата подачи иска была мотивирована тем, что 24 ноября истекли шесть месяцев с момента представления ССГ доказательств о причастности России к катастрофе. По мнению юриста, процесс по делу может рассматриваться от пяти до семи лет. После чего между Москвой и Гаагой (а также, надо понимать, Лондоном) произошли какие-то нездоровые телодвижения, связанные с попытками договориться, но из-за утечек (как и в японском случае с Курилами, кстати) завершившиеся, похоже, ничем.

Процесс между тем шел своим чередом.

23 января нынешнего года страны ССГ подписали меморандум о взаимопонимании, касающийся финансовой поддержки уголовного преследования виновных в крушении малайзийского Boeing MH17. Помимо министра иностранных дел Нидерландов Стефа Блока, меморандум подписали послы Австралии, Бельгии, Малайзии (подчеркнем) и Украины.

В опубликованном на сайте правительства Нидерландов документе говорится, что голландские власти берут на себя расходы на государственное обвинение, деятельность судебного корпуса и защиту свидетелей. Все остальные расходы будут финансироваться совместно. Причем характер, размер и условия взносов устанавливаются в двусторонних соглашениях, которые будут заключаться отдельно между Нидерландами и каждой страной, делающей свой вклад, указано в третьем пункте документа. Для контроля за расходованием средств будет создан комитет финансового надзора, который ежегодно будет рассматривать и одобрять бюджет. И здесь возникает первое подозрение в отношении свежих заявлений Куала-Лумпура — не в деньгах ли дело?

Стратегический бартер

5 апреля 2019 г. ЕСПЧ уведомил Россию о рассмотрении жалоб родственников жертв. Заявителями по делу выступили уже 380 родственников погибших из 14 стран. В этот список вошли Австралия, Бельгия, Германия, Гонконг (КНР), Индонезия, Израиль, Канада, Малайзия, Нидерланды, Новая Зеландия, Филиппины, Великобритания, США и Вьетнам. Родственники жертв, таким образом, продолжают считать, что Россия прямо или косвенно несет ответственность за крушение самолета и гибель их родных, а также что она не расследовала катастрофу надлежащим образом и отказалась сотрудничать с другими следственными группами.

Что же в таком случае приключилось с премьером Мохамадом, вдруг назвавшим русских "нацией воинов, не способных на такие ошибки", если исключить фактор его почтенного возраста? Почему Малайзия, надо понимать, уже пятый месяц тормозит процесс? По-видимому, мотивация у Куала-Лумпура тройственная.

Во-первых, это круг вопросов, связанных с закупками российского оружия.

Так, известно, что Малайзии понадобилась помощь России в обслуживании и ремонте истребителей Су-30МКМ, причем эта необходимость получила налет скандальности. В кулуарах 33-го саммита АСЕАН Махатхир Мохамад заявил, что его страна купила несколько российских самолетов и "нам нужно больше узнать о том, как обслуживать и ремонтировать их". Детали переговоров не сообщались, но известно, что в августе прошлого года главнокомандующий ВВС Малайзии генерал Дато Аффенди Бин Буанг заявил, что проблема с боеготовностью истребителей российского производства усугубляется необходимостью обязательного технического освидетельствования 12 единиц Су-30МКМ после истечения десятилетнего срока эксплуатации.

Ранее малайзийский министр обороны Мохамад Сабу заявил, что только четыре из 28 российских истребителей, имеющихся у королевских ВВС, способны подняться в небо, тогда как остальные находятся в ремонте. Предложение "Сухого", предполагающее отправку неисправных Су-30МКМ в Россию, в Малайзии сочли дорогим. Также малайзийцев не устроил срок, в течение которого российская компания готова выполнить техническое освидетельствование.

Речь идет о 18 тяжелых истребителях четвертого поколения Су-30МКМ ("многоцелевой, коммерческий, малайзийский"), представляющих собой "развитие" серийного Су-30МКИ, стоящего на вооружении ВВС Индии, полученных Куала-Лумпуром в 2007–2009 гг. От Су-30МКИ вариант Су-30МКМ отличается составом бортового оборудования. Малайзийские "сушки" получили, в частности, индикатор на лобовом стекле, инфракрасную систему переднего обзора и контейнер лазерного подсвета французской компании Thales.

Ситуация вполне прозрачная, если не знать о комическом обстоятельстве, составляющем вторую причину девиаций в риторике Мохамада. То ли у Малайзии нет денег, то ли она торгуется, то ли вообще не намерена платить за не то старые, не то бракованные самолеты.

Ведь частично или полностью сделка предполагала поставки в Россию... малайзийского пальмового масла. По утверждениям малайзийских чиновников, Россия была готова сотрудничать с Малайзией по такой вот дремучей бартерной схеме.

В апреле министр сырьевых отраслей Малайзии Тереза Кок заявляла, что Малайзия будет стремиться использовать свои обширные ресурсы пальмового масла для поддержки военных закупок. По ее мнению, торговля пальмовым маслом в обмен на военную технику и оборудование позволит сохранить рабочие места, сэкономить валютные средства государственного бюджета, а также укрепит военный потенциал.

Неудивительно, ведь пальмовое масло является одним из важнейших экспортных товаров Малайзии, на его долю приходится почти 5% ВВП страны. В 2018 г. поставки малайзийского масла за рубеж составили $15 млрд. Что касается России, то после введения ею санкций против собственных потребителей практически все производство молочной продукции в РФ зависит от импорта пальмового масла, как бы не пытались скрыть это печальное обстоятельство представители путинского режима.

Обсуждение этого вопроса состоялось 20–24 апреля во время визита министра обороны страны Мохамада Сабу в Москву. Такая срочность и несколько экзотическое содержание переговоров были связаны со шлагбаумом, который опустил ЕС на возможные применения малайзийского пальмового масла как в сфере энергетики, так и в производстве продуктов питания и косметики. В марте 2019 г. Махатхир Мохамад резко прокомментировал сложившуюся ситуацию: мол, не хотите нашего масла в обмен на пушки, будем покупать оружие и самолеты у тех, кто хочет.

По словам Терезы Кок, есть страны, которые открыты для встречных торговых сделок на основе пальмового масла с Малайзией. Этот список включает Китай, Индию, Иран, Пакистан, Турцию, страны Африки и Ближнего Востока. Но в конце марта президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь заявил, что Россия готова продать Малайзии истребители Су-35, Су-30СМ, МиГ-35 и даже Су-57 (даром что на данный момент их построено всего 10 летных прототипов и еще три — для наземных испытаний). Правда, о том, что поставки могут пойти по обмену на то же пальмовое масло, речи уже не шло.

Миллиарды для своих

Однако существует и третья причина, по которой малайзийского премьера могли "умаслить" или попросту подмазать в вопросе МН17. Ведь сам он совсем недавно вернулся к власти в ходе гигантского (и не только для Малайзии) коррупционного скандала. Речь идет о разворованном в государственном фонде 1MDB, из которого исчезли миллиарды долларов.

Власти по меньшей мере шести стран распутывают обширную сеть финансовых сделок, которая охватывает швейцарские банки, офшорные зоны на островах и столицы нескольких стран Юго-Восточной Азии. Дело 1MDB привело к крушению политической партии, которая правила Малайзией на протяжении всей истории страны с момента обретения ею независимости (правда, крушению как бы частичному).

В 2009 г. 1MDB был создан премьером Наджибом Разаком, старшим сыном второго премьер-министра Малайзии Абдула Разака, а также племянником третьего. Первые тревожные сигналы прозвучали в 2015 г., когда фонд не смог вовремя выплатить банкам и держателям облигаций проценты по долгу в $11 млрд.

В июле 2016-го министерство юстиции США возбудило гражданский иск о хищении более $3,5 млрд. Позднее сумма иска была увеличена до $4,5 млрд. По мнению тогдашнего генпрокурора США Лоретты Линч, ряд коррумпированных официальных лиц относились к этому государственному фонду как к личному банковскому счету. Сам Разак, как считается, получил $681 млн похищенных средств, но потом вернул большую часть этой суммы. Что примечательно, малайзийские власти сняли с него все обвинения, пока он находился у власти, но после неожиданного поражения на прошлогодних выборах его положение драматическим образом переменилось.

Именно благодаря этому скандалу 93-летний Махатхир Мохамад, занимавший пост премьер-министра Малайзии с 1981 по 2003 гг., снова стал главой правительства. "Я прошу у всех прощения: я вознес его наверх. Это было самой большой ошибкой моей жизни. Я хочу исправить эту ошибку", — говорил Махатхир в своих выступлениях в ходе предвыборной кампании в начале мая 2018 г., после того как внезапно перешел на сторону оппозиции, чтобы бороться с Наджибом. А сам Мохамад, надо понимать, ничего не знал и был ни при чем.

Вместе с тем за прошедший год поползли слухи, что при Дональде Трампе это малайзийское дело стали как-то заминать, не без учета тех или иных деловых и политических интересов нынешних верхов США в Юго-Восточной Азии, которые сегодня слишком тесно переплетаются в Вашингтоне...

Итак, если кому-то хочется менять пальмовое масло на самолеты, повысить ставки в торге с европейцами и американцами, а также увести внимание от громкого коррупционного скандала, разрушающего политический класс страны, почему бы не заручиться поддержкой практически безнаказанных международных преступников в Москве, которым уже нечего терять?

По-видимому, драматическая история привлечения России к ответственности за уничтожение МН17 выходит на новый виток. Для Украины это означает еще более высокий приоритет конструктивных отношений с вовлеченными в этот процесс партнерами из Западной Европы, Великобритании, США, Австралии и Новой Зеландии. Поскольку Малайзия, как видим, может оказаться самым слабым звеном.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир