Мир

Чему китайцы учатся в «натовском озере»

КНР сама предложила РФ устроить учения в Средиземном море: Поднебесная медленно, но уверенно строит океанский флот, по полной играя на амбициях Путина

Фото: twitter.com/margo12170228

16 мая в Средиземном море стартовали российско-китайские учения "Морское взаимодействие". Участвующие в них два фрегата ВМС КНР ранее нанесли визит в Новороссийск, а их экипажи приняли участие в тамошнем параде, пока Си Цзиньпин смотрел московский парад в обществе Владимира Путина.

В общем, находка для российской пропаганды: "великий разворот на Восток" - удался, у Кремля появился серьезный союзник, готовый поддержать его даже в такой авантюре, как военные учения со стрельбами в "натовском озере" и вотчине американского Шестого флота. Только вот незадача: ведомым в этом тандеме является не Пекин, а Москва. До сих пор маневры в рамках "Морского взаимодействия" проводились трижды: в Желтом, Японском и Восточно-Китайском морях. Так вот, предложение устроить четвертые игры намного западнее исходило не от российской стороны, как можно было бы ожидать, учитывая события последнего года, а от китайской.

Россия, по сути, сыграла роль полезного идиота: Китай медленно, но неуклонно строит океанский флот, и, хотя выполнять задачи в любой точке Земли он сможет еще не скоро, подготовка к этому уже идет. Цель создания "флота глубокой воды" очевидна: обеспечение поставок стратегического сырья и продукции, защита маршрутов их доставки. Все это, к слову, отражено в плане нынешних учений: защита гражданских судов, конвоирование, пополнение запасов в открытом море.

Вряд ли КНР рассматривает Средиземноморье как потенциальный театр военных действий для своего флота, но, учитывая ровные отношения Пекина со странами региона (чего не скажешь о соседях), это удобный полигон. Тем более удобный, что позволяет показать мускулы Вашингтону. Наконец, в отсутствие здесь собственных баз российские черноморские вполне годятся для тренировок и возможной демонстрации флага (но вряд ли для чего-то более серьезного ввиду изолированности Черного моря).Таким образом, очевидно, что Китай рассматривает свою северо-западную политику как элемент более широкой внешнеполитической стратегии, в то время как путинская Россия стремится сформировать публичный противовес западному экономическому, ценностному и военно-политическому конгломерату. Эти цели явно принадлежат к разным плоскостям. Долгосрочная перспективная задача Китая - полноценный доступ на ликвидные рынки США и Европы, а также длинная игра, смысл которой состоит в равноправном участии в таком захватывающем проекте, как создание широких зон свободной торговли. Пока что КНР остается за бортом строящегося трансокеанского соглашения - между странами, выходящими на Тихий и Индийский океаны. В то же время Пекин завершает формирование архитектуры своего доминирования в Центральной Азии, закрыв потребности в энергоносителях на долгие годы вперед. Однако еще не так давно в Китае воспринимали Россию как плацдарм для проникновения - посредством системы сложных наднациональных торговых соглашений. Очевидно, что сегодня эта проблематика заморожена - в частности, можно отметить четкий контраст между резким заявлением Ангелы Меркель в Москве по Крыму и осторожно-дружелюбной атмосферой в отношениях между Берлином и Пекином.

Цель создания "флота глубокой воды" очевидна: обеспечение поставок стратегического сырья и продукции, защита маршрутов их доставки. Все это, к слову, отражено в плане нынешних учений: защита гражданских судов, конвоирование, пополнение запасов в открытом море

Кроме того, в качестве плацдармов вплетения своих экономических интересов в европейский рынок Китай еще с начала 2013 г. (а то и раньше) изучает совсем другие страны, но об этом ниже. А пока разберемся, что, собственно, было подписано в Москве в преддверии юбилейных торжеств. Ведь российские СМИ преподали эти договоренности чуть ли не в качестве исторических, реализующих давнишние грезы о стратегическом партнерстве с КНР.

Итак, два системных банка Кремля, Сбербанк России и ВТБ, получили кредиты. Первый - в размере $373 млн, второй - $700 млн. Для сравнения, утвержденная правительством Японии программа реконструкции станции аэрации в киевских Бортничах "весит" на 10% больше - $1,1 млрд. Это кредиты "на финансирование экспортно-импортных операций". Деньги даже не покинут Шанхай. Сформированный российскими ведомствами совместно с китайскими банками механизм частичного гарантирования китайских кредитов, по замыслу сторон, должен помочь привлечь гипотетические $20-25 млрд в течение трех лет. Это и есть потолок доверия Китая - 5% от суммы валовой задолженности российских фирм Западу.

Фото: dfns.net

Вероятно, России трудно смириться с тем, как именно воспринимает ее китайское руководство. Но это легко угадывается по расстановке приоритетов в Пекине.

Во-первых, Китай более чем серьезно занят использованием возможностей трудовых ресурсов в отстающих странах Юго-Восточной Азии и Индокитая. Во-вторых, Пекин активно работает в направлении скупки промышленных и финансовых активов в периферийных странах Запада. В-третьих, КНР участвует в строительстве инфраструктуры в Центральной Азии, особенно - постсоветской ее части, а также изучает Каспийский регион. В-четвертых, Китай ищет комфортный доступ к рынку Европу. И лишь в-пятых, китайцы заняты странами Восточной Африки и Россией, как весьма ограниченно включенными в мировую экономическую систему.

А в качестве мостов в Европу Пекин рассматривает Казахстан, Беларусь и Украину. Казахстан недавно подписал новое широкое соглашение с ЕС. Беларусь все усиленнее флиртует с ЕС и США, стараясь компенсировать "оползень" в хозяйственных и политических отношениях с Россией. И, кстати, компенсирует его все тот же Китай: 11 мая стало известно о выделении Минску кредитов на $7 млрд. Укранина - ассоциат ЕС. И когда 1 января 2016 г. в силу полностью вступит экономическая часть соглашения Украина-ЕС, китайская политика на украинском направлении приобретет окончательную рельефность.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 18 мая 2015 г. (№20/730)