Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Вслед за Гейдрихом. Зачем Кремлю нужен свой президент Интерпола

Понедельник, 19 Ноября 2018, 16:00
Гейдрих, Небе и Кальтенбруннер машут с того света российскому коллеге. Перенесут ли штаб-квартиру Интерпола в Третий Рим?

Фото: bnews.kz

Прогнозы, предрекающие российскому генерал-майору Александру Прокопчуку неизбежное избрание 21 ноября президентом Интерпола,  поскольку у его единственного соперника, нынешнего и.о. президента Ким Чон Яна из Южной Кореи шансы исчезающе малы, совсем затерли и вытеснили из обсуждения законный вопрос: а почему россиянин вообще оказался в числе кандидатов на этот пост?

Казалось бы, репутация России в последние годы сильно ухудшилась и сейчас находится на крайне низком уровне. Вот пример из последних  новостей:  ООН уже третий год подряд приняла резолюцию о нарушении прав человека в оккупированном Крыму. И вдруг генерал-майор Прокопчук к тому же, по многим данным, выходец из спецслужб (что было бы естественно), уверенно идет к тому, что возглавит Интерпол при полной поддержке большинства стран-участниц. Экий афронт, чтобы не сказать - пердимонокль!

Конечно, в теории Интерпол вне политики и занимается исключительно уголовщиной в международном масштабе. Но вполне очевидно, что на практике все обстоит совсем иначе, и Россия использует его механизмы в политических целях. Только за последнее время Москва пыталась объявить в розыск Уильяма Браудера - работодателя Сергея Магнитского, развернувшего после его гибели кампанию за санкции против российских коррупционеров; Михаила Ходорковского - уже по новому уголовному делу против него; Арсения Яценюка -  якобы как наемника, воевавшего в Чечне в 90-х; Игоря Коломойского,  Дмитрия Яроша, Григория Родченкова - последнего, бывшего главу Московской антидопинговой лаборатории, обвинили в тайном, без ведома спортсменов, введении им допинга. И хотя во всех случаях генеральный секретариат Интерпола не поверил, что политика тут ни при чем, Браудера, дважды заочно приговоренного в России к девяти годам заключения, задерживали в Испании в мае этого года - пусть и всего на несколько часов, но задерживали! А Ахмеду Закаеву, одному из лидеров чеченского сопротивления, повезло еще меньше чем Браудеру: его целый месяц удерживали в Дании по сфабрикованному россиянами делу об убийстве человека, который оказался жив.

По российским запросам в Испании арестовывали российского журналиста Петра Силаева, на Кипре - гражданского активиста Никиту Кулаченкова - причем и этот список не полон: его можно было бы продолжать довольно долго. И хотя во всех перечисленных случаях задержанным удалось избежать экстрадиции в Россию, им пришлось тратить время, нервы и средства на доказательство политической мотивации обвинений. С избранием же президентом Интерпола Прокопчука экстрадиции в Россию политических противников режима Путина по сфабрикованным против них уголовным обвинениям могут стать повседневной реальностью. Во всяком случае, использование Россией Интерпола в качестве инструмента преследования неугодных Кремлю лиц стало происходить намного чаще именно после того, как Прокопчук в 2011 г. возглавил его российское бюро.

Тем не менее, по оценке британской The Times, избрание Прокопчука на 87-й Генеральной Ассамблее Интерпола, открывшейся  18 ноября в Дубае, ОАЭ, можно считать делом решенным. 

С другой стороны - а почему бы и нет? Мировой рекорд по числу политических запросов на арест, поданных в Интерпол, принадлежит вовсе не России, а Турции. После попытки переворота в 2016 г. правительство Эрдогана выписало на своих политических противников 16 тыс. "красных уведомлений" - притом что в базе Интерпола на тот момент таких уведомлений было всего около 13 тыс. Правда, Генеральный секретариат Интерпола Турции не поверил и тормознул этот поток, но каков был замах! На этом фоне успехи России и Ирана, делящих по числу политических запросов второе-третье места, выглядят просто несолидно.

А кто был прошлым президентом Интерпола? Представитель Китая, Мэн Хунвей, бывший до своего избрания замминистра общественной безопасности страны. Что ж, Китай тоже очень демократичная страна - не менее, во всяком случае, демократичная, чем Россия и Иран. Не правда ли, на этом фоне появление кандидатуры Александра Прокопчука уже не выглядит странно?

А что же демократические западные страны? Они, как водится, немного встревожены, но не так, чтобы очень, а самую малость.  Каких-либо официальных реакций по поводу перспектив избрания Прокопчука не последовало. Инициатива группы депутатов британского парламента о закрытии России доступа к базам Интерпола, озвученная была летом, как-то совсем тихо сошла на нет и была всеми забыта, но и это объяснимо, коль скоро российские практики на общем фоне Интерпола все-таки не худшие.

Начать же перекрывать доступ к базам Интерпола всем недемократическим режимам подряд или добиваться их исключения из организации технически невозможно. Прежде всего их больше. Недемократические страны могли бы в принципе даже добиться исключения из Интерпола всех западных демократий. Конечно, они не пойдут на это, но в теории такая возможность у них есть. Ну, а на практике Генеральная Ассамблея Интерпола год назад в соотношении голосов 3:1 проголосовала за прием Палестинской автономии, хотя палестинцы еще до приема, неоднократно, и в открытую заявляли, что намерены злоупотреблять механизмами Интерпола в своих политических целях.  Кроме того, исключение большого числа стран, пусть даже и с  недемократичными формами правления, невозможно еще и потому, что это разрушило бы всю систему международной борьбы с преступностью, создав обширные зоны,  недостижимые для Интерпола.

Единственный механизм, который был бы возможен, - это подковерное давление с упором на финансовую зависимость организации от стран Запада. На 14 более или менее демократических стран приходится 74% годового бюджета Интерпола. Но чтобы осуществлять такое давление, этим 14 странам нужно договориться о совместных действиях - а надо ли им это? Судя по высоким шансам на избрание Прокопчука, не надо.

Ситуацию в Интерполе хорошо иллюстрируют и итоги голосования за резолюцию ООН, осуждающую действия России в Крыму, упомянутую в начале статьи. "За" голосовали 67 стран, "против" - 26, воздержались - 82. Эти 82 страны воздержались потому, что крымские проблемы их не касались. А вот возможность использовать Интерпол для того, чтобы покошмарить своих политических противников - это уже намного ближе и понятнее многим из них и касается их напрямую. И хотя Интерпол и ООН - разные организации, состав стран в них примерно одинаков, так что 26+82 - это уже 108 голосов против 67. Такое соотношение и отражает примерный уровень поддержки Прокопчука, поскольку, поддерживая его кандидатуру, представитель каждой из этих стран обоснованно рассчитывает на то, что выходец из России, широко использующей Интерпол для политического давления на своих оппонентов, снисходительно отнесется и к их маленьким проблемам.

Такая ситуация совсем не нова, она уже случалась в истории Интерпола. В 1938 г., после захвата Германией Австрии, его штаб-квартира была перенесена в Берлин, а президентами последовательно избирались три группенфюрера СС: Рейнхард Гейдрих (1940-1942), Артур Небе (1942-1943) и Эрнст Кальтенбруннер (1943-1945). Большинство стран, состоявших тогда в Интерполе, включая и нейтральные, это вполне устраивало. Можно предположить, что все трое: Гейдрих, Небе и Кальтенбруннер сегодня одобрительно кивают с того света своему энергичному российскому коллеге, во многом сходному с ними по своим взглядам.

И, наконец, каковы будут ближайшие последствия избрания Прокопчука?

Недавно Следственный комитет России возбудил новое, уже третье по счету, дело против основателя фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера, обвинив его, в числе прочего, в организации убийства Сергея Магнитского и еще трех человек: 63-летнего Октая Гасанова, 55-летнего Валерия Курочкина и 67-летнего Сергея Коробейникова.  В ходе брифинга, состоявшегося 19 ноября в Генпрокуратуре РФ, было сообщено, что в ближайшее время Браудера объявят в международный розыск, а на его имущество будут пытаться наложить арест. При этом Россия намерена добиваться ареста имущества не только самого Браудера, но и аффилированных с ним юридических и физических лиц.

До сих пор Браудеру удавалось отбивать российские обвинения, мотивируя это очевидной политической ангажированностью дела. Но сейчас Москва готовит атаку против него особенно тщательно, и Прокопчук в роли президента Интерпола  -  важное звено в этой операции. Атака же на Браудера нужна Кремлю не столько из мести, сколько по причине того, что дело Магнитского стало отправной точкой для введения антироссийских санкций.

Обвинив Браудера в серии тяжких преступлений, добившись его выдачи - а это возможно, если его застигнут в одной из стран, практикующих политическое использование Интерпола и готовых подыграть России по принципу "рука руку моет" - и  получив затем от него показания, позволяющие сфабриковать убедительную доказательную базу хотя бы по одному эпизоду из предъявленных, Москва рассчитывает, оттолкнувшись от этого, развалить систему санкций. Шансы на успех, конечно, невелики, но они есть - и утопающий Кремль хватается за них, как за соломинку. Но даже если дело не выгорит, дискредитация такого рода, подхваченная российскими пропагандистами как в СМИ, так и в МИДе, тоже сгодится: у краеугольного-то камня санкций самого, мол, рыльце в пушку. Как раз по этой причине за избрание Прокопчука россияне будут до конца, пуская в ход все возможные средства и ресурсы.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир