Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Кто страдал больше. Почему Порошенко и Дуда не захотели друг друга видеть

Понедельник, 9 Июля 2018, 14:00
Элиты обеих стран глядят на памятники в Сахрыни и Торуне с немым вопросом: Кто в Европе всех жертвее?

Фото: EPA/UPG

Украинский и польский президенты Петр Порошенко и Анджей Дуда посетили Волынь. Оба по случаю 75-й годовщины Волынской трагедии 1943 г. Но порознь. Глава украинского государства, кроме того, сперва побывал в Польше - в селе Сахрынь. И на основании этого факта становится ясно, что перемирие в исторической битве носило временный характер. В ближайшие два года хотя бы сглаживания углов обеими сторонами ожидать не имеет смысла.

Волынский пинг-понг

Хоть президенты и посетили Волынь каждый по отдельности, но 65 км между Луцком, куда прибыл Дуда, и Гончим Бродом, куда отправился Порошенко, не стали препятствием для перепасовки месседжами. Вкратце они выглядят так. Варшава: "Покайтесь-покайтесь, ведь на кону наша дружба". Киев: "Да хватит уже, вы своих-то скелетов из шкафа достаньте. Давайте прекращать, потому что - Россия!".

Дуда побывал в Луцке и Олыке 8 июля, где принял участие в богослужении в кафедральном костеле святых апостолов Петра и Павла, передал памятный крест в память о погибших на Волыни поляках местному священнику Римско-католической церкви Виталию Скомаровскому.

Он, в частности, заявил, что в период с 1942 по 1944 гг. на Волыни были убиты около 100 тыс. человек - фермеров, женщин, детей, стариков, а не бойцов. "Это не была никакая не война между Польшей и Украиной, это была обычная этническая чистка. Просто речь шла о том, чтобы поляков с этих территорий удалить", - добавил он. Слегка подсластив пилюлю: Польша, со слов Дуды, является другом для Украины, поддерживает евроинтеграционные устремления. Президент Польши выразил надежду, что "никогда больше ни одна нация не поднимет руку на другую нацию", а "свободная, независимая, суверенная Польша, будет большим другом Украины". И после призвал Киев не артачиться и предоставить возможность идентифицировать всех жертв Волынской трагедии, принять свои грехи и строить дальше хорошие отношения. Важно, конечно, что Дуда признал и наличие в прошлом "польских акций возмездия" в отношении украинцев. Но как он это сделал - пересчитал жизни: 100 тыс. поляков против 5 тыс. украинцев. Только фырканья не было слышно. Вот только не комильфо как-то меряться количеством погибших.

Правда, украинская сторона 8 июля тоже не отставала по части популизма. Чему свидетельство не только заявления Порошенко, но и программа визитов. По данным СМИ, вообще Киев предлагал Варшаве провести совместное памятное мероприятие на Волыни, однако в Польше отказались. Хотя такой формат сам по себе предполагал бы больше примирения в высказываниях. Между прочим в Польше некоторые эксперты критически отнеслись к решению администрации Дуды отказать Киеву. Например, преподаватель кафедры международного права и международных отношений Лодзкого университета, главред портала Obserwator Międzynarodowy Томаш Ляховский в комментарии Liga.net отметил, что президент РП допустил ошибку, отказавшись от приглашения Украины для участия в совместных мероприятиях к годовщине Волынской трагедии, и потерял шанс на улучшение взаимоотношений.

Получилось как получилось. Тут уже ничего не попишешь, да и нельзя. Ну не запрещать же поездку польской делегации на Волынь. Это эскалация куда посерьезнее, чем озвученные президентами тезисы.

В общем, Анджей Дуда поехал в Луцк, а в нашей АП не придумали ничего лучшего зеркальных действий. Президент заехал в Сахрынь для открытия мемориала в память об украинцах, погибших от рук польских "крестьянских батальонов" и подразделений Армии Крайовой во время Второй мировой. И на территории Польши, и на территории Украины, в Гончем Броду, Порошенко делал акцент на выгодной для России грызне Польши и Украины, а также совместном европейском будущем обеих стран и несколько раз отметил необходимость в этих исторических вопросах дать порулить историкам, а не политикам. В Сахрыни он заявил: "Мы за профессиональный диалог на уровне историков. И еще раз говорю - мы против политизации чувствительных вопросов общего исторического прошлого". Но как раз политизацией данные визиты и были. И даже шаг навстречу с разрешениями польской стороне проводить эксгумацию не говорит в пользу четкого намерения достичь компромисса. Тем более что польский закон об Институте национальной памяти остается на повестке дня, и украинский президент его упоминал в воскресенье.

Первым делом выборы. Дружба подождет

Кардинальных изменений ждать не приходится. Потому что Украина и Польша вошли в фазу предвыборных кампаний. Порошенко поездками в Сахрынь и Гончий Брод, а также риторикой, диаметрально противоположной польской, пытается заигрывать с правым электоратом и просто недовольными польской политикой гражданами, склоняющимися к правым. Сбавлять обороты никто не будет, поскольку есть запрос у отдельной части общества. Кстати, как рассказал все той же Liga.net Владимир Вятрович, его Институт нацпамяти рекомендовал президенту ехать в село Терка в Подкарпатском воеводстве Польши, уничтоженное польскими пограничниками 8 июля 1946 г. Однако Банковая, видимо, решила, что это уже перегиб, и президент поехал в Сахрынь. Где гарантии, что такой визит не состоится ближе к выборам, если сохранится текущий темп билатеральных отношений?

Что до Польши, то правящая "Право и Справедливость" начала подготовку к парламентским выборам, которые пройдут в следующем году, и президентским - 2020 г. У партии Качиньского есть проблемы с рейтингами. Во-первых, из-за скандального закона об ИНП, из которого под давлением Иерусалима и Вашингтона вычеркнули положения, касающиеся наказания для тех, кто попрекает поляков в коллаборационизме и преступлениях против евреев. Учитывая, что Штаты являются одним из важнейших союзников Польши, избирателям ПиС не пришелся по вкусу конфликт с американцами. Это отразилось на популярности партии. Во-вторых, пресловутая судебная реформа, продвигаемая в пику ЕС и фактически лишающая эту ветвь власти независимости. В такой ситуации остается только вручить населению социальный рог изобилия и напомнить о средоточии "бандеровской идеологии" в соседней стране. Мол, клюйте их вместе с нами.

При этом обе стороны формально демонстрируют желание помириться, но сугубо формально. По крайней мере, сейчас. Чего только стоит фактическое сравнение польским послом Яном Пекло Украины с Германией. "Если после трагедии Второй мировой войны удалось достичь польско-немецкого объединения, то и у нас тоже должно получиться", - цитирует его "Польское радио". Сам по себе крайне неприятный намек. Но он обнажает суть продвигаемого ПиС нарратива, даже после провала с Иерусалимом: Польша - это сакральная жертва Восточной Европы. Здесь очевидна претензия на аналогию с судьбой евреев. Поляки пострадали от рук немцев, поляки пострадали от рук украинцев.

При этом любые упреки и напоминания о собственных злодеяниях воспринимаются в штыки. Только вот такой формат, избранный Качиньским и Ко, исключает улучшение польско-украинских взаимоотношений, тем более что Киев сейчас тоже продвигает этот нарратив. Ну, невозможен такой сценарий во время предвыборных ралли для двух народов-жертвы, потому как для жертвы нужен палач. Будем откровенны, геополитическая ситуация такова, что как раз Украине образ палача делается лучше. Варшава печется о безопасности соседа и использует его уязвимость перед РФ и, соответственно, нужду в поддержке Брюсселя.

Беда в том, что сейчас взрослые, казалось бы, дяди в костюмах играют с опасными игрушками - и это не ядерное оружие, не бактериологическое или химическое, а историческое. С не менее обширной зоной поражения. В каком-то смысле даже с большей. А элиты обеих стран глядят на памятники в Сахрыни и Торуне с немым вопросом: Кто в Европе всех жертвее?

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир