Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Французский Обама. Куда Макрон заведет Францию
Понедельник, 8 Мая 2017, 14:00
Трамписты и Москва играли на стороне противников Макрона. А память у него хорошая

Фото: EPA/UPG

Несмотря на то, что победа Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции была предсказуемой с точки зрения постоянно озвучивавшихся результатов социологических исследований, можно физически ощутить огромное облегчение, которое испытывает сегодня европейское общество. И, что немаловажно - та часть американского общества, которую можно назвать "либералами".

Ведь политический дух Барака Обамы как бы перешел Атлантический океан и вселился в молодого Эммануэля Макрона, с точки зрения традиционных заправил партийной политики еще менее опытного в тех занятиях, в котором они полагают себя профессионалами, нежели был Обама в 2008 году. Объединяет их прогрессизм и понимание, скажем так, общей судьбы человечества - и возможно, даже больше и ничего. Но так ли это важно, когда речь идет о вполне понятном враге? О расизме и мракобесии, которыми манипулирует мафиозная структура бывшей советской разведки во главе с повернутым на идее "заставить мир жить по понятиям" Путиным? Причем на фоне сохраняющихся сомнений в искреннем желании действующего президента США заняться "российским вопросом" с необходимым тщанием?

В Кремле все еще пытаются постигнуть, как это их буквально обошли на повороте - ведь несколько месяцев подряд Марин Ле Пен возглавляла рейтинги. Но (это первая зацепка для победы Макрона) вести-то она вела, да со слишком маленьким отрывом. Так что стоило обеспокоиться наличием системного глубинного процесса перемены настроений.

Можно сказать и иначе: если бы в первом туре Ле Пен пересекла отметку в 30%, даже со второго места у нее были бы очень неплохие шансы на победу, невзирая на защитные механизмы французской политической системы против радикалов. В конце концов, и в США защитные механизмы не помогли - устарели.

Но первый тур показал фактическое отсутствие во Франции весомого сегмента неопределившихся. А ведь именно из этой среды, при совпадении прочих важных факторов, приходят электоральные вихри (вспомним об "избирателях-монстрах" Трампа).

Все-таки, теперь Франция может временно расслабиться, а волна евроскептицизма явно прошла свой пик и устремилась вниз (особенно после выкатывания счета за бракоразводный процесс Лондону!). Ле Пен в любом случае можно поздравить с победой над отцом - она набрала почти вдвое больше голосов, чем Жан-Мари Ле Пен в 2002 году (17,8%). Если она сможет конвертировать эти голоса в поддержку кандидатов от Фронта на июньских выборах в Национальную Ассамблею, республиканцам и социалистам придется потесниться (а то и вообще сойти со сцены).

Однако, во-первых, тот же вызов стоит сегодня и перед Макроном, а во-вторых, раньше это удавалось довольно плохо (несмотря на растущую на протяжении последних 15 лет популярность Фронта, завоевать хотя бы какое-то приличное количество округов его кандидатам не удавалось).

Во Франции система парламентских выборов мажоритарная. Более того, для победы необходимо набрать не менее половины голосов избирателей (в Украине такие правила существовали с 1991 по 1998 год). Поэтому ко второму туру центристы каждого округа объединяются против радикалов в пользу наиболее рейтингового кандидата. Коварно, конечно - такая вот специфическая французская двупартийность (в США сотрудничество полярных партий касается солидарной ответственности). Которая может не сработать в этот раз из-за того что за официальных партийных выдвиженцев проголосовала всего четверть избирателей.

А ведь теоретически - если считать, что партийная система тонет и французы синхронизируют между собой теплый имидж Макрона и движения "На ходу!" (вариантов перевода будет еще очень много, поскольку en marche - это семантически богатый императив) то оно возьмет большинство мест. И условно разделит парламент с убого ксенофобским (дебаты Макрон-Ле Пен выяснили именно это - никакого иного мессиджа кроме правого популизма у фронтистов нет) Национальным Фронтом? Поэтому уже вчера начались переговоры и дискуссии о том, чьим наследником является нынешний победитель, кому он больше обязан - Олланду (кто-то же утопил Фийона с его огромными шансами, создав сливавшее компромат издание "Канарейка в цепях"?), или Фийону, безоговорочно поддержавшему Макрона против наследников вишизма? Вопрос непростой - хотя бы потому, что последний сегмент необходимых для такой масштабной победы Макрона избирателей дал крайне левый фланг, проигнорировав противоречивую риторику Меланшона.

Макрон - технократ, и, по-видимому, либерал с левым трендом (иначе зачем он вообще согласился работать в правительстве социалистов?). По идее, он будет продолжать внешнюю политику Олланда и намерен завершить его реформы в политике внутренней - речь, в первую очередь, идет о жестком трудовом законодательстве, пенсионной сфере и дебюрократизации.

Для глубоких реформ был необходим такой уверенный мандат. В таком случае уйдет ли под Макрона умеренная часть социалистов? Правый центр все-таки с трудом воспримет его как своего. Хотя куда деваться-то, республиканцы совершенно разобраны (у лидеров с репутацией - возраст, у поколения Саркози - репутация нулевая).

Отдельными проблемами теперь представляются сквозь французскую линзу США и Россия: трамписты и Москва играли на стороне противников Макрона. А память у него хорошая, кроме того, новый президент - фининспектор по призванию, даже в банке Ротшильдов его называли "финансовым Моцартом"...

Так что, во-первых, трансформация ЕС по-французски будет происходить сквозь плач волокитчиков и растратчиков.

Во-вторых, если Макрон был еще полгода назад примерно нейтрален по отношению к России, то теперь санкции будут только ужесточаться. И вообще, своей агрессией Москва добилась лишь избрания самого антироссийского президента Франции со времен Второй мировой войны (и аккурат к 8-9 мая, что очень символично). В то же время, украинская поддержка Макрона была гласной и публичной.

Наконец, в-третьих, Белый Дом рискует остаться один на один с некоторыми своими идеями. Похоже, слухи о смерти глобализации, оптимистического либерализма и европейской, а также евроатлантической интеграции оказались сильно преувеличены. А кандидатов в лидеры свободного мира - теперь хоть отбавляй.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Loading...