Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Беспощадно, но бессмысленно. Как Качиньский сажал бы Обаму за "польские лагеря смерти"

Четверг, 1 Февраля 2018, 16:30
Трагикомизм, с которым польский парламент обсуждал и принимал поправку о защите "доброго имени Польши", привел к совершенно противоположной цели

Фото: EPA/UPG

Для новой польской исторической политики модель памяти о Холокосте - образцовая. Поэтому в дискуссии о поправках к закону об Институте национальной памяти говорилось об "украинском нацизме". Поэтому в деталях представлялись ужасы "Волынского геноцида". И поэтому закон вызвал невероятный конфликт с Израилем.

Польский посол во Франции нашёл отвратительным сюжет местного телеканала по поводу принятого в пятницу Сеймом польского закона об Институте национальной памяти, в котором перечисляется то, чего плохого нельзя говорить о Польше и польском народе. Посол в Париже выразил официальное разочарование комментарием журналистов, из которого может "создаться впечатление, что польское правительство намерено ввести закон, позволяющий переписать историю".

В Осло местное польское посольство возмутилось из-за фразы "коллаборация поляков с нацистами во время Холокоста является фактом", как написал один из местных порталов. Дипломаты потребовали опровержения и извинений. За то, что "евреи сидели в польских лагерях", досталось испанскому El País.

Тем временем министерство иностранных дел Польши намекает, что иностранные СМИ только и ждут картинки, чтобы представить Польшу в плохом свете.

И это только вторник, 30 января.

Закон, призванный "охранять доброе имя Республики Польша", ещё не подписан президентом и не вступил силу. Но дипломаты, похоже, решили потренироваться в поиске нарушений раньше времени. И так им заняться нечем - своими ссорами в Евросоюзе Варшава свела роль посольств до ретрансляторов возмущений и иеремиад. Ни одной из стратегически поставленных в Европе целей за два года Польша не достигла. А тут как раз профильный комитет Европарламента на днях проголосовал за запуск процедуры санкций против Польши в ЕС - вот лишат Варшаву права голоса, и вообще посольства хоть закрывай.

А тут хоть отрицателей героизма польской истории в мире поищем, ведь поправка обязывает поставить перед лицом польского правосудия любого клеветника против польской Клио, даже иностранца, даже не бывавшего никогда в Польше, даже если в месте правонарушения действуют иные законы.

И хоть ныне весь польский чиновничий класс усиленно заявляет, что закон не навредит исследователям, литераторам либо свободе слова и не призван отрицать доказанные преступления польского народа, всеми своими невербальными жестами польская власть доказывает, что будет как раз наоборот. Потому я вынужден сделать отдельную ремарку для сотрудников польского МИДа: несколько предыдущих предложений - это сарказм, то есть литературный прием.

Поругание Польши как отрицание Холокоста

Принятый Сеймом законопроект, вошедший в украинскую публицистику под рабочим именем "О запрете бандеровской идеологии", номинально никакую идеологию не запрещает.

Депутат Анджей Матусевич, докладчик законопроекта, говорил в Сейме, что целью поправки является "нормирование правовых положений, призванных обеспечить эффективную защиту доброго имени Республики Польша, в частности, от преступлений, приписывающих полякам либо польскому государству соучастие в преступлениях немецкого Третьего рейха".

В частности, как указывалось, законопроект призван бороться с людьми, употребляющими популярные в западной прессе формулировки типа "польские концентрационные лагеря" (Polish concentration camps, Polish death camp, Polish Holocaust) для обозначения нацистских лагерей смерти.

Хотя, если быть точным, на эту проблему польские власти обратили внимание еще в середине прошлого десятилетия, после чего польский МИД развернул информационную кампанию. Дипломаты уверяли, что выражение "польские лагеря смерти" хоть и может быть объяснимо привязкой к географии, плохо звучит в смысле соучастия поляков в создании этих лагерей. Для страны, так пострадавшей от Второй мировой войны, как Польша, подобные аналогии нежелательны. Кампания понемногу приносила свои плоды, и очередные редактора изданий рассылали своим коллективам письма с обоснованием того, что сочетания типа "польские лагеря смерти" ошибочны с исторической точки зрения.

Но тогда же в Польше появились сторонники более твердой борьбы с "польскими концлагерями". В польском ИНП появились мнения, что подобные выражения приравниваются к отрицанию Холокоста, а это уже уголовно преследуемое преступление, в частности, во многих странах Евросоюза.

Потому новый законопроект предвидит административную ответственность за поругание польского государства и народа по подобию защиты персональных прав. Но больший резонанс вызвала ст. 55а законопроекта. Она вводит уголовное производство против тех, "кто публично и вопреки фактам приписывает польскому народу и польскому государству ответственность за преступления, совершенные в Третьем рейхе, или другие преступления против человечности", при этом польских граждан и иностранцев, даже за пределами Польши и "вне зависимости от законов, действующих в месте, где совершено преступление". Что, к слову, ставит под сомнение эффективность исполнения закона: несколько лет назад тогдашний президент США Барак Обама употребил злосчастное выражение о "польских лагерях смерти". Впоследствии, правда, извинился, ошибка не была злым умыслом, но случись это во время действия закона, то что? Кто и каким образом потребует, а главное - доставит президента США к лицу польского правосудия?

Запретить "польские лагеря" и ввести "украинский нацизм"

Поправки плохи не только с юридической точки зрения, они прежде всего были плохо восприняты в политической плоскости.

Во-первых, законодатель, борясь с клеветой против Польши, намешал в законе всего, от прилагательного к лагерям смерти до преступлений украинских националистов. Вроде период тот же, но как-то не совсем мотивирован общий ряд преступлений "нацистов, коммунистов и украинских националистов". Во время парламентской дискуссии над проектом могло сложиться впечатление, что главной целью поправки является отдельное упоминание в законе "украинского национализма". В парламентской дискуссии депутат оппозиции Марцин Свенцицкий также отмечал, что в проекте не акцентируются национальные прилагательные типа "немецкие нацисты", "российские" или "польские коммунисты", зато во всех формах склоняются "украинские националисты". К тому же, по его словам, в уже существующем законе об ИНП вполне понятно сформулировано, что институт занимается "коммунистическими, нацистскими либо другими преступлениями, военными или против человечества".

Во-вторых, закон лежал полтора года в парламенте, появляясь в повестке несколько раз во время резонансных переговоров с украинской стороной (например, накануне визита президента Польши Анджея Дуды в Украину в конце прошлого года). Возможно, изначальной целью проекта было как раз повышение ставок Варшавы в переговорах с Киевом. Однако за закон проголосовали по совершенно другому поводу: за неделю до этого в Польше вышел резонансный репортаж о праздновании дня рождения Адольфа Гитлера польской неонацистской группировкой. Картинка заставила сморщиться правящую партию, к которой со времен прошлогоднего марша националистов в центре Варшавы прилипла наклейка потакателей правых радикализмов. Потому польская прокуратура незамедлительно начала расследование, за несколько дней нашла всех видных на видео участников мероприятия, а министр внутренних дел в Сейме отчитался о польских неонацистских группировках. И все же скандал, по всей видимости, решили перекрыть чем-то более значимым. Сразу после отчета министра Сейм взялся за "украинских нацистов" (это цитата из дискуссии) и "бандеровских лоббистов" (очередная цитата), при случае погрозив пальцем "украинскому Геббельсу" Вятровичу (и это цитата).

За что боролись...

Украинский МИД осудил поправку в более размеренных выражениях. Но коса нашла на камень, когда польская историческая восприимчивость встретилась с израильской - Нетаньяху, оппозиция, израильский посол в Варшаве не стеснялись в выражениях и манипуляциях (так, Тель-Авив пригрозил принять свою поправку, в которой польскую поправку назовут отрицанием Холокоста). Так же как и польские депутаты, осознанно мешая "украинское" с "бандеровским".

Я уже вспоминал о том, что фразу "польские лагеря смерти" пробовали вписать в "отрицание Холокоста". И это не случайно. Для апологетов новой, героической польской политики памяти нарратив о Холокосте является образцовой моделью, к которой следует стремиться. Есть, правда, небольшая разница - в отличие от евреев у поляков в оккупации была возможность меняться местами с преступниками. Но Варшава сочла это фактором, которым можно пренебречь, отсюда - провозглашение Волынской трагедии геноцидом, отсюда - попытки переделать Музей Второй мировой войны в Гданьске в ключе выдающегося страдания польского народа, отсюда - попытка криминализации клеветы против польского народа и польского государства.

Предварительные "достижения" нынешней польского власти, - среди которых приход в ИНП людей с антисемитским прошлым либо публичное умалчивание ответственности поляков за послевоенные еврейские погромы, - все это наталкивает на мысль, что закон призван не бороться с исторической неправдой, только установить новую правду с помощью ИНП, достаточно мощного государственного института с прокурорскими полномочиями.

"Мы не сомневаемся, что выражение "польские лагеря смерти" является ложью, - пишут в своем заявлении представители польских евреев и пережившие Холокост граждане Польши, обращаясь к парламентариям с просьбой отклонить поправки. - Принятие поправок в предлагаемой форме может привести к наказанию за распространение истины о поляках, шантажировавших либо убивавших своих еврейских соседей. По нашему мнению, это не только ограничение свободы слова, но прежде всего стремление к фальсификации истории".

Что ожидаемо - трагикомизм, с которым польский парламент обсуждал и принимал поправку о защите "доброго имени Польши", привел к совершенно противоположной цели.

В западной и украинской прессе его восприняли как выпячивание польской исключительности и попытку вырвать неудобные странички собственной истории. Этот вывод лежит более чем на поверхности, польские депутаты и МИД сделали все, чтобы натолкнуть на него. Более того, Польша, несомненно, одна из наиболее пострадавших стран во время Второй мировой войны, девальвирует подобными действиями собственную трагедию. Пока Польша об этом нервно и громко не говорила, трагедия не вызывала сомнения, но сейчас поведение Варшавы называют "откровенно незрелым" и "китчевым", а выпячивание польского героизма приводит к многочисленным репортажам о том, какие подлости обобщённый польский народ вытворял под оккупацией.

Как и другие народы, если их "правильно" обобщить.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир