Мир

Как президент с олигархом играл

Премьериада в Молдове, похоже, завершилась. Впрочем, это не добавит стране политической стабильности

Сергей Ильченко

Фото: omg.md

Сегодня Молдова привычно балансирует в шаге от хаоса. Парламент на грани роспуска, президент на грани импичмента. Правительство в отставке - то есть, продолжает исполнять свои обязанности до избрания нового. Но и.о. министры ни за что, по сути, уже не отвечают, и по этой причине ничего не боятся, а чиновники рангом пониже чувствуют себя за их спинами и вовсе вольготно. Крупнейшие парламентские фракции развалены. Крупнейшие политические партии - в кризисе и на грани раскола. Это дает всем участникам игр в верхах замечательную возможность отмежеваться от любых провалов и злоупотреблений, что, по сути, и есть рай для любого политика, партийного функционера и чиновника.

Больше всего эти люди хотят, чтобы праздник вседозволенности и безответственности длился вечно. Но, к сожалению для них, он всё-таки ограничен временными рамками, так что периоды полной, ничем не ограниченной чиновничьей свободы время от времени сменяются периодами некоторой стесненности. Впрочем, сегодняшняя неопределенность мало-помалу становится в Молдове уже нормой, а периоды функционирования властей в штатном режиме воспринимаются в верхах не как норма, а как неизбежное зло.

Норма - жизнь без правительства

Два последних правительства: Кирилла Габурича и Валерия Стрельца просуществовали примерно по три месяца. Габурич подал в отставку сам, не выдержав скандала, возникшего вокруг его диплома о высшем образовании, оказавшегося, скажем так, не вполне аутентичным. Стрелец пострадал из-за своего партийного шефа. Председатель (и де-факто владелец) Либерально-Демократической партии (ЛДПМ) Влад Филат крупно поссорился с вице-председателем (и де-факто владельцем) Демократической партии (ДПМ) Владом Плахотнюком. Но не рассчитал своих возможностей, и был посажен за "пассивную коррупцию" в бытность свою премьер-министром. Дело было относительно давнее, но по мановению волшебной палочки Плахотнюка всё вдруг всплыло наружу. И Филат сел. Пока что в СИЗО, но, судя по всему, по суду он сядет надолго.

После ареста Филата у ЛДПМ сразу же кончились деньги на все партийные проекты. Это вызвало раскол и бурление в партийных рядах, хотя на благосостоянии депутатов от этой партии заметно не сказалось. Все остальные депутаты выглядели очень довольными.

Фото: moldovadiscover.comНо жизнь "без правительства" ограничена по Конституции тремя месяцами: 29 октября кабинет Стрельца отправили в отставку, и до 29 января новое правительство должно быть утверждено. В противном случае парламент будет распущен и объявлены досрочные выборы. Пророссийские партии, пребывавшие в оппозиции аж с 2010 года, и потому имеющие возможность утверждать, что хотя в стране всё плохо, они тут ни при чём, радостно потирали руки. Большинство в 51 голос, минимально необходимое для утверждения нового Кабмина в парламенте не складывалось никак. Обиженная ЛДПМ требовала вернуть ей шефа и кормильца. Либеральная (ЛП) и Коммунистическая (ПКРМ) партии вяло торговались. А почему бы и не поторговаться, если до 29 января ещё вагон времени, а жить в состоянии хаоса просто замечательно? В конце концов, можно утвердить правительство и ровно в полночь, в ночь с 28 на 29 января.

Некоторое недовольство в связи затянувшимся формированием правительства высказывали только демократы, которым новые выборы были совсем ни к чему. Сломав хребет бывшим союзникам по правящей коалиции и одновременно - своим давним конкурентам из ЛДПМ, они с полным на то основанием рассчитывали на всю полноту власти в стране. Максимум на что была готова ДПМ - это немного поделиться с либералами. Коммунисты в правительстве в её планы не входили вовсе - о чем им и было открытым текстом заявлено. ЛДПМ могла на что-то рассчитывать только на уровне отдельных функционеров, и только при условии полной капитуляции, включая признание справедливости посадки своего председателя. Само собой, что и пророссийские социалисты следом за коммунистами тоже оставались за бортом. Впрочем, они платили той же монетой, твердо заявив, что не поддержат вообще никакого премьера, они - за досрочные выборы.

В таком состоянии Молдова и подошла к концу 2015 года. Партия Коммунистов (ПКРМ) стояла в стороне от схватки, а её председатель, Владимир Воронин, с усмешкой ждал, когда его позовут делить власть, ибо без его фракции 51 голос не набирался никак. Фракция ЛДПМ гордо молчала, намекая на то, что ей и в оппозиции будет неплохо, а случись досрочные выборы - имидж страдальца Влада Филата поможет ей выйти на приемлемый результат. Социалисты и внепарламентская "Наша партия" Ренато Усатого предвкушали триумф - у них были все основания полагать, что случись выборы в 2016 году - и большинство в парламенте будет за ними. Неплохо выглядели в случае внеочередных выборов и перспективы вновь созданной партии "Достоинство и правда" (ДА), выступавшей, как это обычно бывает, за всё хорошее и против всего плохого, включая в перечне плохого и Влада Плахотнюка.

А потом Плахотнюк взял и разорвал на куски фракцию ПКРМ, две трети которой внезапно вышли из партии, и образовали совместно с ДПМ "Социал-Демократическую платформу". Потом ещё раз что-то треснуло - и от фракции ЛДПМ оторвались семь депутатов. После чего лидер либералов, Михаил Гимпу, опасливо покосившись в сторону Плахотнюка, и стараясь не смотреть на Владимира Воронина, впавшего в состояние шока, вдруг понял: либералы могут и даже должны поддержать кандидатуру премьера, выдвинутую ДПМ. Практически любую.

Президент рванул стоп-кран

И кандидатура тут же нашлась. В конце прошлой недели на должность премьер-министра был выдвинут лично Влад Плахотнюк. Его подержали 56 депутатов. Потом 55. Потом снова 56. Идентифицировать осциллирующего депутата так и не удалось.

Это был интересный поворот, грозивший любителям хаоса большими неприятностями. Плахотнюк, входящий, как минимум, в тройку самых богатых людей в Молдове, к тому же сильно поднабравший за последний год политический вес, был опасен для них тем, что мог на полном серьезе, не на словах, а на деле, начать бороться с коррупцией и проводить европейские реформы. Дело в том, что у Плахотнюка сегодня есть всё - деньги, влияние, команда профессионалов - но нет репутации. Точнее, репутация у него есть, но скверная. Его считают главным мафиози Молдовы. Это несправедливо. Плахотнюк, конечно, совсем не ангел - но и не выделяется на общем фоне какими-то особенными злодействами. В принципе, он делал то же самое, что и его обличители, богател и пробивался наверх ровно такими же способами. Единственное отличие состоит, пожалуй, в том, что Плахотнюк выполнял "на отлично" то, что у его критиков получалось на троечку с плюсом.

Но борьбу за свой имидж Плахотнюк однозначно проиграл. По большей части - из-за излишнего рационализма, хорошего для бизнеса, но не всегда уместного в политике, где следует брать во внимание и эмоциональный фактор. И сегодня ему очень надо поправить свою репутацию, особенно в глазах европейцев. А успешно осуществленная программа реформирования - это именно то, за что в Европе могут простить и забыть очень многое.

Павел Филип и Николае Тимофти. Фото: presedinte.mdОднако подобная реформация совершенно не устраивала обитателей молдавского политического болота, прекрасно чувствующих себя в переходном периоде. Плахотнюка надо было остановить - и роль шлагбаума выпала президенту Николае Тимофти, который отверг его кандидатуру, заявив, что Плахотнюк не соответствует требованиям о неподкупности.

Отказ Тимофти был юридически спорным. Согласно разъяснениям Конституционного суда, президент обязан утвердить кандидатуру премьера при наличии абсолютного парламентского большинства. В свою очередь Тимофти заявил, что опирается на решение КС от 22 апреля 2013 года о "высоких стандартах честности". Впрочем, как это обычно бывает в Молдове, где-то за углом скрывается ещё один скользкий момент - в разъяснении КС речь идет об институциализированном большинстве - то есть, о большинстве, находящемся в составе фракций, а не надерганном с бору по сосенке. Хотя и тут открывается бесконечное поле для юридической казуистики.

Впрочем, Плахотнюк не стал идти на прямой конфликт. ДПМ приняла отказ Тимофти и выдвинула новую кандидатуру - Павла Филипа, действующего министра информации и телекоммуникаций. Филип плотно аффилирован с Плахотнюком. Как министр на своем месте был вполне успешен. Практически не замешан в серьезных финансовых скандалах. Словом, придраться не к чему. Кандидатура уже утверждена президентом и будет вынесена на формальное голосование в парламенте. Партия социалистов грозит, правда, опротестовать выдвижение Филипа в суде, ссылаясь на внефракционность нынешнего большинства, но реальных перспектив её иск не имеет.

Партия социалистов (пророссийская) и внепарламентские "Наша партия" (тоже пророссийская) и "Платформа ДА" (проевропейская) энергично выступили против любого премьера, связанного с Плахотнюком. По сути это означает досрочные выборы, поскольку не связанный с Плахотнюком премьер в нынешнем парламенте по раскладу сил просто невозможен. На выходных все три партии организовали в Кишиневе протестные митинги - практически под одними и теми же лозунгами. Такое единомыслие ставленников Кремля и местных коррупционеров, взявших под контроль ДА поднявших на щит лозунг "борьба с коррупцией" выглядело почти что трогательно. Митинги, впрочем, были не особо многолюдными: до полутора тысяч человек за "ДА" и столько же за социалистов и "наших". Против лидера "Нашей партии" Ренато Усатого тут же было возбуждено очередное уголовное дело в связи с угрозами в адрес президента, после чего он, как обычно, сбежал отсидеться в Москву. На этом, вероятно, борьба вокруг нового кабинета министров и закончится. Впрочем, Молдова - страна сюрпризов, и неожиданности возможны здесь до самого последнего момента. Ярмарочный балаган, при всей своей невзыскательности и простоте, всегда бывает немного непредсказуем.

Кто такой Влад Плахотнюк?

Влад Плахотнюк родился в 1966 году в селе Питушка Каларашского района, женат, воспитывает двоих детей, в числе своих увлечений называет джаз, историю, политику и экономику. Он очень не любит светиться на публике, предпочитая оставаться тени. Однако в тех случаях, когда он общается с прессой, его политические и экономические оценки и прогнозы выделяются информативностью и хорошим знанием вопроса.

Влад Плахотнюк. Фото: moldnews.mdСогласно "белой" биографии Плахотнюк начал политическую карьеру пять лет назад, войдя в парламент по спискам ДПМ, был депутатом и короткое время - первым вице-председателем парламента. Осенью 2013 года отказался от депутатского мандата, "чтобы посвятить себя реорганизации Демпартии". Вернулся в политику во время парламентских выборов 2014 года, вновь став депутатом. В июле 2015 во второй раз сложил депутатский мандат сразу после создания нового парламентского большинства и назначения правительства Валерия Стрельца.

Основал благотворительный фонд "Эдельвейс", поддерживающий различные социальные и культурные проекты, в частности - модернизацию Центра матери и ребенка.

В "черной" биографии Плахотнюка фигурирует старт его карьеры в команде рейдеров, организованной Олегом Ворониным, сыном председателя ПКРМ Владимира Воронина, в того президентом Молдовы. Команда получила известность жесткими методами, сочетая использование возможностей МВД и спецслужб, находившихся в то время под контролем Воронина-старшего, с прямым бандитизмом. Но никто из рейдеров впоследствии не был осужден, а роль Плахотнюка и группы экспертов сводилась к экономической оценке намеченных к захвату предприятий, к выстраиванию экономических связей между ними, и к разработке схем вывода средств за пределы Молдовы. Плахотнюка в этот период его называли "кошельком семьи Ворониных".

Плахотнюка обвиняют также в связях с международной преступной группировкой "Солнцевская", что, впрочем, не нашло убедительных подтверждений, в наличии у него румынского паспорта на другую фамилию, и в рейдерстве уже в собственных интересах. Отделить здесь правду от вымысла сложно. Но надо признать, что даже если все обвинения правдивы, Плахотнюк не выделяется на общем фоне молдавских политиков.