Мир

Займется ли новый посол США принуждением к реформам

Барак Обама официально назвал преемницу Джеффри Пайетта

Фото: novosti-n.org

Белый дом подтвердил появившиеся в начале этого месяца слухи о смене американского посла в Украине. Согласно сообщению пресс-службы администрации президента США Барак Обама предложит на этот пост опытного дипломата Марию Йованович. Между тем ныне действующий посол Джеффри Пайетт переедет в Афины, где сменит Дэвида Пирса, которого ранее критиковали за недостаточно четкую политику. Критические замечания пришлись как раз на момент кризиса в отношениях между греками и Евросоюзом. Тем не менее здесь стоит отметить, что все перестановки — плановые: длительность каденции посла США, как правило, составляет примерно три года.

Как и Пайетт, Йованович — опытный карьерный дипломат, но ее послужной список указывает на то, что она может оказаться более жестким представителем Вашингтона, нежели нынешний посол.

Еще 7 мая газета «День», ссылаясь на свой источник в МИД, писала: «Самым главным, почему ее отправляют в Киев, видимо, стало то, что она уже занимала должность заместителя главы миссии в Украине... Йованович имеет очень хорошую репутацию, уже была в Украине, знает людей». Что действительно так, но дело не только в этом.

Начнем, пожалуй, с конспирологии на принимающей стороне. Некоторые комментаторы успели отметить, что югославская (в этническом смысле) вроде бы фамилия не вселяет оптимизма ввиду нередких симпатий выходцев из этого региона к России, в экстремальных случаях доходящих до наемничества в «ополчении» ЛДНР. Неприятные предчувствия лишь усиливаются от того, что Йованович — профессиональный русист, даже стажировалась в Пушкинском институте в Москве. И когда? В 1980-м!

Однако, как говаривали герои Twin Peaks, совы не те, кем кажутся. Госпожа Йованович может быть в восторге от русской культуры (это допущение), но ее нельзя заподозрить в симпатиях к российским властям и имперско-шовинистической системе ценностей, которую они навязывают своим согражданам, а равно и методам Кремля. И это неприятие глубоко личное.

Вот выдержка из ее выступления 19 июля 2008 г. перед сенатским комитетом по иностранным делам: «Мой отец бежал от Советов, а затем и от нацистов (в другом выступлении она рассказывала, что он родился в СССР вскоре после революции, во время войны оказался в лагере военнопленных, из которого бежал и, в конце концов, оказался в США. — «ДС»). Мой дед по матери покинул Россию после революции и поднимал семью во время войны в Германии, где моя мама выросла, не имея гражданства (т. к. была дочерью беженца. — «ДС»). Мои родители привезли меня в эту страну (США. — «ДС») в поисках безопасной гавани, гавани, которая обеспечила бы свободу и возможность, достоинство и уважение».

Все это она, надо сказать, получила. Канадка по рождению и американка по гражданству отца, она оказалась в США в трехлетнем возрасте. Родителям-педагогам (отец преподавал французский и русский, а мать — немецкий) там оказалось легче найти работу. Сама Мария получила степень бакалавра по русистике в Принстонском университете. Так что Пушкинский институт, занимающийся проблемами преподавания русского языка как иностранного, оказался логичным шагом в повышении квалификации. По всей видимости, биография и специализация сыграли не последнюю роль в начале дипломатической карьеры г-жи Йованович, хотя данные об этом периоде отрывочны. Известно лишь, что ей довелось поработать в Канаде, Сомали, Великобритании и России. Опыт, полученный в РФ, в 1998 г. обернулся назначением на пост замглавы управления по делам России Госдепа. 

Три года спустя она оказалась в Украине. С 2001 по 2004 гг. была заместителем главы дипмиссии США в Киеве. Ее шефом был Карлос Паскуаль,  а после его отъезда — Джон Хербст. Напомним некоторые скандалы тех лет: расследование убийства Георгия Гонгадзе, «пленки Мельниченко», контрабанда крылатых ракет Х-55 в КНР и Иран, акция «Украина без Кучмы». Выдвинутое Вашингтоном обвинение в поставках РЛС «Кольчуга» режиму Саддама Хусейна, следствием чего стало участие украинского контингента в стабилизационной миссии в Ираке. Оранжевая революция Йованович уже не застала, но зампосла наверняка была в курсе предшествовавших ей событий и составила ясное представление об их участниках. Как минимум не худшее, чем Хербст (в свете романа Эрики Джеймс эта его фраза звучит особенно пикантно: «Американцы делят на черное и белое, на добро и зло. Я же говорил, что Ющенко — это более светлый оттенок серого, тогда как Кучма и Янукович — более темный оттенок серого»).

В 2005-м Йованович стала послом в Кыргызстане. Тогда страна проходила через очередной парламентский цикл. Избирательная гонка была откровенно грязной — с наездами на оппозицию, отказами в регистрации и арестами. Она проходила на фоне полнейшей потери президентом Аскаром Акаевым доверия граждан. Но его решение остаться на четвертый срок, подправив конституцию, вызвало социальный взрыв. Тогдашние события вполне можно считать прототипом украинской Революции достоинства. Захваты админзданий, баррикады, разгоны демонстраций с применением спецсредств, свой глава МВД и милиционеры-каратели, титушки, специфическая помощь режиму со стороны Москвы. Стремление России во что бы то ни стало восстановить контроль над своей периферией: с 2001 г. Пентагон арендовал в республике авиабазу Манас. Наконец, бегство «легитимного» в Москву и категорический отказ в его экстрадиции.

Мария Йованович тогда поддерживала оппозицию, хотя привычные уже обвинения россиян в адрес Госдепа в подготовке переворота вряд ли стоит воспринимать всерьез. Речь скорее об оперативном реагировании на шаблонный для автократий СНГ прием грубой имитации демократических процедур.

В августе 2008-го она стала первой женщиной — послом США в Армении, проработав там до 2011 г. Эта каденция была откровенно сложной. За полгода до ее прибытия в республике прошли президентские выборы, на которых победил Серж Саргсян — он и сейчас в должности. Оппозиция результатов не признала, по стране прокатились акции протеста. После десятка смертей было введено чрезвычайное положение с 1 по 20 марта. Саргсян вступил в должность 9 апреля, а три недели спустя стартовало сплочение нации: 4 мая началось самое жесткое с 1994 г. обострение конфликта с Азербайджаном. Восстановление статус-кво заняло два года переговоров в минском формате и в ОБСЕ. Госдепу это стоило «глухаря» по делу о разгоне 1 марта и ряда замятых коррупционных скандалов, расследования которых посол, надо сказать, добивалась. С милитаризацией региона — Москва продавала оружие обеим сторонам конфликта — также пришлось смириться: у Вашингтона были более насущные проблемы.

Любопытная деталь: карьера нашей героини удачно складывалась и при республиканце Джордже Буше, и при демократе Бараке Обаме. Разумеется, формально дипкорпус вне партийных игр, а г-жа Йованович — удобный посланник воли Вашингтона, кто бы ни занимал Овальный кабинет. Но ее предстоящая каденция все-таки вписывается в канву президентского марафона в США. В 2009 г. она получила премию «Дипломатия во имя прав человека» из рук тогдашнего госсекретаря и нынешнего фаворита гонки от демократов — Хиллари Клинтон. К слову, в том же году она побывала в Ереване с неофициальным визитом. Так что знакомство двух дам вряд ли можно считать протокольным. А «больше женщин в команде» — одна из фишек кампании бывшей первой леди. Так что назначение Йованович — очередной сигнал поддержки Клинтон от Барака Обамы.

Сигнал на двустороннем и региональном уровне тоже вполне ясен. Йованович — кризисный менеджер, неоднократно доказывавший свою эффективность и имеющий опыт работы в зонах конфликта.

Здесь стоит вспомнить о такой детали: помимо практического опыта, у нее есть и солидный теоретический багаж, о чем свидетельствует диплом Национального военного колледжа. Основанный в 1946 г., этот вуз выпустил всего 7,5 тыс. человек. Но среди них главнокомандующие ВС НАТО в Европе, сенаторы и госсекретари. В контексте продолжающейся российской агрессии и минского формата это определенно плюс в резюме.

Йованович наблюдала старт карьеры Владимира Путина, знает она и закулисье нынешнего украинского политикума, увы, не претерпевшего принципиальной трансформации за минувшие годы. Так что вряд ли будет большим преувеличением назвать ее ходячим сборником компромата. Соответственно, миссия ее — контролировать процесс урегулирования ситуации в ОРДЛО, а также стимулировать строительство функциональной политической системы и полноценной рыночной экономики. Иными словами, украинскому политбомонду стоит готовиться к принуждению к реформам, тем более что досрочные парламентские выборы, по слухам, могут состояться уже осенью и период накопления капитала к ним идет полным ходом (опять выборы и Йованович, ага). К слову, утверждение кандидатуры нового посла совпало с новостью об ожидаемом возобновлении помощи Украине по итогам работы миссии МВФ, которая пребывала в Киеве с 10 по 18 мая.

В то же время не стоит забывать: место Украины, несмотря на ее географическое положение и символическое значение, в глобальном планировании Вашингтона не столь велико, чтобы делать всю работу за нас. Для Госдепа слив — вопрос целесообразности, а не ценностей. Карьерный опыт Марии Йованович это вполне подтверждает.