Мир

Откровения Сноудена перекроят глобальный ІТ-рынок

Тем не менее отсутствие в США крупных терактов с апреля 2013 г. демонстрирует, что тамошние специальные службы все же делают выводы из своих ошибок

Фото: digitalistmag.com

Недавнее согласие Эдварда Сноудена вернуться в США даже на условиях помещения в тюрьму и критика порядков в России, спрятавшей его от американского правосудия, не могут не вызывать чувство глубокой иронии. Дело, разумеется, не в самом Сноудене, а в том, как такое вообще могло произойти. Можно вспомнить разве что ранний период холодной войны, когда отдельные западные интеллектуалы (сначала - не имея информации, а затем - опасаясь за свою репутацию, а то и оказываясь на крючке КГБ) отдавали предпочтение СССР как якобы свободной стране. Теперь информация в изобилии, и даже Россия перестала особенно скрывать то, что скатывается в тоталитаризм (впрочем, Сноуден отнюдь не интеллектуал, а ко времени его побега Запад все еще считал Россию обычным торговым партнером). И здесь все же не стоит считать Сноудена совсем наивным. Россию он избрал вынужденно, закономерно опасаясь возмездия, а проблема состоит в том, что в силу его действий проблематика грани между национальной (и международной) безопасностью и при­ват­ностью теперь переживает хаотизацию.

Его откровения дорого обошлись всем. Правительство США вложило колоссальные средства (по разным оценкам, от $2 до $10 млрд) в программу электронного шпионажа, обеспечивающую доступ к миллиардам телефонных переговоров и учетных записей по всему миру. Поле ее применения - от промышленного шпионажа и антитеррористических операций до прослушки лидеров иностранных государств. Ей бы работать и работать по-тихому, но после такой засветки приходится устанавливать формальные ограничения. Флагманы американского (читай - мирового) IT-сектора были вынуждены спасать репутацию, объясняя, что Вашингтон принудил их к сотрудничеству. Да и отношения с союзниками подпорчены (правда, немецкая BND, как выяснилось недавно, неплохо отыгралась). Европейским правительствам пришлось убеждать избирателей, что дядю Сэма их мелкие грешки вроде адюльтера не интересуют. А это всегда неважно отражается на рейтингах. Наконец, Кремль явно рассчитывал на нечто большее, нежели расположение маргиналов. Но, по всей видимости, для ФСБ и компании Сноуден оказался совершенно бесполезен.

Впро­чем, ком­мер­че­ские послед­ствия это­го скан­да­ла го­раз­до се­рьез­нее. Са­ма возможность по­па­да­ния дан­ных ев­ро­пей­ских поль­зо­ва­те­лей со­ци­аль­ных се­тей в ру­ки спе­ци­аль­ных служб при­ве­ла к то­му, что те­перь аме­ри­кан­ским ли­бо меж­ду­на­род­ным ком­па­ни­ям за­пре­ще­но пе­ре­сы­лать лич­ные дан­ные на сер­ве­ры, на­хо­дя­щие­ся в США. От­ме­на бес­пре­пят­ствен­но­го об­ме­на пер­со­наль­ны­ми дан­ны­ми озна­ча­ет гря­ду­щую перестрой­ку это­го сек­­то­ра. По­ка не бу­дет вы­ра­бо­та­но но­вое со­гла­ше­ние, фир­мам, рабо­таю­щим с элек­трон­ны­ми дан­ны­ми, при­дет­ся ли­бо ори­ен­ти­ро­вать­ся на ме­ст­ные зако­но­­датель­ства стран - чле­нов ЕС, ли­бо огра­ни­чи­вать круг предо­став­ляе­мых услуг, ли­бо в ря­де слу­ча­ев во­об­ще за­кры­вать ме­ст­ные офи­сы. В об­щем, пе­ре­крой­ка рын­ка гаран­ти­ро­ва­на. Американ­ский мин­торг уже за­явил, что этот вер­дикт со­зда­ет серьезную не­уве­рен­ность для ком­па­ний и по­тре­би­те­лей из США и ЕС и ста­вит под угрозу про­цве­та­ю­щую трансат­лан­ти­че­скую элек­трон­ную эко­но­ми­ку.

Любопытно здесь многое. Например, Европе впервые удалось перещеголять американских носителей идеологии самобичевания в потенциальной разрушительности своих действий. Дело в том, что если в США судебная система все еще является гарантом, удерживающим общество от слалома в хаос миллионов маленьких эгоизмов с правом на ношение оружия, то в ЕС суд является частью бюрократической традиции, жизненный интерес которой состоит в максимальном регулировании поли­ти­ко-правового пространства. К примеру, того же австрийского студента Шремса никто не понуждал пользоваться американской сетью Facebook. Он мог бы прибегнуть к услугам находящихся под плотным контролем ФСБ "контактников" и "одноклассников" или же немецкоязычной wkw. А то и создать свою собственную сеть вместе с непризнанным "компьютерным гуру" из Москвы. Но как мы видим, в одном оба берега Атлантики сегодня сходятся, и это отнюдь не трансатлантическое торговое соглашение (хотя шансы на его подписание после успешного транстихоокеанского саммита выросли), а индустрия по эксплуатации инфантильности, направленной на извлечение прибыли (если в США это "публичные адвокаты", то в ЕС - чиновники). На данном прецеденте могут озолотиться юридические конторы, практикующие многомиллиардные коллективные иски, - в итоге каждый конкретный истец получает гроши, а юристы зарабатывают огромные средства.

Для начала сами США должны определиться с тем, как оценивать поступок Сноудена

Однако не стоит думать, что корпорации высокотехнологичного сектора так уж беззащитны, кроме того, очевидно, что Европа сегодня не в том положении, чтобы намеренно вставлять палки в американские колеса. Тем не менее на первых порах система обмена персональными данными и их защиты может и впрямь оказаться на грани коллапса, породив массу ветвящихся прецедентов и скоропалительных государственных решений. К добру ли это или к худу - сказать трудно. Ведь для начала сами США должны определиться с тем, как оценивать поступок Сноудена (то, что после выдачи ему все равно придется надеть оранжевый комбинезон, ясно и так).

Если Барак Обама признает, что он и его предшественники построили в Америке тоталитарное государство, подавляющее любой протест и раскинувшее свои щупальца по всему миру, то Эдварда Джозефа Сноудена должны чтить в США наравне с Мартином Лютером Кингом. Однако, по утверждению тогдашнего главы АНБ Кита Александера, Сноуден передал журналистам до 200 тыс. секретных документов - статусом выше тех, которые оказывались в руках у Джулиана Ассанжа, создавшего WikiLeaks. По данным закрытого доклада Пентагона, о содержании которого стало известно в январе 2014 г., Сноуден похитил 1,7 млн секретных файлов, большинство документов касаются "жизненно важных операций американской армии, флота, морских пехотинцев и военно-воздушных сил". Спустя несколько дней главы комитетов по разведке Палаты представителей и Сената Конгресса США Майкл Роджерс и Дайэнн Файнстайн высказали мысль, что у Сноудена не было технических возможностей самостоятельно открыть и похитить сотни тысяч секретных документов и что такие масштабные действия, а также беспрепятственное передвижение по миру после бегства из США могли быть осуществлены при помощи российской разведки.

Расследование ФБР, в свою очередь, подобных связей у Сноудена не обнаружило, но тут есть вот какое обстоятельство. За последние годы американская разведка то ли ослепла и оглохла (возможно, как раз благодаря таким энтузиастам, как Сноуден), то ли забюрократизировалась и утратила волю к действию. Сегодня президент Обама вновь вынужден оправдываться, поскольку весь политический Вашингтон кипит, открыто заявляя, что разведчики прощелкали российскую высадку в Сирии точно так же, как и российскую агрессию в Крыму (а еще раньше убийство американского посла в Ливии). Вероятно, разведчики теперь боятся нарушать права - иностранных разведчиков, террористов, военных и прочих объектов часто небескорыстного внимания прессы и "публичных адвокатов". К примеру, после того малоприятного и лишенного здравого смысла шоу, которое недавно устроили обличители ЦРУ, американской разведке, вероятно, придется проводить свою рутинную деятельность на отдаленных островах Карибского бассейна. Тем не менее отсутствие в США крупных терактов с апреля 2013 г. (то есть с Бостонского марафона, к кровавым жертвам которого самое непосредственное отношение имеет Россия) демонстрирует, что тамошние специальные службы все же делают выводы из своих ошибок. Таких, к примеру, как оформление и допуск личностей, подобных Эдварду Сноудену, доверчивость по отношению к Москве и открытость для интриг "публичных адвокатов".

Откуда у американцев взялся синдром самобичевания

Фото: Jack Kurtz

Казус Сноудена показателен тем, что является пиковым проявлением американского синдрома самобичевания, циклично всплывающего на разных этапах технологического развития в США. С 1950 г., за исключением периода нефтяного шока конца 70-х и последствий ипотечного пузыря в 2008 г., доход на душу населения (а население США сегодня около 326 млн) постоянно рос и увеличился почти в четыре раза. Это позволяло все большему числу граждан уделять все больше внимания участию в расширении своих прав. Данная сфера деятельности переживает настоящий бум одновременно с окончанием холодной войны и "золотыми 90-ми" Билла Клинтона, когда бурное экономическое развитие США в области потребления и технологий открыло дорогу широким народным массам в высшие учебные заведения благодаря массовым федеральным программам. А на культурное поле Америки вступила идеология политической корректности и тотальной толерантности. Именно в эти годы сын военного моряка и юриста Эдвард Сноуден ходил в школу и смот­рел фильмы Оливера Стоуна о том, какой тирании подвергает американцев федеральное правительство.

Впрочем, критически их оценивать Сноуден вряд ли был в состоянии. Школу он окончил с трудом, а бакалаврский диплом ему не удалось получить даже в скромном колледже Арундел в штате Мэриленд: пришлось сдавать тест на соответствие уровня знаний стандартам. Магистерскую программу он провалил. Официальная версия - болезнь, но пристрастие к японским видеоиграм (и работа на соответствующих сайтах) может указывать и на другие причины академической неуспеваемости.

Конец Safe Harbor

С 6 октября решением Европейского суда юстиции в Люксембурге система беспрепятственного обмена персональными данными пользователей между компаниями США и Евросоюза, так называемая Safe Harbor, признана недействительной. Этого решения добился австрийский студент-юрист, ссылаясь на информацию, разглашенную Эдвардом Сноуденом, в частности, о сотрудничестве ведущих компаний IT-индустрии с разведслужбами.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за ноябрь 2015 г. (№11/436)