Мир

Почему европейцы не воспринимают Россию всерьез

В представлении граждан ЕС угроза, исходящая от РФ, незначительна. И выходки российских фанов вряд ли кардинально изменят это мнение

Фото: championat.com

Хакеры и боевики Исламского государства пугают европейцев больше, чем агрессивная Россия. Это следует из нового доклада, представленного американским аналитическим центром Pew Research по результатам социологических исследований, проводившихся в апреле и мае. Центр опросил 11 494 человека в десяти странах ЕС, на которые приходится 80% населения и 82% совокупного ВВП Союза (это Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Испания, Италия, Нидерланды, Польша, Франция, Швеция) и США.

Упор в исследовании делался именно на настроениях европейцев, участие американцев в нем было довольно ограниченным. Так вот, в целом результаты исследования наглядно иллюстрируют пословицу про свою сорочку, особенно в том, что касается вызовов безопасности. Европейское общественное мнение в качестве архизла 2016 г. называет Исламское государство. Подавляющее большинство респондентов считают его серьезной (76%) угрозой, если же добавить те 17%, которые полагают эту угрозу умеренной, большинство становится абсолютным. Следом идут изменение климата, глобальная экономическая нестабильность и кибератаки со стороны третьих стран — каждую из этих угроз считают первостепенной более половины опрошенных. На пятом месте оказался поток беженцев из Ирака и Сирии, которого всерьез опасаются без малого половина участников опроса. Риск конфронтации с Россией серьезным считает лишь каждый третий европеец и чуть меньше половины полагают эту угрозу второстепенной.

Но это, так сказать, средняя температура по палате. Сравнение отношения европейцев к двум конфронтационным вызовам (примечательно, что в своем выступлении перед Генассамблеей ООН осенью 2014-го Барак Обама расставил их в обратном порядке) дает любопытную картину. Российская угроза «проигрывает» ИГИЛу во всех странах, где проводилось исследование. Правда, в одной стране незначительно. Поляков Россия напрягает лишь чуть меньше, чем Халифат — 71% против 73%. Но на фоне остальных участников опроса это просто-таки аномалия: вторыми, кого в наибольшей степени беспокоит перспектива отношений с РФ, идут испанцы, но их показатель — всего 39%. В остальных странах озабоченных этим набирается не больше трети, греки едва вышли за четверть (26%), а венгры не дотянули и до того (23%). Для сравнения: в наименьшей степени происками Исламского государства озабочены шведы. Тем не менее эта проблема беспокоит 69% из них, причем разрыв с лидерами — Испанией (93%) и Францией (91%) — все же не столь впечатляющий.

Очевидно, такое серьезное отношение к исламистской угрозе диктуется комбинацией ряда факторов, значение которых в каждом случае неодинаково: география, прецеденты террористических атак, степень вовлеченности государства и/или его граждан в сирийский конфликт. Однако при этом фактор «раскрутки» угрозы Халифата СМИ можно считать одним из самых сильных — особенно ввиду двух трендов, на которые также указывает исследование Pew Research: выраженного национального эгоизма европейцев и стремления ограничиться решением своих внутренних проблем, которые, впрочем, превалируют по обе стороны Атлантики.

Что касается России, то здесь явно определилась разница в том, что говорят лидеры ЕС и настроениями населения Союза. Со всей очевидностью здесь недорабатывает не только «Минстець»: публикации в европейских СМИ тоже не убедили их аудиторию в опасности, исходящей от РФ. О кремлевской «пятой колонне» в европейском информационном пространстве можно и не вспоминать. Можно допустить, что в какой-то мере ощущение безопасности в этом контексте связанно с деятельностью НАТО — при отсутствии ясного представления о том, что цели Кремля весьма далеки от прямой военной конфронтации с альянсом, а расшатывание Евросоюза осуществимо (и осуществляется) с помощью отнюдь не милитарных технологий.

Среди европейцев нет единства в отношении того, что делать с Россией. Так, девять из десяти греков полагают, что прочные экономические отношения с ней предпочтительнее, чем жесткая позиция во внешнеполитических спорах. Так же думают большинство венгров (67%), немцев (58%) и итальянцев (54%). В остальных странах, включая и (дружественные нам) Польшу с Британией, и (скептические) Нидерланды, и (нормандскоформатную) Францию, мнения разделились практически пополам. И только шведы в подавляющем большинстве (71%) оказались сторонниками принципиальной позиции.

В среднем же по ЕС сторонники жестких мер в явном, хоть и не критичном меньшинстве: 43% против 48% тех, кто предпочел бы вернуть business as usual. Об этом стоит помнить, полагаясь на заступничество и миротворчество Европы. При наилучшем для Украины раскладе «тем, кто принимает решения» приходится считаться с мнением своих избирателей, при худшем — они с ним солидарны.

При этом Евросоюзу будет все труднее сохранять единство в вопросе отношений с Москвой. На это указывает тот факт, что независимо от того, какая линия является преобладающей в той или иной стране, в целом по ЕС ощутимое большинство респондентов (51% против 33%) выражает недовольство политикой Брюсселя в отношении РФ. Здесь тоже со значительным отрывом лидирует Греция (69% против 20% согласных). Остальные страны в большей или меньшей степени колеблются около среднеевропейских показателей (хотя в Британии число несогласных доходит до минимальных 42%).

Все это позволяет с немалой долей вероятности утверждать: надежды украинцев на то, что варварское поведение российских футбольных фанатов откроет, наконец, европейцам глаза лишены оснований

Разовый инцидент — и даже сжатая во времени череда таких событий — вряд ли смогут радикально преломить ситуацию в ближайшем будущем. Хотя («хозяйке на заметку») последовательная раскрутка этой темы в контексте национального интереса и личной безопасности европейских болельщиков на ЧМ-2018, который должна принимать Россия, может принести плоды.

В то же время стоит ожидать, что кремлевская пропагандистская машина займется вбрасыванием тезиса о реакции россиян на международный прессинг и притеснения. Естественное развитие подобных вбросов — призыв «услышать Москву» — вполне согласуется с позицией среднего европейца и ряда политиков. Вроде французских парламентариев, рекомендательно ратующих за снятие санкций с РФ, и министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, неоднократно заявлявшего о неэффективности режима максимального давления на Кремль.