Мир

Почему финразведка не замечает террористов

Хакеры — единственные, кто сегодня противостоит финансированию ЛНР и ДНР

Фото: glavpost.com

Государственные службы не в состоянии отследить и заблокировать финансирование руководящей верхушки ДНР и ЛНР. Вместо финразведки прорехи в финансовой обороне страны латают волонтеры. Во всяком случае, они так утверждают. На прошлой неделе руководитель неформальной группы IT-специалистов "Украинские Кибер Войска" (УКВ) Евгений Докукин сообщил, что за период с июня по ноябрь им удалось заблокировать на счетах боевиков более $1 млн. Последним достижением хакеров стало блокирование интернет-кошельков террористов так называемой "Харьковской народной республики". "Никакой помощи, указаний или координации действий с государственными органами у нас нет. Хотя мы предлагали ведомствам свою помощь в защите от кибератак, но ответа не последовало", - заявил Евгений Докукин. Правда, в таком случае непонятно, как именно происходил процесс блокировки. Ведь заблокировать кошелек возможно только при наличии соответствующего решения суда, и сделать это может только администрация системы. Так что речь тут скорее идет о "сигналах" волотнеров системе.

И все же факт того, что именно активисты часто выявляют такого рода кошельки свидетельствует, что в Украине нет эффективной системы государственной финразведки. С марта по ноябрь этого года (когда террористические группировки захватили Крым и большую часть Донбасса) специалисты Государственной службы финансового мониторинга заподозрили в связях с террористами денежные транзакции на общую сумму всего 41,78 млн грн. Что сопоставимо со стоимостью нескольких десятков залпов из батареи установок "Град", но никак не с масштабной операцией, длящейся в нескольких областях страны более полугода. Далеко не все эти средства были заблокированы и уж тем более - конфискованы. Материалы по подозрительным операциям переданы в правоохранительные органы. А вот были ли наказаны виновные - большой вопрос.

Работа по выявлению подозрительных счетов во многом держится на банках, которые обязаны сообщать о любых подозрительных операциях в финразведку и тем самым помогать ловить террористов. Но банкиры не торопятся сдавать клиентов

Эффективной работе субъектов финмониторинга частично препятствуют законодательные ограничения. Сейчас ведомство имеет право блокировать только финансовые операции, связанные с лицами из так называемого "террористического списка". В этом перечне числятся 1280 компаний, фирм и физических лиц. В основном международные террористы и террористические организации, которые признаны таковыми Советом безопасности ООН. "Есть в данном списке и несколько украинских граждан, по которым был вынесен приговор суда, подтверждающий их причастность к террористической деятельности. Но никого из "современных" террористов, действующих сейчас на востоке Украины или связанных с событиями в Крыму, в нем нет. Признание мировым сообществом квазигосударственных образований на востоке Украины террористическими организациями дало бы основания для их включения в этот перечень и позволило бы более оперативно останавливать операции", - отмечает глава департамента адвокатской фирмы "Грамацкий и Партнеры" Игорь Реутов.
В Службе безопасности отмечают, что счета в украинских банках таких "выдающихся деятелей сепаратистского движения", как Павел Губарев, Игорь Плотницкий или Александр Захарченко, все же заблокированы. Но для этого был использован формальный повод (открытые уголовные дела по статье за захват государственных зданий), а не тот факт, что те возглавляют организации, признанные Генпрокуратурой террористическими.

Работа по выявлению подозрительных счетов во многом держится на банках, которые обязаны сообщать о любых подозрительных операциях в финразведку и тем самым помогать ловить террористов. Но банкиры не торопятся сдавать клиентов. Во-первых, в графе назначение платежа "помощь сепаратистам" никто не указывает. Во-вторых, такие транзакции обычно проводят через "проверенные" банки, владельцы которых симпатизируют или связаны экономическими интересами с террористами. Чиновники также утверждают, что основным инструментом финансирования группировок мятежников остается использование наличных средств. "Схемы, которые мы видим сегодня, связаны с зачислением на счета юридических или физических лиц денег с дальнейшим их снятием или переводом на счета других лиц. Но в конечном счете они все равно обналичиваются", - рассказывает глава Госфинмониторинга Игорь Черкасский.

Фото: fototelegraf.ruЕще один способ финансирования террористов - использование электронных платежных систем. "Но такие системы платежей Госфинмониторинг вообще не контролирует ввиду пробелов в законодательстве. НБУ не согласовал правила работы этих электронных платежных систем", - констатирует старший партнер адвокатской компании "Кравец и Партнеры" Ростислав Кравец.

Официально же выявление различных схем обналичивания и конвертационных центров является парафией Государственной фискальной службы. Но в этой сфере ведомству похвастаться особо нечем. По данным ГФС, в прошлом году через систему теневого оборота было обналичено около 200 млрд грн. "В этом году удалось ликвидировать 50 конвертационных центров, которые проконвертировали на порядок меньше средств", - рассказал заместитель главы ГФС Владимир Хоменко. Таким образом, в службе признают, что операции с наличными на десятки миллиардов гривень по-прежнему находятся вне всякого контроля со стороны государства.