Мир

Почему Москва боится утратить монополию на победу во Второй мировой

Глава польского МИДа замахнулся на один из главных государствообразующих мифов СССР, который все еще цементирует осколки постсоветского пространства под сенью Кремля

Фото: facebookreporter.org

В глазах россиян министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына совершил форменное святотатство. Он заявил, что не понимает, почему хозяином международных торжеств по случаю 70-летия победы должна быть российская столица. "Почему мы так легко привыкли к тому, что Москва - это место, где чтят окончание военных действий, а не Лондон или Берлин, что было бы еще более естественным?" - задался вопросом Схетына в эфире польской радиостанции. По его словам, наиболее естественно было бы праздновать День Победы "там, где эта война началась", - на мысе Вестер­плат­те. В России по этому поводу немедленно случилась массовая истерика. Реакцию Запада однозначно определить сложно, но некоторая растерянность в большинстве ответных реплик, несомненно, присутствовала.
Попытки списать слова министра на невежество лишены оснований. По образованию Схетына историк. Но не только. В 1990 г. он окончил философско-исторический факультет Вроцлавского университета. Ранее несколько лет учился на юриста. Как историк он, несомненно, знаком с фактической стороной дела: кто, когда, при каких обстоятельствах и что именно делал в Освенциме и в других частях Польши и Германии, а также остальной Европы во время Второй мировой войны. Но как философ и юрист он усомнился в терминологии. Например, в том, что именно советские войска освободили Освенцим. Что они освободили Польшу. Что СССР победил во Второй мировой войне.

Были у него основания для таких сомнений? Да, были. Потому что неясности начинаются уже с самой первой даты: с даты начала Второй мировой войны. В самом деле, какую дату нам следует принять за точку отсчета? 1 сентября 1939 г., когда германские войска вторглись в Польшу и прозвучали первые выстрелы? Допустим. Но если так, то надо вспомнить и о других участниках польской кампании. О том, что оккупированная Польша была поделена между союзниками, Германией и Советским Союзом, в соответствии с секретным протоколом к советско-германским договорам. Кое-какие крохи достались другому союзнику Германии - Словакии. И еще - Литве, не знавшей о том, что и она, согласно все тем же секретным протоколам, попала в зону советской оккупации.

Итак, ключевой документ, по сценарию которого началась Вторая мировая война, - это советско-германский пакт: комплекс собственно договоров плюс секретные протоколы к ним. Но если советско-германские договоренности так сильно влияли на последующие события, то, возможно, начало Второй мировой надо отсчитывать не с 1.09.1939, а с 23.08.1939 - с даты подписания советско-германского пакта? Существует, правда, мнение, что Вторая мировая началась аж 18 сентября 1931 г., когда Япония напала на Манчжурию, но, поскольку речь у нас пойдет о европейском театре, так далеко забираться не будем. И все-таки начало Второй мировой войны при добросовестном подходе к фактам переносится с сентября на август.

Как видите, уже с самого начала мы сталкиваемся с непростыми вопросами. С вопросами, которые историки, и не только российские, но и западные, десятилетиями старались не выпячивать. То есть обо всем этом, конечно, на Западе писали и давали оценки. Зачастую, достаточно объективные. А в СССР и затем в России, а отчасти и в остальном пост-СССР устраивали в ответ шумные истерики с воплями "да как так можно!", "Боже, тут всему конец!" и "фашизм наступает". Но этим все и ограничивалось. До концептуальной ревизии истории Второй мировой войны дело так и не доходило, и мы еще увидим, почему это было так.

Но вернемся в 1939 г. Германия откусила себе изрядный кусок Польши. А что делал СССР помимо раздела Польши на пару с Германией? В конце ноября 1939 г. напал на Финляндию, отторгнув от нее часть территории. Летом 1940 г., следом за другим союзником Германии - Венг­ри­ей, принял участие в расчленении Румынии, захватив Бессарабию и Северную Буковину. В течение 1939-1940 гг. поэтапно оккупировал Прибалтику. На всех аннексированных в этот период территориях советские оккупанты практиковали жесточайшие репрессии, включая и массовые казни мирного населения. Если называть вещи своими именами, то на захваченных Советами территориях целенаправленно и совершенно сознательно уничтожался образованный слой общества - оккупированные народы превращались в фарш, лишенный собственной культуры, истории, самосознания. При этом советские репрессии 1939-1941 гг. в разы превосходили по своим масштабам все то, что в этот период делали немцы на землях, оккупированных Германией.

Итак, Вторая мировая война была начата двумя странами-союзниками: СССР под руководством Сталина и Германией под руководством Гитлера. И то, что в дальнейшем разногласия между союзниками переросли в военный конфликт, данного факта не отменяет. Однако и эти неприятные подробности, и последующие события, плохо укладывающиеся в схему "советских освободителей", десятилетиями были задвинуты в тень. В том числе и с молчаливого согласия западных историков. Это случилось потому, что победителям в этой войне - настоящим победителям - пришлось прибегнуть к крайнему средству. К позорному союзу с одним злом во имя победы над другим. И зло, взятое ими в союзники, оказалось отнюдь не меньшим, чем зло, с которым они сражались.

Рассмотрим дальнейшие события после нападения на Польшу. 3 сентября Великобритания и Франция объявляют Германии войну. Через две недели, 17-го, прикинув риски и решив, что риск возмездия минимален, сталинский СССР набрасывается на Польшу с востока. К 19 сентября немцы выходят на рубежи, оговоренные в секретных протоколах, 22 сентября советско-германские оккупанты проводят совместный парад в захваченном польском Бресте. Варшава еще сражается, она продержалась до 28-го.

Победа СССР не только не сокрушила фашизм, а напротив, дала ему шанс на реинкарнацию в его "русской патриотической" версии, что мы видим сегодня. Это победа людоедов, добившихся права оставаться людоедами еще несколько десятилетий. Все прочее - лишь маскировочный флер, за которым наследники людоедов-"победителей" пытаются прятать неприятные факты

Октябрь и ноябрь проходят довольно спокойно. Но уже 30 ноября СССР нападает на Финляндию. Не стану продолжать, скажу лишь, что дальнейшие события только усугубили и без того незавидное положение Великобритании. И когда разногласия, назревавшие между Германией и СССР, привели, наконец, к войне между ними, Великобритания и США просто не могли позволить себе роскошь не воспользоваться шансом. Притом что никаких иллюзий относительно Советского Союза не питали. Союз со Сталиным был вызван суровой необходимостью и рассматривался как наименьшее зло.

В итоге цели американско-британского альянса были достигнуты: Германия разгромлена, а СССР непоправимо демографически подорван и уже никогда не оправился. Несомненно, это была победа союзников. Но цена ее оказалась высока. Вся Восточная Европа на полвека оказалась под советской оккупацией, которая по факту была нисколько не лучше немецкой. Советские концлагеря не уступали немецким в бесчеловечности. Более того, оборудование немецких концлагерей использовалось в системе ГУЛАГа, а лагерь Бухенвальд и вовсе был сохранен и включен в нее. Благодушно поддакивая разговорам о "великом вкладе советского народа в победу над нацизмом", Запад просто-напросто маскировал позорный факт: свобода Западной Европы была куплена ценой сдачи Сталину Европы Восточной. Следствием этого стали миллионы искалеченных жизней, полувековая оккупация восточноевропейских стран, остановка в развитии, выбросившая их на мировые задворки, откуда они не выбрались до сих пор и еще неизвестно когда выберутся.

За 50 лет эта смесь умолчания и прямой лжи выросла в отвратительного дракона. И сегодня Гжегож Схетына, как одинокий рыцарь, как Ланселот из сказки Шварца, вызывает этого дракона на бой. А может ли СССР считаться победителем во Второй мировой войне? До некоторой степени - да, может. Отвра­ти­тельный тоталитарный динозавр выжил и целых полвека угрожал всему миру. Этот динозавр возрождается и сегодня в лице путинской России. Он снова жаждет крови и ищет союзников. Но можно ли считать советскую победу частью победы над фашизмом?

Нет, нет и нет. Победа СССР не только не сокрушила фашизм, а напротив, дала ему шанс на реинкарнацию в его "русской патриотической" версии, что мы видим сегодня. Это - другая победа. Не украинская. Не польская. Не европейская. Это победа людоедов, добившихся права оставаться людоедами еще несколько десятилетий. Все прочее - их попытки спрятаться за "миллионы убитых советских граждан", за "героизм советского солдата" - лишь мас­кировочный флер, за которым наследники людоедов-"победителей" пытаются прятать неприятные факты.

Фото: archive.kremlin.ru

Да, они одержали тогда победу над демократией и цивилизацией, вырвав себе в рабство половину Европы и залив ее кровью. Они хотят ее праздновать, эту победу? Что ж - пусть... Но только без нас. Это не наш праздник. Впрочем, можно было бы приветствовать, к примеру, празднование победы над фашизмом 8 мая и день скорби в память о жертвах сталинской оккупации европейских стран 9-го.

А 70-летие победы представителям европейских наций стоило бы отпраздновать так, как предлагает Схетына. На Вестерплатте. Там, где отдали свои жизни первые из тех, кто с оружием в руках отбивался от людоедов ХХ в. Сталинских вояк среди них не было. И не могло быть. Они несли в Европу ценности совсем иного рода.

Зачем Путину Освенцим

Вопрос о переносе торжеств из Москвы - это уже не первое заявление Схетыны, повергшее в шок сторонников ортодоксальной версии Второй мировой. Чуть ранее, давая интервью польскому радио, он заявил, что 70 лет назад лагерь смерти Аушвиц-Биркенау освободили украинцы. Свою точку зрения Схетына мотивировал тем, что части, освободившие лагерь, относились к Первому Украинскому фронту.

Градус истерики в тот, в первый раз был намного сильнее. На Схетыну обрушились сразу со всех сторон. "Если следовать такой логике, - писала Gazeta Wyborcza, — можно сказать, что Варшаву заняли белорусы, так как там действовал Белорусский фронт, а русские не освободили никого, так как в истории Второй мировой войны мы не сможем обнаружить на востоке Русского фронта".

Но это, конечно, банально. Куда интереснее дальнейшие рассуждения.

Во Второй мировой войне воевала Красная, или Советская армия. Нравится это кому-то или нет, она представляла Советский Союз - конгломерат народов под коммунистическим тоталитарным управлением. С этим не поспоришь. А вот дальше...
"Меня удивляет, - писал автор Gazeta Wyborcza, - что министр Схетына, в конце концов историк по профессии и, как он много раз заявлял, любитель истории, произносит такие вещи. Но черт с ним с его невежеством, так как проблема выходит за эти рамки: высказывание главы МИДа обостряет и без того напряженные польско-российские отношения. Решительная и жесткая позиция в отношениях с путинской Россией, разумеется, нужна, но я не уверен, что тема освобождения Освенцима - это подходящее поле, чтобы ее оттачивать".

И вот с этим не только можно, но и нужно спорить. И с утверждением о якобы "невежестве" Схетыны, и с тем, что обострять "и без того напряженные" польско-российские отношения - это плохо, и с тем, что тема освобождения Освенцима - "неподходящее поле" для таких выяснений. Прежде всего потому, что нынешний российский фашизм рядится именно в антифашистские одежды, манипулируя историей ради оправдания собственных преступлений.

Мемориальный комплекс Вестерплатте. Фото: foreignistic.tumblr.com

Что такое Вестерплатте

Вестерплатте - мемориальный комплекс на одноименном полу­острове, вблизи Гданьска, созданный в память о польских военных, в течение недели сражавшихся в полном окружении на территории военно-транзитного склада. Бои за Вестерплатте начались 1 сентября 1939 г., когда в 4.45 утра немецкий броненосец "Шлезвиг-Голь­ш­тейн" обстрелял его гарнизон. Героическая оборона 182 бойцов стала символом польского сопротивления нацистам.

На территории комплекса планируются юбилейные торжества. По словам президента Польши Бронислава Коморовского, в них обязательно должны участвовать европейские лидеры. "Речь идет о том, чтобы это событие имело европейское измерение, что означает общие размышления о том, чем было завершение военных действий для Европы в 1945 году и сейчас. Мы прекрасно знаем, что после войны Европа была драматически разделена, ее восточная часть, где нам пришлось жить, была лишена свободы", - сказал он в эфире канала ТВН24. На вопрос о возможной реакции Москвы на "агрессивную конкуренцию" польский лидер ответил: "История должна пересматриваться в определенном смысле, иначе мы до сих пор использовали бы лозунги времен Сталина". Живи Коморовский в России, он бы здорово рисковал: в прошлом году Госдума пополнила Уголовный кодекс статьей "Реабилитация нацизма", под которую совершенно несложно подвести любые призывы к ревизионизму. А это - с учетом очевидного использования служебного положения - карается лишением свободы сроком до пяти лет.