Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Почему от ответа Трампу зависит жизнь Путина
Среда, 12 Апреля 2017, 14:25
Когда администрация Трампа дала понять, что российская демагогия никого не интересует, в Кремле оказались банально не готовы сделать четкий и осмысленный выбор будущих отношений с США

Со вчерашнего резкого заявления госсекретаря США Рекса Тиллерсона в отношении того, что Путин должен убрать Асада или оказаться в международной изоляции, прошли без малого сутки, пишет "ДС" со ссылкой на Depo.ua.

К "ультиматуму Тиллерсона" этой ночью присоединился и официальный Белый дом - пресс-секретарь Шон Спайсер заявил журналистам, что "если мы не сможем заключить соглашение (с Россией по поводу будущего Сирии. - ред.), которое будет отвечать нашим национальным интересам, тогда мы не будем его заключать. В данном конкретном случае никаких вопросов, что Россия будет изолирована". Добавив, что Москва самоизолируется от мирового сообщества, потому что ставит себя в один ряд с Сирией и КНДР.

Это заявление однозначно дало понять, что озвученная Тиллерсоном позиция является скоординированной позицией исполнительной власти США. А возможно - и не только исполнительной. Более того, скоординированная позиция США, Франции и Великобритании в ООН относительно новой резолюции о химических атаках в Сирии наталкивает на мысль, что о "новой линии" Белого дома информированы и европейские партнеры США.

При этом адекватная реакция российской стороны на новую и консолидированную позицию США сейчас отсутствует. Нет, конечно, есть заявления Маши Захаровой, которая в двух разных интервью вчера сначала заявила, что "никакого ультиматума не было", а потом добавила, что "ездить к нам с ультиматумами нет смысла". После чего ее шеф, глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что визит Тиллерсона в Россию, наоборот, - очень-очень своевременный, потому что Кремлю хочется немедленно понять позицию Белого дома в отношении широкого ряда международных вопросов. Это Лавров говорил Тиллерсону, в то время как его заместитель Сергей Рябков информировал российские СМИ, что с США на самом деле все понятно - они просто пытаются сейчас всеми возможными средствами, в том числе и через ООН, легитимизировать свою "преступную атаку" в Сирии. Добавив, что современная "американская риторика - это примитив и хамство".

Все эти хаотичные дипломатические телодвижения оставляют одно-единственное впечатление: в Москве банально растерялись. За много лет привыкнув к пустопорожней болтовне о "диалоге", "всестороннем изучении проблем" и "поиске компромиссных решений", весьма привычной для администрации времен Обамы, простое и прямое предложение новой вашингтонской администрации здесь просто не смогли переварить. Поэтому и мечутся, бедолаги, пытаясь уйти на все четыре стороны сразу.

Путин, который привык играть в мутной воде обещаний и недомолвок, пустопорожней риторики и завуалированных угроз, оказался вдруг перед весьма простым выбором. Выбором, навязанным ему новой американской администрацией.

Путин может слить Асада и попытаться начать торг с США. Долгий, сложный, полный демаршей и взаимных обвинений торг, в результате которого США и Россия поделят зоны влияния. А также, не исключено, проведут "красные линии" относительно того, что можно, а чего нельзя делать даже в "своих" зонах. Например, использовать зарин против жилых кварталов с мирными жителями.

Согласие на подобный вариант будет означать для Кремля колоссальную потерю престижа. Потому что если Асад - преступник, которого надо убрать с политической арены, то почему тогда столько усилий, миллиардов долларов и жизней российских военных и наемников потрачено на его защиту? И если Путин сольет Асада, то где гарантия, что он не "сольет в ноль" и Л/ДНР, и Абхазию с Южной Осетией, и Курильские острова, и что угодно еще?

Также Путин в ответ на предложения США может "уйти в тотальный отказ". И пригласить в гости в Кремль Ким Чен Ына. Для обмена опытом относительно особенностей жизни в "осажденной крепости". Возможно, Владимир Владимирович и не против такого варианта развития событий, тем более что ядерные бомбы и средства доставки у него, в отличие от Пхеньяна, есть в достаточном количестве. Однако помимо оружия у него есть еще нечто такое, чего у Ким Чен Ына нет. У него есть Сечин и Володин, Сурков и Кадыров, соратники по ФСБ и бывшие соседи по кооперативу "Озеро". И еще много-много разных людей, которые совсем не хотят жить в стране, где руководитель может расстреливать любого представителя элиты из пулемета за любую реальную или воображаемую вину. И они могут принять радикальные меры для того, чтобы Россия на такую страну не превратилась. Большинство подобных мероприятий, похоже, будет включать пункт о безвременной кончине национального лидера.

Таким образом, от официальной позиции российского президента на американское предложение зависит не только будущее Асада, который может остаться в президентском кресле, переехать на Рублевку или поселиться в одной из безымянных могил, которыми он обильно заселил свою землю.

От этой позиции зависит и будущее самого Путина, для которого после долгих лет мутных дипломатических и "гибридных" маневров наступил момент истины. Этот ответ не сформулирует ни Лавров, ни Маша Захарова сразу после сегодняшней встречи с госсекретарем США в Москве. Этот ответ будут формулировать Путин с Шойгу в течение ближайших недель. Но будет ли она от того только более четкой и рельефной?

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир