Мир

Российскую авиацию лишат гордости

Индия не спеша забивает гвозди в гроб российского истребителя пятого поколения. Проект фирмы «Сухой», Т-50, он же перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации (ПАК ФА), перспектив фактически лишился

Алексей Кафтан

Фото: defence.pk

На днях в ходе визита в Дели французского президента Франсуа Олланда было заключено межправительственное соглашение на поставку многоцелевых истребителей Dassault Rafale для ВВС Индии. Соглашение, прямо скажем, многострадальное. Сделки с Dassault Aviation у Индии откровенно не задавались еще с начала 2000-х, когда индийское министерство обороны, впечатленное успехами приобретенных у этой фирмы истребителей Mirage в Каргильском конфликте, попыталось закупить 40 машин новой модификации (Mirage-2000-5) с опционом на лицензионный выпуск еще 110. Этот контракт сорвался отчасти из-за слишком высокой цены (предложенные Москвой МиГ-29 обходились вдвое дешевле), но его следствием стало господство россиян в этом сегменте индийского рынка.

В 2007 г. в Дели вновь заинтересовались французскими истребителями, теперь Rafale. Согласно тогдашним калькуляциям контракт на поставку 126 таких машин должен был обойтись в $12 млрд, но дело заглохло. В 2012-м «рафали» выиграли супертендер, превзойдя российский МиГ-35, американские F/A-18 производства корпорации Boeing и F-16IN компании Lockheed Martin, шведский Gripen компании SAAB и европейский Eurofighter Typhoon. Победа в конкурсе, однако, не означала автоматического заключения контракта. С тех пор сделка буксовала, причем опять-таки из-за цены: к 2014 г. она выросла до $22 млрд. В ходе прошлогоднего визита Моди в Париж договор был пересмотрен, и речь шла уже о покупке 36 истребителей с опционом на лицензионный выпуск за $7,5 млрд. Теперь же Олланд озвучил сумму в $9 млрд, и она, по всей видимости, еще не окончательная. Тем не менее все указывает на то, что сделка таки будет закрыта. И в жертву ей, по всей видимости, будет принесено участие Индии в программе PMF (ранее FGFA) — совместной с РФ доводке и выпуске компанией Hindustan Aeronautics Ltd (HAL) истребителя пятого поколения на основе ПАК ФА.

На стадии предварительного контракта в  2010 г. предполагалось, что стороны вложат в проект по $6 млрд и будет выпущено 500 таких машин — пополам для каждого участника проекта (200 одноместных и 50 двухместных ПАК ФА, а также 166 одноместных и 48 двухместных FGFA). Впрочем, впоследствии и общая численность, и количество «спарок» неоднократно пересматривались в сторону уменьшения. Планировалось также, что первые самолеты начнут поступать на вооружение уже в 2015 г., но сроки все время отодвигались. Между тем список претензий и к самолету, и к партнерам у индийской стороны отнюдь не уменьшился (одних только замечаний к конструкции планера было около 40), а отбраковка российскими ВКС прототипов «своих» ПАК ФА и сокращение заказа россиянами не добавляли Дели оптимизма — теперь Индия считает достаточным число в 64 машины.

В политическом смысле для Индии кооперация с Францией позволяет ввести «третий полюс» притяжения в области ВПК — между американо-британским и российским. Но куда интереснее технические перспективы

В конечном счете, в конце декабря прошлого года Россия была вынуждена предложить индусам срезать более трети цены участия в программе: теперь речь идет о $3,7 млрд при сохранении прежних условий передачи трех прототипов, технологических ноу-хау и интеллектуальных прав.  Тем не менее командование ВВС Индии склоняется к выходу из проекта, хотя об этом официально пока не заявлялось. Между тем такой шаг с большой долей вероятности похоронит проект ПАК ФА и для России. Собственно, международная кооперация Москве понадобилась потому, что российский бюджет попросту не тянул эту программу в одиночку, о чем, кстати, прямо заявил маршал Матесваран в интервью Financial Express. Кроме того, огромный заказ от ВВС Индии обеспечил бы поддержку российскому авиастроению и благоприятный режим РФ в сфере военно-технического сотрудничества (притом что ей все хуже удавалось отстаивать свои позиции на индийском рынке). 

Нынешнее состояние экономики РФ определенно хуже, чем в 2002 г., когда Россия начала предлагать Индии партнерство. Десяток Т-50 и один недострой — это по-прежнему экспериментальные машины, которые ввиду количества дефектов вряд ли стоит считать эталонами. Поэтому недавнее заявление главкома ВКС Виктора Бондарева о том, что ПАК ФА пойдет в серию уже в следующем году, — типичное шапкозакидательство. К слову, теперь эта серия к 2020 г. должна составить не 52, а всего 12 машин. Не исключаю, что большую часть парка составят доведенные до ума имеющиеся самолеты. И цена штуки при этом, разумеется, значительно увеличится. А найти замену индусам россияне попросту не смогут: китайский истребитель пятого поколения уже хорошо летает, Пакистан, будучи союзником КНР, скорее включится в этот проект, тем более уже имея позитивный опыт такого сотрудничества. Сделка с Ираном вряд ли возможна по политическим соображениям «той стороны». Остальные предпочтут купить готовое и проверенное. Так что если слухи о смерти «гордости российской авиации»  и преждевременны, то не слишком.

Поэтому россиянам остается только бросаться желчными комментариями о том, что «рафали» не просто дороже, но к тому же и относятся к младшему поколению. Впрочем, здесь мотивы Дели более чем логичны. Во-первых, дело в том, что значительная часть авиапарка ИВВС стремительно стареет и вопрос ее замены стоит слишком остро, чтобы вкладываться в долгоиграющие программы с неопределенными перспективами. Тем более что в случае с FGFA пресловутые $3 млрд являются ценой лишь первой стадии проекта — разработки и доводки прототипов, и в нее не включены дальнейшие расходы, сопряженные с запуском серийного производства.

И это далеко не единственный мотив Дели. В политическом смысле кооперация с Францией позволяет ввести «третий полюс» притяжения в области ВПК — между американо-британским и российским. Но куда интереснее технические перспективы. Жизнь пятого поколения боевой авиации, по всей видимости, будет весьма короткой. Сдерживает его развитие человеческий фактор. Пилот на борту — это ограничения по компоновке, перегрузкам, необходимость систем жизнеобеспечения и спасения, что в конечном счете сказывается и на цене, и на боевых возможностях. Этим, собственно, и обусловлен отказ европейских фирм от разработок в этом направлении: они предпочитают сделать скачок от апгрейдов четвертого поколения  сразу к шестому. И здесь Dassault Aviation является одним из бесспорных лидеров. Причем она уже работает над предполагаемой заменой «рафалям» (пока в нише подавления систем ПВО и ПРО) — беспилотной многоцелевой боевой системой SCAF. Наверняка индийское министерство обороны принимало в расчет перспективы дальнейшего развития боевых дронов.