Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Самый гуманный суд в мире. Почему Манафорта отправили в тюрьму-санаторий

Четверг, 14 Марта 2019, 17:03
Ответ на вопрос, почему вип-мошенников наказывают очень мягко, сегодня все чаще содержится во вскрываемых базах данных "панамских", "райских" и банковских бумаг

Сегодня Америка обсуждает два приговора, которые вынесены в отношении Пола Манафорта, экс-руководителя избирательной кампании Дональда Трампа и бывшего главного западного советника экс-президента Виктора Януковича. Эти события совпали потому, что второй приговор — в деле о незаконном лоббизме, нарушении сделки с правосудием и давлении на свидетелей — не мог быть сформулирован без первого, касавшегося налоговых нарушений и банковских махинаций.

Мошенник. Но...

В то же время процесс вынесения первого приговора тянулся так долго, поскольку Манафорт был задействован в следствии, проводимом специальным прокурором Мюллером. Которого он, правда, привел в бешенство разнообразными увертками и ложью, а также специфическим соглашением юристов, едва не разрешавшим обмен информацией по делу с Белым домом. В общем, в процессах с участием Пола Манафорта, приблизившегося к 70-летнему юбилею, все довольно запутано, да он и сам постарался, чтобы все эти дела переплелись еще теснее, и, кажется, в итоге не прогадал.

Ведь, надо сказать, и первого, мошеннического дела, попавшего в руки назначенного еще Рейганом судьи Томаса Эллиса, могло не быть, не сдай Манафорта его сломанный следователями Мюллера партнер Рик Дэвис. Дэвису пришлось признаться во всех грязных (с точки зрения американской налоговой службы) сделках через офшоры, да еще и супружеской измене, чтобы скостить себе срок. В итоге за мошенничество, немалая часть которого осуществлялась в годы его блистательной украинской карьеры, Манафорт получил 3 года и 11 месяцев тюрьмы.

При этом ему зачтут девять месяцев предварительного заключения — в федеральный СИЗО Манафорт угодил за нарушения условий сделки с правосудием. В частности, он редактировал обеляющие себя статьи в украинских газетах, выходившие под чужими именами. Легендарному политтехнологу и одному из ключевых фигурантов дела о российском вмешательстве в президентские выборы в США (кстати, на днях прокурор Мюллер объявил, что первый из погоревших на российских связях советников и чиновников Трампа, Майкл Флинн, удачно завершил сотрудничество со следствием) также придется заплатить $50 тыс. штрафа и компенсацию в размере около $24 млн.

И здесь нельзя не задуматься о том, что при всех тех явно огромных средствах, которые ушли у Манафорта на адвокатов, ранее в процессе всплывали вполне сравнимые суммы, так что вряд ли наставник Януковича и Трампа не припрятал чего-нибудь на черный день. Не забудем, кстати, и о том, что украинские заказчики, сегодня соревнующиеся на шашечной доске наших президентских выборов, тоже остались должны Манафорту крупные суммы.

Правда, при этом всем Манафорта отправят в тюрьму-санаторий Club Fed ("Федеральный клуб") в Мэриленде, где у него будет доступ к интернету, а также множество других возможностей для культурного отдыха и нравственного самосовершенствования. Так что, думается, старые и новые украинские клиенты "скользкого Пола" точно не пострадают. Главное для них — не забыть поздравить его с почтенным юбилеем 1 апреля, как раз когда в Украине будут считать голоса на президентских выборах. А может быть, и компенсировать Манафорту ущерб от его злоключений.

Ведь сам Дональд Трамп, на словах неоднократно поддерживавший Манафорта, в его глазах элементарно павшего жертвой охоты на ведьм, сам находится теперь в ситуации, в которой ему невыгодно делать какие-то публичные шаги в поддержку политтехнолога. Трамп пытается наладить диалог с руководством демократов, которое пока не намерено доводить дело до импичмента, кажется, рассчитав, что постепенно пить кровь из крепыша Трампа все два года до выборов гораздо выгоднее.

Здесь, правда, надо упомянуть о том, что не так давно — об этом напомнил бывший вице-президент Ричард Чейни на встрече одного из консервативных клубов, — в прошлом апреле, президент Трамп помиловал начальника аппарата Чейни Лоуренса Либби, которого сделали крайним в скандале со сливом личных данных офицера ЦРУ Валерии Плэйм-Вильсон. Это было сделано функционерами Белого дома в отместку за публичную позицию ее мужа-дипломата, состоявшую в критике интервенции в Ирак. Впрочем, большинство уже забыло о том деле, так что Трампу это помилование легко сошло с рук.

Ясное дело, что Манафорт еще долго не исчезнет с радара общественного мнения, и не исключено, что его будут вывозить на процессы других фигурантов многочисленных дел, которые расследуются и рассматриваются в отношении президента США и его ближайшего окружения.

Тем более что Манафорт, стоит подчеркнуть, в отличие от своего партнера Дэвиса, от президентского юриста Майкла Коэна (и надо понимать, судя по тому, что им так доволен прокурор Мюллер), экс-советника по национальной безопасности Майкла Флинна, никого не подвел под монастырь. И вообще, держался как персонаж из классических гангстерских фильмов старых времен. В частности, на объявлении первого приговора, в Вирджинии, Манафорт сказал, что его жизнь "в профессиональном и финансовом плане находится в руинах", и попросил федерального судью Томаса Эллиса о снисхождении.

Судья Эллис, свидетель "старых добрых времен" в округе Колумбия, в свою очередь, сказал, что считает рекомендации федеральной прокуратуры, состоявшие в том, чтобы отправить политтехнолога за решетку надолго, "избыточными". Впрочем, учитывая штрафы, конфискации и смысл того дела, которое рассматривал именно Томас Эллис, придраться к нему трудно. Совершал ли Манафорт государственную измену — не было предметом судебного процесса в Александрии, штат Вирджиния.

Тем более что суд и так несколько раз переносил дату оглашения приговора Манафорту, хотя присяжные еще в августе прошлого года признали его виновным по восьми пунктам обвинения из 18.

Главное — договориться

Но в марте пошло быстро: уже 13-го другое дело спасителя украинской Партии регионов было завершено в суде столичного округа Колумбия. В его рамках Манафорта обвиняли в сговоре против государства, отмывании денег, даче ложных показаний, сокрытии важной информации и нарушении правил регистрации в качестве иностранного агента. Свою вину он признал раньше, по-видимому, усвоив пример Майкла Коэна и потеряв надежду на быстрое помилование Трампом, который, конечно, "своих не бросает", но, похоже, только если это родственники. Или — миллиардер Дерипаска, контролирующий алюминиевые корпорации-монстры.

Несмотря на то что этот процесс был более опасен для Манафорта, так как имел уже политический оттенок, исходя из правил законодательства, судья Эми Берман Джексон могла добавить ему максимум десять лет. Конечно, в его возрасте десять лет и более трех лет по первому приговору — это много, но до своего задержания Манафорт обладал отличным здоровьем, а продолжительность жизни в Америке за последние десятилетия заметно выросла.

Правда, в последнее время Манафорт стал ходить с тростью и появляться в суде в кресле-каталке, по-видимому, адаптируя опыт украинских коррупционеров, с которыми был связан столько лет. Следуя примеру Майкла Коэна, хотя и слишком поздно, политтехнолог Януковича и Трампа заявил о глубочайшем раскаянии и прозрении в отношении вреда, который он много лет наносил своими действиями. Чем, похоже, позабавил судью Джексон. Ведь именно она в июне прошлого года отменила решение о домашнем аресте Манафорта и приговорила его к тюремному заключению по обвинению в подлоге и оказании давления на свидетелей.

В этот раз ей предстояло решить, должен ли Манафорт одновременно отбывать оба срока или наказание по новому обвинению начнется после того, как закончится срок тюремного заключения по первому делу. И вновь ангел гуманизации американского правосудия — и в целом системы координат толерантности к коррупции в американском обществе в эпоху Трампа — простер над Манафортом свои крылья. В общем и целом в элитной тюрьме он проведет не более семи с половиной лет (не до конца ясно, как ему засчитают предварительное заключение), а может быть, и выйдет раньше по амнистии за хорошее поведение.

С учетом опыта Коэна, которого, по его словам и словам следователей, а также политиков-демократов, глава государства запугивал перед дачей показаний комитету Конгресса, может, оно и безопаснее для Манафорта провести эти годы в "Федеральном клубе". Там до него не доберется Олег Дерипаска, раньше запускавший по следу ограбившего его, как он считает, политтехолога, то ли отставных, то ли действующих офицеров ГРУ, которые, впрочем, с задачей не справились.

Однако, пока Манафорт будет нравственно совершенствоваться в Мэриленде, можно предположить, что следователи в рамках этого и других дел удвоят усилия для обнаружения, изобличения и привлечения к ответственности его многочисленных партнеров. Ведь, по словам прокуроров, Манафорт передавал результаты опросов общественного мнения, проводившихся предвыборным штабом Трампа, своему деловому партнеру Константину Килимнику, который предположительно связан с российской разведкой.

Правда, общая атмосфера в США сегодня все менее соответствует эксцессам правдоискательства. Оттолкнувшись от обнаружившегося дефицита законов для недопущения непотизма в администрации президента, а также разных сладких назначений для родственников политических союзников, толерантность к коррупции в США времен 45-го президентства переживает примечательную эволюцию.

На днях федеральный прокурор в Массачусетсе выдвинул обвинения группе знаменитостей и богачей, которые, как оказалось, оказывали давление и вовлекали в коррупционные отношения руководство элитных вузов США, стремясь пропихнуть туда своих отпрысков. Дело, откровенно говоря, неслыханное. Если в Великобритании или во Франции время от времени вспыхивают подобного рода скандалы в этой сфере, связанные с поведением нуворишей из "варварских" стран, то для США это явно нечто новое.

ФБР разоблачила около 40 человек, подкупавших функционеров Йельского и Джорджтаунского университетов, а также университета Южной Калифорнии с целью облегчить поступление своих детей. Но разве это удивительно в условиях, когда давлению президента и его "решалы" подвергался Фордхэмский университет, который ни в коем случае не должен был являть миру оценки своего студента Трампа, впоследствии ставшего глобально признанным гением? Видимо, нет.

Вот и Пол Манафорт не сел на электрический стул, но получил шанс выйти из тюрьмы, отнюдь не являющейся накопителем где-нибудь в штате, граничащем с Мексикой, во вполне адекватном для Америки возрасте и окропить слезами раскаяния могилу Джорджа Вашингтона.

Похоже, ответ на вопрос, почему с вип-мошенниками так происходит, сегодня все чаще содержится во вскрываемых базах данных "панамских", "райских" и банковских бумаг. Рано или поздно в этих базах найдутся и объяснения для процесса "гуманизации" правосудия, которому так аплодируют правозащитники и юристы как у нас, так и на Западе.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир