Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Чуркин без иммунитета. Зачем США хотят похоронить ООН

Пятница, 27 Января 2017, 10:00
И это лишь один из небольших шагов к новому мировому порядку, в котором право на суверенитет придется доказывать постоянно. Причем всем

У дипломатов, покрывающих военные преступления, вроде Виталия Чуркина могут возникнуть проблемы

Очереди на рассмотрение в Конгрессе США дожидается проект закона H.R.193, озаглавленный «Акт о восстановлении американского суверенитета от 2017 года», зарегистрированный за две недели до инаугурации Дональда Трампа.

Освободители Америки

Как следует из преамбулы, цель документа — прекращение членства Соединенных Штатов в Объединенных Нациях. Билль предполагает полный выход страны из ООН, включая любые аффилированные с ней структуры, институции и программы, включая ВОЗ и ЮНЕСКО. Помимо этого, запрещается дальнейшая материальная поддержка организации в любом виде, включая финансирование любых военных и миротворческих миссий, а участие вооруженных сил США в таких миссиях в любой роли полностью исключается как и подчинение американских военнослужащих ооновским командующим.

Наконец, законопроект предусматривает закрытие миссии ООН (то есть нью-йоркской штаб-квартиры организации) и снятие дипломатического иммунитета с ее сотрудников, а также с прикомандированных к ней представителей зарубежных правительств. Так что чисто гипотетически у дипломатов, обслуживающих режимы, совершающих военные преступления, вроде Виталия Чуркина могут возникнуть проблемы.

Билль, скорее всего, будет похоронен в недрах Конгресса, но было бы большой ошибкой относиться к нему лишь как к шутке законодателей или очередному проявлению ультраконсервативного — чтобы не сказать пещерного — изоляционизма, в который Америка впадает при новой администрации.

Впрочем, личности спонсоров (подателей) билля могут подвести именно ко второму выводу. Все пять соавторов законопроекта — республиканцы.

Причем из тех, что поправее. К примеру, 58-летний сенатор от Алабамы Майк Роджерс, зарегистрировавший Акт о восстановлении суверенитета, — противник абортов, нетрадиционных браков и иммиграции, ярый критик налоговых инициатив Барака Обамы и, разумеется, любитель оружия. Будучи членом Комитета по вооруженным силам, Роджерс выступал против закрытия ряда военных баз, а также стал соавтором законопроекта, открывающего доступ военным рекрутерам в вузы. В то же время он поддержал поправку, позволяющую верующим молиться в публичных местах, включая школы. Наконец, в июне прошлого года Роджерс отличился, призвав на фоне Брекзита к выходу из ООН.

Майк Роджерс. Фото: mikerogers.house.gov

Коллеги вполне ему под стать. Скажем, 46-летний кентуккиец Томас Мэсси — также недруг обамовских проектов в фискальной сфере и сторонник оружейной либерализации. Настолько, что лоббировал отмену свободных от оружия зон в учебных заведениях и единственный выступил против законопроекта, запрещающего производство и распространение оружия, не обнаруживаемого рамками-детекторами.

В то же время Мэсси был единственным конгрессменом, воздержавшимся от участия в голосовании по ядерной сделке с Ираном, сославшись на то, что конституция не предполагает ратификации подобных соглашений Конгрессом, а стало быть, это не его компетенция. В 2014-м он единственный проголосовал против законопроекта, признающего Израиль стратегическим партнером США, по той причине, что он предполагал субсидирование израильских компаний, работающих в секторе «зеленой» энергетики: Мэсси, по его словам, выступает против субсидий и для американского бизнеса в этом секторе, не то что иностранного. А в 2016-м он единственный не поддержал расширение санкций в отношении Ирана. В целом Мэсси настолько часто выступал против, что журнал Politico прозвал его «мистером Нет».

Старейший в группе 73-летний Уолтер Джонс-мл., сенатор от Северной Каролины, в политике с 1982 г. Правда, тогда он был демократом. Но, как и нынешний президент США, переметнувшись (в 1994-м) в республиканский стан, Джонс завоевал репутацию консерватора. Скажем, неправительственный Американский консервативный союз — старейшая правая лоббистская организация в стране — оценивает его рейтинг консерватизма в 84,69 из 100 возможных. А чего еще ждать от состоящего в Либертарианском комитете почитателя Айн Рэнд и ее расправляющего плечи Атланта? И, к слову, Джонс входит в Комитет по вооруженным силам — очень кстати для администрации Трампа, намеревающегося снять бюджетные ограничения для Пентагона.

Об оставшихся двух трудно что-либо сказать наверняка. 58-летний аризонец Энди Биггс и 36-летний представитель Миссури Джейсон Смит вступили в должность 3 января - в день, когда Роджерс подал билль - и, вполне вероятно, воспользовались случаем сходу попиариться.

Уолтер Джонс-мл. Фото: breitbart.com

В общем, два фрика, ренегат и два новичка. Можно не обращать внимания. Можно бы, но Билль о независимости США появился лишь три недели спустя после того, как на страницах журнала Foreign Affairs появилась статья Ричарда Хаасса World Order 2.0. Непосредственной линейной связи ни между автором статьи и законодателями, ни между текстами нет (вроде бы нет — к этому мы еще вернемся). Но законопроект, независимо от его дальнейшей (вероятно, незавидной) судьбы, актуализует и вводит в практический дискурс идеи, изложенные в статье. А в этом контексте пещерный изоляционизм, хоть бы он и мотивировал авторов билля, может оказаться первым шагом к новому глобализму. Но обо всем по порядку.

Хаасс и его порядок

Foreign Affairs — издание Совета по международным отношениям. Сам совет, основанный в 1921 г., — неправительственная структура из тех, что американцы называют think tank. Его 4900 сотрудников — отставные и действующие политики высокого ранга, дипломаты, сотрудники спецслужб, топ-менеджеры финансовых учреждений и корпораций, медиаперсоны и университетские профессора — формируют перспективную повестку дня США в международных отношениях. Среди сотрудников СМО немало известных имен. В частности, в его Совете директоров состоят экс-министр финансов Роберт Рубин, госсекретарь при Буше-младшем Колин Пауэлл, а также отставной генерал Джон Абизаид.

Такого уровня представительство не могло не породить конспирологических теорий: в частности, некоторые палеоконсерваторы утверждают, что миссия СМО - создание мирового правительства.

Ричард Хаасс, четырнадцатый год являющийся бессменным директором совета (и параллельно вице-президентом еще одного think tank — Института Брукинга), был специальным помощником Буша-младшего, директором Совета нацбезопасности США по ближневосточным и североафриканским делам, возглавлял отдел политического планирования в Госдепе и, наконец, был спецпредставителем США в процессе мирного урегулирования в Северной Ирландии. В общем, это человек, чей голос хорошо слышат не только в общественных дискуссиях, но и во властных кабинетах. Так вот, упомянутая статья — это своего рода анонс (и квинтэссенция) книги «Мир в смятении: Американская внешняя политика и кризис старого порядка», презентованной 10 января текущего года.

Ричард Хаас. Фото: argentinatoday.org

Кратко и несколько упрощенно изложенные Хаассом идеи сводятся к тому, что порядок, базирующийся на концепции суверенитета, сформулированной в Вестфальськом мирном договоре, завершившем в 1648 г. Тридцатилетнюю войну, безнадежно устарел.

В мире, который идет по пути глобализации, принцип безоговорочного права наций на самоопределение уже не может быть фундаментом международных отношений. Растет число проблем, которые имеют глобальное значение и не могут быть решены в локальном масштабе.

Экономика, здравоохранение, миграция, киберпространство, терроризм, оружие массового уничтожения, экология — сопряженные с ними вопросы требуют комплексного подхода и взаимной ответственности всех субъектов международных отношений. Иными словами, «делать, что хочется» можно ровно настолько, насколько это не противоречит интересам других игроков, попросту соседей.

Отсюда выводится понятие суверенной ответственности — отличное, подчеркивает Хаасс, от доктрины «ответственного суверенитета», понимаемого как обязанность государства защищать своих граждан. Суверенная ответственность ни в коей мере не противоречит принципу неприкосновенности границ и в общем случае не подвергает сомнению право правительств действовать в их рамках по своему усмотрению. Но ровно до тех пор, пока это не несет ущерба соседям (непосредственным, по региону или планете). То есть суверенитет должен трактоваться не в абсолютных категориях «есть» и «нет», а в относительных, иными словами, это вопрос не наличия, а меры. Эту идею, как ни странно, может прекрасно проиллюстрировать фраза Бориса Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить».

Естественно, необходимым элементом такого Мирового порядка 2.0 является не только добровольное и добросовестное соблюдение этих самых обязательств, но и столь же добровольное и добросовестное принуждение к такому соблюдению безответственных правительств. 

Фактически речь идет о новом обосновании разного рода гуманитарных интервенций.

Создание такой системы — дело не одного десятилетия, хотя в ряде сфер ее формирование уже началось (ВОЗ, Парижский меморандум и ВТО — более или менее удачные тому примеры). Однако в этих сферах предполагается прежде всего наличие доброй воли. Проблема в том, как ответственно реализовать принуждение. Те же США, например, всячески избегают подобных решений.

Поэтому, полагает Хаасс, Америка сама должна взвалить на себя бремя ответственности. Причем неизбирательно. Не комильфо, к примеру, попрекать Пекин нарушением Конвенции ООН по морскому праву, если сам Вашингтон ее не подписал. Аналогично, его попытки убедить другие государства помочь беженцам ограничивались очевидной неготовностью самих США в этом участвовать. То же касается и применения силы — оно должно быть точечным, но если таковое признается необходимым (особенно в контексте терроризма и ОМУ), то должно быть и незамедлительным, и решительным.

В то же время Америка должна подавать пример добровольного ограничения собственного суверенитета. В частности, поскольку доллар является мировой резервной валютой, то при определении процентных ставок ФРС обязана брать во внимание интересы тех, кого это касается.

В целом же Мировой порядок 2.0 - это не столько уложение, формальный договор, сколько процесс разнонаправленный и разноскоростной. Иными словами, динамическая, а не статическая система, «строящаяся на реализме, а не идеализме».

Соответственно, и стиль администрации США должен радикально измениться. Целью Вашингтона должна стать выработка нового консенсуса, а госсекретарь и другие первые лица должны заняться широкими консультациями — для начала о границах добровольной суверенной ответственности.

Эта концепция выглядит как новое издание «концерта наций», сложившегося после Венского конгресса 1815 г. И хотя именно об откате к этой — доблоковой — системе мечтают в Москве, американская версия вряд ли порадует Кремль. Сферы влияния здесь устанавливаются вследствие динамического эквилибриума интересов, и сами по себе они больше не являются статичными. Образно говоря, коллективные танцы на канате сменяют сумо. Так что военной, экономической или какой-либо другой мощи и даже их совокупности становится недостаточно, чтобы с тобой считались постоянно. Причем «низкая социальная ответственность» в глобальном масштабе — в том числе генерация кризисов — будет трактоваться как основание для принудительного ограничения суверенитета. Так что Трампово возвращение величия и путинское вставание с колен при всем внешнем сходстве совершенно различны семантически.

Трамп — лицо нового глобализма?

Естественно, без демонтажа ключевых элементов нынешней статической системы подобный проект реализовать невозможно. И здесь как нельзя кстати приходится законопроект, с которого мы начали. Ведь выход США из ООН неизбежно похоронит эту организацию. И хотя билль «о восстановлении американского суверенитета» вряд ли станет актом, он однозначно выводит концепцию в практическую плоскость и политический дискурс.

Но какая связь между визионером-глобалистом и консерваторами-изоляционистами? Хаасс не афиширует своих политических предпочтений и в силу положения сотрудничает с обеими партиями, но его долгая работа в команде Буша наводит на определенные соображения. Однако дело даже не в этом.

Майк Роджерс связан с НГО «Американцы за налоговую реформу», выступающей за сокращение налогов и уменьшение государственного контроля за экономикой. Томас Мэсси имеет связи с движением «Американская молодежь за свободу». И то и другое аффилированы с братьями Чарльзом и Дэвидом Кохами, меценатами и хозяевами Koch Industries, второй крупнейшей частной компании в США (после Cargill). О них можно написать не одну книгу, так что наше знакомство с ними будет очень поверхностным. Глава упомянутого уже Американского консервативного союза Мэтт Шлапп — давний знакомец и приятель Кохов. Вполне вероятно, что связи со структурами Кохов имеют и другие соавторы проекта.

Чарльз и Дэвид Кох. Фото: salon.com

Вряд ли будет большим преувеличением назвать братьев Кох кукловодами американской политики. В принципе,они ладят с обеими ведущими партиями США, в частности, их структуры сотрудничали с администрацией Барака Обамы в плане реформы уголовного законодательства. Они поддерживают право на аборт, однополые браки и разумный контроль над миграцией. В остальном, однако, им импонирует консервативная повестка дня. Давние либертарианцы, Кохи финансируют множество программ, общественных организаций и лоббистских структур консервативного толка (в частности, Институт Катона, журнал Politico). Затяжной кризис американского истеблишмента, похоже, подтолкнул их к идее зачистки политического поля и «нового старта».

В конце концов, есть версия, что это именно они предложили Трампу идти в президенты, а аффилированные с ними либо их бизнесом структуры Республиканской партии обеспечили победу явного аутсайдера в праймериз (хотя братья по обыкновению держались в тени, вступив в игру уже после съезда партии).

На протяжении президентской гонки они воздерживались от высказываний в поддержку того или иного кандидата, но реклама, которую Кохи проплатили на довыборах в Сенат, так или иначе была направлена против Хиллари Клинтон. А массивная кампания по мобилизации республиканского электората, которую провела политическая группа «Американцы за процветание», финансируемая Кохами, позволила Трампу победить в ключевых колеблющихся штатах. Так или иначе, Трамп выглядит тем самым джокером, который может завершить хоть и увлекательную, но теряющую смысл игру. В конце концов, Make America Great Again может быть не только лозунгом циничного популиста, но и вполне прагматичной командой, которую кто-то должен исполнять.

И здесь мы подходим к весьма любопытному факту: треть новой администрации США, включая персон, занимающих ключевые посты вроде вице-президента, госсекретаря, генпрокурора, министра энергетики и директора ЦРУ, через личное знакомство, карьеру либо бизнес связаны с братьями Кох.

Между тем призма Хаассовой концепции мирового порядка позволяет иначе взглянуть на шаги администрации Трампа. К слову, в недавнем интервью Bloomberg Хаасс со сдержанным оптимизмом прокомментировал решение Трампа о выходе из Транстихоокеанского соглашения о свободной торговле (ТТП) и намерение пересмотреть североамериканское (НАФТА). В частности, потому, что двусторонний формат соглашений, за который ратует Трамп, в большей степени соответствует концепции суверенной ответственности.

В то же время скепсис в отношении любых коллективных структур вплоть до НАТО обусловлен как раз очевидным ее дефицитом. Ведь, по сути, в этом плане вся риторика Трампа и Ко сводится к тезису, что за комфорт нужно платить, причем адекватную цену. Все это, как и курс на конфронтацию с Китаем, можно рассматривать как предложение поиска предпосылок для нового консенсуса.

Аналогично, отказ принимать сирийских беженцев, снижение квот на беженцев вообще, «мексиканская стена» вполне могут найти объяснение в стремлении повысить качество человеческих ресурсов, которые принимает Америка: дело не только в разнице мотиваций беженца, нелегала и легального иммигранта. Среди последних можно проводить более эффективный отсев. Реализм вместо идеализма. И переосмысленный колониализм.

Со всей очевидностью, в такой системе координат национальным элитам из весьма немаленького списка государств, в котором, увы, есть и Украина, либо придется всерьез заняться повышением уровня суверенной ответственности (то есть соотносить взятые на себя обязательства с возможностями и желанием их выполнять), либо смириться с ролью ресурсно-сырьевых баз для новых полноценных и дееспособных суверенов.

Кохова рать президента

Вице-президент Майк Пенс имеет давние связи с Кохами. В 1991 г. Пенс возглавил Фонд изучения политики штата Индиана, который входит в аффилированную с братьями Сеть государственной политики. Koch Enterprises и Koch Industries были крупными донорами его кампаний на протяжении всей карьеры.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон является генеральным директором компании Exxon Mobil - одного из главных спонсоров Американского законодательного совета (American Legislative Exchange Council, ALEC), некоммерческой организации, которую опекает семья Кох.

Министр энергетики Рик Перри входит в наблюдательный совет компании Energy Transfer Partners, которая финансирует строительство трубопровода Dakota Access. Фирма имеет соглашения с «дочками» Exxon. В июле 2016 г. Перри выступил с речью на ежегодном собрании ALEC.

Директор ЦРУ Майк Помпео - давний союзник Koch Industries. Он имеет деловые связи с братьями Кох: они являются инвесторами его фирм Thayer Airspace и Sentry International, торгующей насосными агрегатами для нефте- и газодобычи. Кроме того, Помпео также получал пожертвования на свои кампании от Koch Industries и состоит в движении «Американцы за процветание», основанном Дэвидом Кохом.

Глава Агентства по защите окружающей среды Скотт Прюитт связан с Обществом федералистов, некоммерческой организацией консерваторов и либертарианцев, которую финансирует Koch Foundation. Ранее Koch Industries финансировало кампанию Прюитта на пост генпрокурора штата Оклахома.

Генпрокурор Джефф Сешнс получал пожертвования на проведение избирательных кампаний от Koch Industries.

Министра торговли миллиардера Уилбура Росса ряд американских СМИ неоднократно называл другом Дэвида Коха.

Список далеко не полон.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

загрузка...