Мир

Страна, которую не жалко. Москва делает из Приднестровья геополитического камикадзе

"Деловая столица" продолжает цикл публикаций, посвященный проблемам Молдовы и непризнанного Приднестровья накануне президентских выборов

Фото: puerrtto.livejournal.com

Если завтра - война, то что тогда послезавтра?

Попробуем просчитать возможные сценарии военного конфликта, в ходе которого пророссийская ПМР будет использована против Украины как "республика-камикадзе". Очевидно, что в какой-то момент, синхронно с событиями на Донбассе, Приднестровье, формально - по собственной инициативе, под каким-либо предлогом бросит свои силы в наступление на Украину. Российские "миротворцы", вероятно, будут сохранять формальный нейтралитет, поскольку их миссия не распространяется на украинское направление. Они останутся в тылу, обеспечивая невмешательство Молдовы, а также, не афишируя это, возьмут на себя роль заградотрядов, для повышения мотивации наступающих, которая будет не слишком высокой по причине очевидной для всех самоубийственности операции. Впрочем, на первом этапе смертникам, разумеется, пообещают помощь из России.

Ориентировочный размер приднестровской группировки составит 40-45 тыс. человек со стрелковым вооружением, с минимумом техники и практически без тылов.  Часть из них дезертирует, большинство - с оружием. Кто-то займется обычным бандитизмом, кто-то вернется домой, закопав оружие до лучших времен. Часть будет брошена в бой, и погибнет или окажется в плену. Всё будет закончено максимум за две недели. Но этого хватит, чтобы превратить Одесскую область в горящие руины, причем, с учетом реальных настроений в области, в число новоявленных "ополченцев" подтянется и некоторый процент местного населения. Большой  и долгой войны, как на Донбассе тут не получится, поскольку не будет постоянного канала подпитки оружием и резервами. Но огромный ущерб и многолетняя дестабилизация региона будут гарантированы.

Вполне допустимо, что может начаться военный конфликт, в ходе которого пророссийская ПМР будет использована против Украины как "республика-камикадзе"

Кроме того, 40 - хорошо, пусть даже 20 тысяч человек - это довольно много. И Украине, скорее всего, придется перебрасывать на юг боевые части, ослабляя фронт на Донбассе, что может иметь неприятные последствия уже на востоке.

Всё это понятно и банально. Не совсем понятно только, как в этом случае поведет себя Молдова?  Но некоторые предположения на сей счёт сделать можно. И, надо сказать, они неутешительны для Украины.

На первом этапе Молдова, скорее всего, отсидится в стороне.  Причин будет масса: на неё не нападают, с ПМР есть мирные договоренности, которые Молдова не желает нарушать первой, российские миротворцы по-прежнему стоят в Зоне безопасности - а Молдова не готова идти на конфликт с Россией.  Зато во втором акте, когда украинская сторона, перемолов нападавших, сделает попытку войти на территорию сепаратистского анклава, чтобы его добить, Молдова, скорее всего, вспомнит, что ПМР - формально её территория, остановит украинское наступление дипломатическими методами и запустит план "Б" - реинтеграцию, мягкое удаление российских миротворцев, уже ненужных в связи с достижением урегулирования, и предоставление бывшим мятежникам широкой автономии. Некоторые боевики, не успевшие сбежать, будут выданы Украине - так что формально Молдова соблюдет все приличия  и придраться будет не к чему. Но одновременно часть функционеров анклава заявит о своей непричастности к организации конфликта, и невиновности, и Молдова эту версию активно поддержит, позволив им возглавить новую автономию, и потребовав заплатить за спасение лояльностью.

Российские "миротворцы", вероятно, будут сохранять формальный нейтралитет, т.к. их миссия не распространяется на Украину. Фото: kvedomosti.com

Откуда уверенность, что всё будет именно так, а не иначе? Элементарный расчёт интересов сторон говорит об этом.

Во-первых, все молдавские игроки-олигархи, для которых политика - один из инструментов, обслуживающих бизнес, заинтересованы в сохранении Приднестровья из экономических соображений. Им нужна если не серая, то хотя бы отчасти теневая зона, в которой можно было бы проворачивать не вполне законные операции, а в случае засветки валить всё на региональные власти. Но вольница этих властей и российское влияние на них должны быть ограничены, хотя  полностью избавиться от этого невозможно, ибо это противоречит самой логике такого проекта. Тем не менее, ввести местные власти в разумные, с точки зрения Кишинева, рамки, при благоприятных обстоятельствах вполне реально. А конфликт с Украиной как раз и создаст такие, благоприятные для Молдовы, обстоятельства.  

Во-вторых, значительная часть молдавского общества настроена пророссийски, а Кишинев  сегодня не может, да  и не очень хочет менять эту ситуацию. Почему это так, уже рассказано выше. 

Конечно, рядовые граждане в Молдове мало что решают. Кроме того, в Молдове действительно не любят власти "ПМР", и эту нелюбовь разделяют практически все, включая и пророссийски настроенную часть общества. Но, вместе с тем, благодаря влиянию российской пропаганды, отношение к Украине со стороны значительной части молдавского общества тоже весьма прохладное. 

И, можно не сомневаться, что началу агрессии будет предшествовать пропагандистская подготовка, которая настроит общественное мнение не столько в поддержку "ПМР", сколько против Украины, а "ПМР" будет представлена как жертва. Опыт выдачи черного за белое и наоборот у российской пропаганды большой, а влияние пророссийских СМИ в Молдове огромно, они господствуют на всём информационном пространстве.

И, к слову, некоторые кадровые перестановки последнего времени также ясно указывают на проработку такого сценария. Вот пример такого рода, очень ярко характеризующий обстановку и в "ПМР", и в самой Молдове.

Жительница Кишинева и гражданка Молдовы Елена Пахомова около трех лет проработала в качестве главного редактора и программного директора Первого Приднестровского телеканала. Это - ключевые пропагандистские должности в сепаратистской "республике", назначение на которые производит лично её "президент", с месячным окладом в 4500 евро. Первый Приднестровский канал является основным пропагандистским инструментом активно ведущим антимолдавскую, антиукраинскую, и, естественно, пророссийскую пропаганду.

При этом, Пахомова продолжала жить в Кишиневе, ежедневно приезжая в Тирасполь на работу и уезжая обратно.

Несмотря на то, что работа Пахомовой была прямо связана с антигосударственной деятельностью по отношению к Республике Молдова, и, по сути, носила все признаки государственной измены, о чём в УК Молдовы есть соответствующая статья, молдавские компетентные органы не проявили к ней никакого интереса.

С 1 сентября нынешнего года Пахомова назначена генеральным продюссером на канале RTR-Moldova, притом, ранее эта должность на канале отсутствовала. По мнению директора киевской аналитической группы Da Vinci Анатолия Баронина, изменения в штатном расписании канала могут быть связаны "с необходимостью лучшей координации информационного контента в интересах РФ в условиях проведения президентских выборов" - речь, очевидно, шла о выборах в Молдове, а не в "ПМР".  

Елена Пахомова в эфире телеканала RTR-Молдова. Фото: facebook.com

Случай с Пахомовой очень показательный - и более чем не единичный. Причем, интереснее всего в нём не стремление России укрепить свои информационные позиции в Молдове, а отсутствие какой-либо реакции  молдавской стороны. Молдова не хочет жестко ставить вопрос о подрывной пропаганде, источником которой является "ПМР", о систематическом нарушении прав человека в регионе, о фактах похищений людей, осуществляемых приднестровскими спецслужбами и милицией из районов Молдовы, контролируемых Кишиневом ,и о многом другом.  Все конфликты последнего времени между Кишинёвом и Тирасполем носят исключительно экономический характер и связаны с распределением доходов, получаемых от полузаконной или откровенно незаконной экономической деятельности в "серой" сепаратистской зоне. Более того, Кишинев прямо способствует тому, чтобы "ПМР" оставалась на плаву, закупая у неё электроэнергию, которая вырабатывается из российского газа, поставляемого в регион де-факто безвозмездно. Образовавшийся долг "размазывается" между дочерними предприятиями ГАЗПРОМа - впрочем, это уже технический вопрос. Важно то, что продажа электроэнергии Молдове формирует до 80% бюджета непризнанной "ПМР", и что продавать энергию кому бы то ни было, кроме Молдовы, "ПМР" не в состоянии по техническим причинам.  Иными словами, историю с непризнанной республикой Кишинев может  закрыть чисто экономическими методами, в предельно короткие сроки, примерно от месяца до трёх, причём, отказ от покупки электроэнергии - далеко не единственная из таких возможных мер. В существующей обстановке, когда в закрытии приднестровского проекта заинтересован также и Киев,  эти шаги могли бы быть совместными и синхронными. Но у Кишинева другие приоритеты. Молдова сделала ставку на роль буферной зоны между Западом и Россией, на приостановку глубоких социальных реформ и консервацию советского наследия в идеологической и культурной сферах. Всё это предполагает сохранение "ПМР", как противовеса европейскому влиянию и как формальное оправдание неэффективности реформ.

Кому подыграет Кишинев на приднестровских выборах?

Здесь всё довольно просто. В Кишиневе опасаются нескольких сценариев в Тирасполе. Во-первых, консолидации исполнительной и законодательной власти, то есть, президента и Верховного Совета. Во-вторых,  усиления влияния "Шерифа" и укрепления его позиций. В - третьих, укрепления союза между ПМР и Гагаузской автономией, Тирасполем и Комратом.  Всё перечисленное станет возможным в случае победы ставленника "Шерифа", Вадима Красносельского. Следовательно, Кишинев играет против "Шерифа", и против Красносельского.

В-четвертых, Кишинев хотел бы избежать военного сценария.  Несмотря на то, что анализ ситуации говорит о благоприятном для Кишинёва исходе такого конфликта, в нём слишком велик элемент непредсказуемости. Молдова же в первую очередь заинтересована в продолжении балансирования между ЕС и Россией одновременно с поддержанием хороших отношений с Румынией и Украиной и с заморозкой гражданских реформ внутри Молдовы. Грубый силовой конфликт может непредсказуемо исказить сложившуюся систему взаимных блокировок и противовесов. Наиболее опасный в плане реализации с подачи России такого сценария кандидат - Геннадий Кузьмичев. На втором месте по степени опасности - действующий президент Евгений Шевчук.

Кишинев поддерживает кандидатуру действующего президента ПМР Шевчука. Фото: cont.ws

Шевчук абсолютно провален как руководитель, причастен к крупным хищениям из бюджета ПМР, находится в неразрешимом конфликте с Верховным Советом и аффилирован с электрогазовой схемой, часть доходов от которой поступает ему лично. Кроме того, он имеет недвижимость в ЕС, и одновременно невъездной в Украину. В "большой мир" он может выбираться только через кишиневский аэропорт, что делает его весьма зависимым от Кишинева. Всё перечисленное делает Шевчука наиболее желанным кандидатом для Молдовы, которая, в случае его победы, получает наибольшие  рычаги влияния на непризнанную ПМР.  Именно Шевчука и поддерживает Кишинев. Делает он это очень осторожно и неявно - а Шевчук в свою очередь широко использует в предвыборной агитации антимолдавскую риторику.  Тем не менее, факт остаётся фактом: экономические шаги по усилению давления на ПМР, предпринимаются таким образом, чтобы максимально ослабить "Шериф" и одновременно усилить позиции Шевчука. К примеру, приняв решение (совершенно правильное, к слову) о том, что горючее в ПМР будет завозиться  только через фирмы, уплачивающие налоги в молдавский бюджет, Кишинев распорядился инсайдерской информацией о готовящемся изменении правил ввоза таким образом, что единственная фирма, готовая ввозить горючее в ПМР сразу же после его введения в действие оказалась аффилирована с Евгением Шевчуком.

Остается, однако, эффект "крысы загнанной в угол". Кишинев не может допустить, чтобы Шевчук, проиграв выборы, оказался в безвыходном положении, и Кишиневу крайне нежелательно, чтобы кто-то в России пытался разыграть приднестровскую карту против Украины, отправив эту карту в отбой. На этот счет, насколько можно судить, также идут переговоры. Последний визит Дмитрия Рогозина в Тирасполь, несомненно, был согласован с Кишиневом, и столь же несомненно имел своей главной целью некоторое утихомиривание не в меру разошедшегося Шевчука и его супруги, играющей в их семейном тандеме роль отмороженного на всю голову "ястреба".  Можно также не сомневаться, что в случае неблагоприятного для Шевчука развития событий Кишинев  сделает всё возможное, чтобы предоставить ему коридор для эвакуации. Молдове не нужен ни Шевчук, отдающий безумные приказы, поскольку терять ему уже нечего, ни, тем более, Шевчук дающий показания в суде. Иной вопрос, что выдернутый из "ПМР" Шевчук окажется для очень многих крайне нежелательным свидетелем... Но это уже другая тема.

Каковы перспективы Молдовы при такой политике верхов? Каковы риски для Украины?

Очевидно, что период охлаждения отношений между Россией и Западом будет достаточно долгим, а следовательно - будет долгим и период санкционных торговых ограничений.  В качестве буферного государства, через которое возможен негласный обход санкций, Молдова была бы выгодна очень и очень многим влиятельным игрокам, включая и представителей российского бизнеса, ВПК, спецслужб, а также западного бизнеса, национальной бюрократии стран ЕС и отдельных чиновников Евросоюза. Подробный разбор возможных схем занял бы слишком много места, но схем этих - множество, и они касаются самых разных областей деятельности, не только торговой, но также пропагандистской, информационной, обеспечения безопасности и т.п.

Со стратегической точки зрения обход санкций является выигрышем России. "Черный ход в Европу" может быть использован против ЕС множеством способов. "Буферная" Молдова  с пророссийскими придатками в виде непризнанной ПМР и признанной Гагаузии может стать (и, по ряду позиций, уже стала) инструментом отмывания денег, экспорта оружия, запрещенных технологий, "черной" пропаганды и коррупции.

"Буферная" Молдова с пророссийским придатком в виде непризнанной ПМР может стать инструментом отмывания денег, экспорта оружия, "черной" пропаганды и коррупции

Украина, подвергаемая российской интервенции, при таком развитии ситуации оказывается в крайне уязвимом положении. Молдова в любой момент может стать ещё одним плацдармом гибридной войны против неё. Кроме того, все коррупционные, криминальные и пропагандистские потоки, сливаемые Россией через Молдову для разложения сопредельных стран, будут в первую очередь разлагать прилегающие области Украины - впрочем, не только, их а и всю Украину в целом.

Проигравшими также оказываются рядовые граждане Молдовы. Их страна в роли "буферной зоны" становится полем для деятельности разного рода авантюристов, делающих ставку  на кратковременные проекты сомнительной законности. Это лишает её перспектив собственного развития - как в плане долговременных инвестиций так и в области реального развития гражданских и демократических институтов.  Разумеется, всё перечисленное формально сымитируют, и отчёты о достижениях в области европейской интеграции будут выглядеть просто прекрасно.  Но реальных достижений без твердого отказа от "буферной" парадигмы развития, без реального завершения приднестровского конфликта с полным демонтажем сепаратистских структур, неизбежно и тесно связанных со спецслужбами России, без последовательной и непримиримой борьбы с российским информационным влиянием, наконец, без подлинной культурной революции с полным отказом от советских стереотипов и мифов в Молдове не будет. А поскольку молдавские олигархические элиты такой застойный сценарий, в целом, устраивает, а других политических игроков сегодня в Молдове нет, и не ожидается, то именно этот сценарий представляется наиболее вероятным. Молдова так и останется страной, которую не жалко употребить на роль прокладки. По большому счету, даже не между Россией и Западом, а между криминальным и легальным бизнесом и финансовым оборотом.

Майдан, понимаемый как гражданское действие, объединившее всё общество, в Молдове невозможен в принципе. Единственным шансом для неё - в том виде, в каком Молдова сегодня  сложилась реально, могла бы стать реформа проводимая сверху, директивными методами. Но, как уже было сказано, молдавского Ли Куань Ю в поле зрения пока нет.