Мир

Сунь Цзы бы плакал. Выборы президента Молдовы обязательно выиграет Плахотнюк

Снятие кандидатуры Мариана Лупу с президентской кампании в Молдове позволяет его старшему партнеру и главному кошельку рассчитывать на стратегическую победу в любом случае

Фото: Deschide.md

Нежданный поворот на выборах президента Молдовы смешал все карты. Кандидат от Демократической партии Мариан Лупу снял свою кандидатуру в пользу Майи Санду, единого кандидата от правоцентристских оппозиционных сил. По официальной версии, решение было принято на заседании исполнительного совета Демпартии, исходя из того, что Молдове нужен проевропейский президент, а шансы Майи Санду победить ставленника России - кандидата от Партии социалистов Игоря Додона выше, чем у Лупу.

Один поперхнулся, их осталось девять

Вообще-то кандидатов было десять, и осталось девять, как негритят из известного стишка. Но шансы пройти во второй тур были только у Санду, Додона, и Лупу.

За два дня до снятия Лупу с выборов Додон выступил с заявлением о том, что "Крым - это Россия", чем вызвал предсказуемо бурную реакцию украинской стороны. Так что решение Лупу сойти с дистанции выглядит, в том числе, и как ответная реакция на заявление Додона, что, вероятно, заметят и в Киеве.

По словам Лупу, для Молдовы важно сохранить европейский вектор развития. "Молдова нуждается в проевропейском президенте, который будет работать вместе с парламентом и правительством", - заявил Лупу. Будет ли Майя Санду таким конструктивным президентом, или - будет ли она хотя бы более конструктивна в роли президента, чем Игорь Додон - вопрос, вообще-то открытый. Но Лупу заявил именно так.

Разумеется, от союза с Лупу - не столько, впрочем, с ним самим, сколько со стоящим и за ним, и за Демпартией олигархом Владимиром Плахотнюком, который старательно формирует себе имидж "уже чистого" европейского бизнесмена, оба оставшихся проходных кандидата открестились немедленно. Санду уже заявила, что снятие Лупу должно открыть дорогу к президентскому креслу Игорю Додону, а из окружения Додона раздаются голоса, что налицо попытка объединить все антироссийские силы.

Нет недостатка и в конспирологических версиях. Их, собственно, две: сговор между российскими кураторами Додона и Плахотнюком, и принятие решения о снятии Лупу с дистанции по прямому указанию, поступившему из посольства США. Ходит и версия об обещании со стороны ЕС крупного кредита в том случае, если удастся избежать прихода Додона к власти.

Однако все эти версии страдают избыточной прямолинейностью. Их авторы слабо представляют себе и то, какие отношения в действительности связывают конкурирующих кандидатов, и то, как работают в Молдове представители ЕС и США. Человеку, который имеет об этом хотя бы общее представление просто трудно вообразить себе и прямое указание, и прямое обещание того рода, которые в этих версиях фигурируют. К тому же авторы версий не удосужились изучить и Конституцию Молдовы - тот её раздел, где прописаны полномочия президента.

Есть в этой истории и комическая нотка. Мариан Лупу вот уже лет 7 до неприличия сильно хочет быть президентом. Он хочет этого столь страстно, что в период очередной предвыборной активности напоминает кота Томаса Генри из рассказа Джерома К. Джерома, с его страстью к жареной утке. Помните? "При виде жареной утки Томас Генри становился самым обыкновенным котом, подчиненным всем диким инстинктам своей породы. Чувство собственного достоинства спадало с него, как плащ. Ради жареной утки он пускал в дело когти, он ползал на брюхе. Я уверен, что за кусок жареной утки он продал бы душу дьяволу".

Так что решение о сходе с дистанции принималось, конечно, не Лупу. Мариану Ильичу просто сделали предложение, из тех, от которых никак невозможно отказаться.

Попробуем же нарисовать реальную версию событий.

Лучшее из лучшего - покорить чужую армию, не сражаясь

Расстановка сил до ухода из гонки Лупу выглядела так: Додон был лидером, но не абсолютным. С учетом всех сопутствующих факторов можно было говорить о сравнимых шансах в треугольнике Лупу-Санду-Додон, и об интриге вокруг исхода первого тура.

Если говорить о кошельках кампаний и партий, то за Лупу стоит Владимир Плахотнюк, который сейчас в Молдове есть де-факто верховная и единоличная власть, несмотря на скромную должность вице-председателя Демпартии; за Додоном - АП РФ, за Санду - беглые олигархи Виктор и Виорел Цопы, мечтающие о возвращении и реванше. При выходе любых двоих из тройки лидеров во второй тур, аутсайдер неизбежно продолжил бы игру на стороне одного из прошедших. При этом, против Лупу, выйди он во второй тур, неизбежно работала бы его связь с Плахотнюком, начисто проигравшим в Молдове борьбу за "народную любовь". Это не значит, что у Лупу при выходе во второй тур не было бы шансов. Это даже не значит, что в определенной ситуации на его стороне не мог бы начать играть третий кандидат. Но для внутримолдавского имиджа Плахотнюка, и связанной с ним в общественном сознании "власти", как таковой, победа Лупу сработала бы однозначно со знаком минус.

И тогда возникал вопрос: а за что, собственно драться? Должность президента в Молдове маловлиятельна. Реальная власть сегодня - это Плахотнюк, и никакой, хоть трижды оппозиционный к нему, президент, ничего в этом раскладе кардинально не поменяет. То есть, президентский пост - это максимум позиция для торга между Плахотнюком и силами, стоящими за спиной президента, если, конечно, победу не одержал бы Лупу. В худшем случае, если бы договориться не удалось - это источник хаоса, но слабый. Досадный, как одинокий комар, но не более того. Не проще ли в такой ситуации уступить президентский пост одной из сил, и затем договариваться с победителем?

Разумеется, европейский имидж Молдовы обязывал Плахотнюка - а, точнее, Лупу, поскольку Плахотнюк действует из тени, подыграть Майе Санду. Однако, по сути дела Плахотнюка устраивает любой исход борьбы двух оставшихся лидеров гонки.

Независимо от этого исхода, он сделал красивый жест - протянул руку проевропейской оппозиции, и формально сделал всё возможное, для того, чтобы Додон проиграл. Это укрепит его позиции в глазах Запада, а, в случае выигрыша Санду, улучшит имидж Плахотнюка и в глазах её сторонников, заставив саму Санду сбавить обличительный тон. Кроме того, Санду, пройдя на пост президента, уже не будет нуждаться в Цопах. В итоге, Цопы могут быть снова загнаны в изоляцию, а с Санду выстроены вполне конструктивные отношения.

Если проходит Додон, то, во-первых, Плахотнюк в глазах западных партнеров, всё равно герой, пытавшийся предотвратить такой исход. Во-вторых, Додон, ввиду незначительности президентских полномочий, Плахотнюку совершенно не опасен. В третьих, карта "пророссийского президента" может быть успешно разыграна на приднестровском направлении, тем более, что Додон не раз заявлял, что Приднестровье должно быть возвращено в Молдову.

В-четвертых, "пророссийский" Додон может быть не только российским лоббистом в Молдове, но и молдавским - в России. И Плахотнюку есть за что ухватить этот инструмент: у Додона уязвимый мясной бизнес и нормальная - то есть, дающая массу поводов для взятия грубыми пальцами за чувствительное место - история пути к успеху. А Россия и Молдова сегодня проявляют заинтересованность в сотрудничестве, где Молдова, формально сохраняя европейское лицо, стала бы российской калиткой с черного хода, для обхода антироссийских санкций, технологических и финансовых. И победивший Додон может быть использован в качестве удобного мостика в таких переговорах, где каждая из сторон постарается выторговать себе наилучшие позиции.

При этом, неаккуратные заявления Додона по Крыму делают его и его бизнес ещё уязвимей, а его самого - ещё сговорчивей по отношению к Плахотнюку. Кроме того, в лице Додона Молдова получила бы удобный громоотвод в общении с Западом, когда все огрехи можно было бы списывать на сильное влияние Москвы.

Словом, при любом раскладе Владимир Плахотнюк выходит победителем. Президентские выборы с блеском выиграны им за четыре дня до голосования. Выиграны в один, тщательно продуманный, ход.

Такие успешные комбинации сегодня большая редкость. На фоне общей примитивизации политических процессов, притом, не только в пост-СССР, а по всему миру, фигура Влада Плахотнюка, несомненно, сияет яркой звездой.