Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Между Россией и Китаем. Кто стоит за массовыми протестами в Казахстане

Вторник, 10 Сентября 2019, 11:00
Начавшиеся перед визитом нового президента Казахстана в Китай протесты могут быть элементом игры Нурсултана с целью уклониться от выполнения неудобных обязательств

Фото: azattyq.org

На фоне обмена военнопленных и заложников Путина на российских террористов и агентов Кремля в украинском информационном пространстве не осталось места для сообщений о длившихся целую неделю массовых акциях в Казахстане. А там скоро могут начаться весьма интересные события.

Протесты со странностями

По разным городам Казахстана в последние дни прокатились протесты, направленные против китайской экономической экспансии. Первыми выступили жители печально известного расстрелом в 2011 г. бастующих нефтяников города Жанаозен. Они в течение нескольких дней выступали против переноса в Казахстан 55 устаревших экологически опасных китайских производств и поездки президента страны Касым-Жомарта Токаева в КНР, запланированной на 11-12 сентября. В поддержку жанаозенцев, хотя и не особо массово, вышли представители многих казахских городов, в том числе и знаковых: столичного Нурсултана (ранее - Астаны), Алматы, Актобе, Шимкента, Караганды и др. Такое расширение протеста при довольно попустительском отношении к нему властей и силовиков навевает мысли о грядущих серьезных переменах во внутренней или внешней политике республики.

Казахстан, конечно же, не Туркменистан, протесты там явление хотя и не обыденное, но не такое уж экзотическое. Непривычным выглядит "миндальничание" властей с протестующими, которое наблюдается в последний месяц. И это касается не только одиночных пикетов против, например, слишком мягкого приговора суда двум проводникам, изнасиловавшим пассажирку. Без последствий заканчивались акции и по чувствительной для властей теме политзаключенных. Но чтобы в ответ на протесты сотен жанаозенцев и десятков поддерживающих их в других городах, указывающих президенту страны, куда ему не ездить с внешнеполитическими визитами, власти высказали желание найти организаторов митингов исключительно с целью объяснить им, что никто вредные китайские заводы переносить в Казахстан не собирается, - это уже нечто особенное. Ведь это те самые власти, которые участников протестов против переименования Астаны в Нурсултан весной или избрания Токаева президентом летом "винтили" так же нещадно, как российские полиция с Росгвардией участников протестов против нечестных выборов в Москве.

Да и сами митинги, начавшиеся с анонимной WhatsApp-рассылки о намерении китайцев переместить в Казахстан 55 старых заводов, вызывают вопросы. Ведь на них люди, с одной стороны, жалуются на отсутствие работы, а с другой - протестуют против переноса производств, то есть создания новых рабочих мест. То, что Поднебесная при реализации подобных проектов пытается максимально занять работой прежде всего китайцев, - как производящих оборудование для будущих предприятий в самой КНР, так и уже на местах в качестве строителей заводов и даже их будущих рабочих, - общеизвестно. Но и у местных жителей появляется больше возможностей найти работу, особенно если власти оговаривают с Пекином максимальные квоты на задействование в реализации таких проектов ханьцев (а власти Казахстана клянутся, что именно так и делают, благодаря чему в последние годы количество китайских специалистов в стране не растет, а уменьшается).

Неужели дело только в распространении синофобии, подогреваемой сведениями о репрессиях и концлагерях в Синьцзяне, жертвами которых становятся представители не только коренного уйгурского этноса, но и представители других тюркских этносов, исповедующих ислам, - тех же казахов и родственных им кыргызов?

Отсутствие ответов на эти вопросы и общая необычность подобных обстоятельств заставила наблюдателей выдвигать различные предположения о причинах данной ситуации, которые сгруппировались в три основные версии.

О чем это

Российские СМИ предсказуемо сразу же начали утверждать, что "за протестами в России и Казахстане чувствуется уверенная рука опытного иностранного кукловода". Для подкрепления своих утверждений используют любые "похожести" российских и казахстанских акций. Ну, например, видную роль в них ярких женщин - Любови Соболь и Асии Тулесовой, объявлявших голодовки. Или поддержку (явную моральную, но не доказанную финансовую) со стороны "беглых олигархов" - Михаила Ходорковского и Мухтара Аблязова. Или же акцентирование внимания западных СМИ на инвалидах, пострадавших от действий силовиков, хотя в контексте российских протестов тема пострадавших инвалидов возникала один, но довольно вопиющий раз: когда вступившуюся за задержанного человека с особыми потребностями девушку силовик, уже тащивший ее в автозак, ударил кулаком в живот. В целом аргументация этой версии выглядит рассчитанной на публику, которая ищет в газетах исключительно подтверждение смыслов, в которые верит.

Приблизительно в этом же ключе недавно высказывался и китайский посол в Казахстане, акцентируя, правда, больше внимания на недобросовестной, на его взгляд, экономической конкуренции за казахстанские недра.

Вторая версия, более любимая западными СМИ, склоняется к "Астанинской весне", на которую местных активистов толкнули мысли (вполне вероятно, иллюзорные) о возможной "оттепели" в связи с недавним изменением лика на портретах в чиновничьих кабинетах Казахстана. Ведь когда еще оппозиции требовать от авторитарной власти перемен, как не в переходный период. Тем более что существует возможность: казахстанская власть не особо желает выглядеть людоедской при перспективе скорого "людоедства" со стороны Пекина или Москвы, на которые они могут пойти из-за гонконгских или московско-электоральных протестов (недавний откат властей Гонконга, отозвавших скандальный закон, грозивший выдачей диссидентов Китаю, не означает пока полной победы протестантов: Си Цзиньпинь, концентрирующий в своих руках власть, так просто не отступает).

А тут еще руководство Казахстана подставил его же представитель, заявивший: "Нужно понимать и видеть, что делает власть. Да на одной только цифре - в 17 раз увеличилась социальная поддержка населения за три года. Только за это надо встать на колени и поблагодарить государство. Когда человек ничего не делает, потом выскакивает "дайте ему всё", должно быть общественное мнение, которое будет ставить в стойло такого человека". Такое в беседе с журналистом Tengrinews сказал вице-спикер нижней палаты парламента Владимир Божко, уже отличавшийся скандальными высказываниями в адрес как казахстанцев, так и иностранцев. Пока что слова бывшего кагэбэшника и экс-главы МЧС вызвали только бурные требования извинений от него, но в этом контексте жесткие действия силовиков по отношению к мирным протестам убедили бы многих в том, что Токаев если и не людоед по мировозрению, то как минимум подобный Владимиру Божко "животновод" по отношению к простым людям.

Хотя на днях у этой версии появилось и довольно интересное ответвление, которое может стать основным. Оно связано с начавшими звучать на публичных акциях призывами к новой власти избавиться от "тормозящих реформы" представителей старой, к тому же - самых ключевых. Они навевают мысли о том, что миролюбие нынешней казахстанской власти по отношению к митингующим - это только начало большой игры по ее избавлению от "отеческой" опеки Лидера нации (Елбасы) Нурсултана Назарбаева и "материнской" - его дочери Дариги. Ведь последняя заменила Токаева на "стратегической высоте" - посту спикера Сената, а именно пребывание на нем дает право занять президентское кресло, если оно освободится по каким-либо причинам. Прошедшему именно такой путь Токаеву, если он, конечно, не простой "местоблюститель", данная ситуация вряд ли кажется комфортной и безопасной. Тем более что окончательное возращение Дариги Нурсултановны в большую казахстанскую политику случилось после загадочной смерти в австрийской тюрьме ее бывшего мужа Рахата Алиева, вместе с которым она попала в опалу за якобы имевшиеся намерения заменить отца на президентском посту еще в далеком 2001 г.

На этом фоне отсутствие информации об участии Нурсултана и Дариги Назарбаевых в заседании первого собрания Национального совета общественного доверия, созданного новым президентом, как и визит Елбасы на следующий же день после этого заседания в Москву к Путину, заставляют задуматься: не придется ли в скором времени Януковичу потесниться в Ростове (хотя есть и другие варианты: свергнутые кыргызские президенты, например, живут на Рублевке и в Минске).

А вот третья версия уже усматривает за начавшимися как раз перед визитом нового президента Казахстана в Китай протестами игру Нурсултана. И тут не важно которого - Назарбаева, в качестве Лидера нации все же продолжающего править своим "Нурсултанатом", или названой в его честь столицы Казахстана, то есть официальных властей. Ведь подобную фишку казахстанские власти уже проворачивали три года назад: в 2016-м по стране прокатились акции протеста, "заставившие" Назарбаева отодвинуть имплементацию законов, в которых виднелась возможность грядущей скупки казахстанских земель Поднебесной.

Против Китая

В этом контексте не самая высокая активность казахстанских силовиков и ленивые заявления о том, что терпели, но скоро "пресечем", если протесты продолжатся, выглядят расчетом на то, что Си Цзиньпин "обманываться рад", или, что скорее, тестом на то, до какой степени он будет обманываться. Видимо, казахстанские власти не особо оптимистично настроены перед грядущим президентским визитом в Поднебесную. Ведь в его ходе Пекин может потребовать выполнения взятых на себя ранее в обмен на кредиты обязательств, среди которых могут оказаться и "грязные" заводы или иные не самые экологически безопасные инфраструктурные проекты вдоль казахстанского участка воссоздаваемого Поднебесной "Шелкового пути", и те же земельные вопросы, отложенные в 2016-м. И Казахстан может повторить судьбы почти соседнего Таджикистана и далекой Шри-Ланки, власти которых уже вынуждены расплачиваться за невозвращаемые китайские кредиты важными (если не стратегическими) предприятиями.

Так что вполне возможно, что в день начала визита казахстанские города "захлестнет" новая волна митингов, и Нурсултан в очередной раз попытается "кинуть" китайцев, сославшись на рост протестных настроений, который, не дай Аллах, конечно же, может и к погромам против рабочих из Поднебесной привести. Как поведет себя в данной ситуации Китай, пока прогнозировать сложно. Пекин в данном плане "толстокож", хоть не беспредельно, и лишний внешнеполитический кидок пропускать не хочет. Тем более от практически "купленного", как намекают китайской публике, Казахстана.

Но слишком уж важен Казахстан для китайского проекта "Один пояс, один путь", являющегося главной внешнеполитической инициативой Си Цзиньпина. Так что в Пекине могут решить, что на фоне пятитысячелетней истории Поднебесной подождать еще пару лет - приемлемо. Это даст возможность понять, какую игру затеял новый казахстанский президент. И не кроется ли за нежеланием разгонять митинги намерение попытаться договориться с Западом о внешнеполитическом повороте Казахстана.

А предпосылки для таких подозрений имеются. В приходе к власти и последующих действиях Дональда Трампа не только казахстанские, но и многие другие сидящие на энерго- и других ресурсах автократы увидели признаки окончания благостной эпохи фукуямовского "конца истории", когда должны были бы восторжествовать повсеместно либерализм и права человека (понятия если не чуждые, то безразличные для главы нынешней американской администрации). И начала новой эпохи конкуренции за себя со стороны мировых держав, как это было в период с конца 40-х по 80-е годы прошлого века.

То, что это будет переход в статус "нашего сукина сына" в одном из лагерей, их не особо пугает. А вот то, что вместо СССР в качестве империи зла выступает Китай, - очень. Ведь Поднебесная не удовлетворяется заявлениями о политической лояльности, как это делал Советский Союз или постсоветская Россия, чей президент постепенно переходит в аналог вышеозначенных младших партнеров, становясь полностью "нашим" на китайской "псарне". Пекин, как в упомянутых Таджикистане и Шри-Ланке, так и в других азиатских и африканских странах, "запутавшихся" в китайских кредитах, пытается подмять под себя целые сектора экономики, постепенно превращая местных правителей, возомнивших себя шейхами, в гауляйтеров, вынужденных давить антикитайские протесты своих же соотечественников.

На этом фоне безразличный к правам человека Дональд Трамп и даже европейцы, строящие совместные с Россией энергетические проекты, выглядят на данном историческом этапе для разнообразных диктаторов вполне приемлемой альтернативой. Главное, не шибко "людоедствовать" при разгоне митингов, например, а какое-то количество политзаключенных Трамп или даже Меркель простят. Путину ведь прощают?

Это должно послужить предостережением и для новой украинской власти, которая может по традиции начать усматривать в Китае альтернативу также традиционным шатаниям между Россией, которая уже убила около 13 тысяч наших граждан, и Западом, которому шаги, подобные обмену Владимира Цемаха или популизму в экономике, могут не понравиться. И очень следует помнить, что Виктор Янукович, приехавший в Китай в декабре 2013 г., не увез оттуда ничего более ценного, чем замечание: "Тебе никто денег не даст, так как у тебя в стране революция".

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...