• USD 27
  • EUR 30.4
  • GBP 33.9
Спецпроекты

Банки и мобильные операторы уже встретились в мобильном телефоне, – Сергей Коптик

Гость студии "Деловой столицы" – Сергей Коптик, директор департамента мобильных финансовых сервисов компании "Киевстар"
Реклама на dsnews.ua

Денис Лавникевич: Почему вы сегодня здесь? Потому что у компании возникли определенные трудности с мобильными платежами?

Сергей Коптик: Услуга продолжает работать. Но мы сейчас переживаем очень интересный период времени - "законодательную турбулентность", которая выстраивает новые правила игры на финансовом рынке Украины. К такой турбулентности привел закон про финансовый мониторинг №361, который вступил в силу в конце апреля, а также предстоящий закон о платежных услугах, и принятая в январе текущего года стратегия развития финансовых услуг в Украине до 2025 г.

Д.Л.: Давайте тогда немного отойдем назад и посмотрим, с чего все начиналось? То есть, почему мобильный оператор начал развивать нишу мобильных платежей?

С.К.: Это идея пришла, когда мы поняли, что, обладая огромной построенной инфраструктурой, большим количеством смартфонов у наших абонентов, имея большую клиентскую базу (26 млн абонентов), мы неизбежно будем расширять перечень сервисов не только телекоммуникационных, но и сопутствующих данному направлению. Мобильные финансовые сервисы хорошо ложатся на эту инфраструктуру, на IT-платформу, а также органично встраиваются в общую стратегию развития инновационных решений, которую мы планируем предлагать в ближайшие несколько лет.

Д.Л.: Я наблюдаю эту тенденцию не первый год, что по всему миру операторы мобильной связи трансформируются в поставщиков, в том числе финансовых услуг.

С.К.: Да, есть такая тенденция на рынках Европы. Происходит очень интересная интеграция между банками и телеком-операторами. Потому что банки ищут новые возможности, новые продукты, при этом понимая, что все, по сути, пользуются мобильной связью. Банки и мобильные операторы уже встретились в мобильном телефоне, будь то обычный телефон или смартфон. Далее абсолютно логично выстроить вокруг этой синергии экосистему с дополнительными сервисами, платежами и переводами.

Д.Л.: Но все равно в итоге все крутится вокруг абонента, который пользуется финансовыми услугами через свой смартфон. Насколько здесь важен вопрос финансовой инклюзии, вопрос финансовой грамотности людей? С чем столкнулся оператор, когда вышел на этот рынок?

С.К.: Первое, что мы должны были понимать для себя, это кто наша основная целевая аудитория. Если это digital geeks - продвинутые пользователи, у них пять карточек в кошельке, они пользуются смартфоном, платят через Google Pay или Apple Pay, то для таких абонентов какие-то сервисы будут не так востребованы с точки зрения мобильного оператора. Но что сделать для той категории населения, которая не столь активна в транзакционном бизнесе? Если посмотреть последние отчеты Всемирного Банка, Украина сегодня занимает 60-е место в плане проникновения транзакционных счетов во взрослое население. Порядка 30% взрослого населения Украины не пользуется счетами. Мы говорим о большой доле наличных денег.

Д.Л.: ...Либо расчетов мимо банков.

С.К.: Абсолютно верно. И вот еще интересный факт. То же метро в Киеве. Есть возможность оплаты банковской картой, есть возможность оплаты через Google Pay, Apple Pay. Но, тем не менее, мы заходим в час пик в метро и видим очереди людей, которые покупают или пополняют карту метро наличными в кассе. Не все терминалы, которые установлены почти на каждой станции метро, приспособлены для оплаты проезда или пополнения проездного с банковской карты. То есть все-таки наличный оборот есть, он достаточно большой.

Если посмотрим на статистику, которую публикует НБУ по данным от банков, которые работают в Украине, то мы видим, что доля безналичных операций уже более 50%. Но все равно огромная доля наличных денежных средств находится в кошельках у людей, которые используют наличные как средство оплаты.

Д.Л.: Ну, вот вы начали в августе 2017 г., когда была зарегистрирована дочерняя компания ООО "Стармани"...

С.К.: Да, все верно. Мы получили лицензию НБУ на перевод денег без открытия счета. И вызвано это было тем, что именно такая возможность предоставляется сегодня законодательством, Нацбанком, чтобы мы могли осуществлять возврат средств, которые абоненты вносят на мобильный счет как предоплату за связь, через электронные деньги и дальнейшие безналичные расчеты за товары и услуги.

Д.Л.: Прошло два с половиной года. Насколько это направление стало источником дохода для мобильного оператора? Или это все еще такой проект на будущее?

С.К.: Я бы сказал, что на сегодняшний день это только первые шаги. Но мы смотрим не на показатель доходности, вопрос о доходах не является первостепенным. Для нас целью было расширить перечень сервисов, которые предоставляются абонентам.

Когда вы заходите в фирменный магазин Киевстар, вы можете купить смартфон, произвести оплату, пополнить счет, и подключить телевидение. То есть уже нечто большее, чем просто связь или SMS.

Если посмотреть на количество абонентов, которые пользуются мобильными финансовыми сервисами в течение квартала, то эта цифра составляет почти миллион абонентов. Если мы сравним МФС с использованием электронных способов платежей, включая банковские карты, то мы, по сути, входим в топ-10 банков Украины по количеству используемых платежных инструментов. Это говорит о том, что люди хранят деньги на балансе мобильного телефона, они признают, что это удобно, они считают, что данный способ платежа по небольшим операциям вполне доступен и удобен, даже по сравнению с банковской картой.

Д.Л.: А в этой ситуации банки не считают вас своим конкурентом, ведь платежи как бы их епархия?

С.К.: Мы скорее дополняем друг друга, потому что все равно в этом технологическом процессе обязательно участвуют банки. И банки сегодня выступают для нас и партнерами по переводам, поскольку у нас нет такой лицензии, и партнерами по эмиссии электронных денег. Все эти операции проходят через банки.

Наверное, я из той классической эпохи, когда считали, что хранение денег - это только банк, а почтовый перевод - это только почта. Эта парадигма меняется. Раньше мы ходили в банк, где должны были обязательно постоять в очереди к операционисту, потом в кассу и т.д. Появился интернет-банк в смартфоне и пользователь иногда даже не представляет себе, как выглядит отделение банка.

Д.Л.: Вы упомянули миллион пользователей - миллион человек, которые воспользовались разными сервисами. Какой объем инвестиций пришлось сделать в этот проект, чтобы получить такую цифру первичных клиентов?

С.К.: Инвестиции, в основном, были сделаны в построение технологической платформы, в процессинговые системы. Это достаточно разумные инвестиции, поскольку себестоимость таких транзакций крайне низкая. И это одно из преимуществ, которое есть у платежей с баланса мобильного телефона.

У нас нет тяжелого груза операционных расходов, с которыми сталкиваются банки, выстраивая платежную сеть, в которой участвуют и платежные терминалы, и банкоматы, и сложный технологический процессинговый центр по банковским картам и т.д. Мы считаем, что дальнейшее развитие этой платформы, в которую мы готовы и дальше инвестировать, будет зависеть от того, насколько законодательное поле нам позволит это сделать.

Мы инвестируем не только в саму транзакционную платформу, мы инвестируем в инновационные методы, в инновационные технологии. Например, те же IoT. Очень интересные вещи.

Д.Л.: Это "интернет вещей" (IoT, internet of things), я поясню для тех, кто может не уловил аббревиатуру.

С.К.: Это так называемые "умные счетчики". Простые житейские вещи. Это снятие показаний со счетчиков. Что мы делаем сегодня?! Записываем, вносим, оплачиваем и т.д. Здесь эти данные передаются через sim-карту напрямую в центр сбора всей информации с последующей возможностью выставить счет через биллинг на тот счет, который указал абонент.

Абонентам оплатить данный сервис достаточно просто. Мы сейчас внедряем интересную технологию: мы абонентам сможем высылать прямо на смартфон информацию о сумме, которую необходимо оплатить. Путем отправки в ответ цифры 1 абонент оплачивает этот сервис. Проще быть не может. Не надо вводить номер карты.

Д.Л.: В самых технологически развитых странах есть разработки, когда "умные" вещи - блокчейн или криптокошелек - сами буквально рассчитываются между собой за разные услуги. То есть холодильник закупает продукты в магазине по предпочтениям хозяина, а "умная" машина приезжает на заправку, заправляется и сама рассчитывается с бензоколонкой. Сможем мы все это в Украине увидеть?

С.К.: Абсолютно. Я верю, что даже это увидим мы с вами, а не только наши дети или внуки.

Д.Л.: В 2016 г. НБУ заявил о стратегии перехода к кэшлесс или безналичной экономике. Вы подключились в 2017 г., по большому счету, с той же задачей, с той же целью: реализовать безналичные экономические отношения через смартфон, в данном случае - через мобильную связь. Что сейчас пошло не так? Обо что "споткнулись"?

С.К.: Скажем так, пока не споткнулись, но вот что у нас сейчас, вызывает наибольшие опасения. На сегодняшний день в Украине, если мы говорим о количестве prepaid-абонентов, тех, кто вносит деньги на баланс мобильного телефона и используют эти доступные средства для оплаты услуг связи), 95%. Если мы возьмем мобильных операторов страны, то это более 30 млн абонентов, и они не идентифицированы.

То есть мы не знаем, кто является реальным владельцем данного номера телефона. Когда абонент осуществляет платежи, те же мобильные или финансовые сервисы с баланса, то мы запрашивали фамилию, имя, отчество и номер телефона у абонента. Это делается для того, чтобы мы убедились в том, что данный абонент не находится в списке террористов, в "черном" списке и т.д. У нас в компании существуют свои правила и требования к противодействию отмыванию денег, к финансированию терроризма. Эти требования были внедрены задолго до того, как появился закон №361, который вступил в силу в конце апреля.

Какие тревоги и опасения у нас возникли в связи с вступлением в силу данного закона?! Мы прекрасно понимаем, что наша ниша - небольшие платежи. Мы не говорим про то, что на балансе мобильного телефона будут крутиться деньги в размере, скажем, выше десяти тысяч гривен в месяц. Нет. Мы говорим про маленькие платежи, про ограниченный перечень сервисов.

Д.Л.: Микроплатежи. То, вокруг чего сейчас бегает весь финансовый мир.

С.К.: Фактически да. И вот здесь у нас возник вопрос. С одной стороны, конечно, такой закон в Украине должен быть. Это "финансовая гигиена" и противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма. Но должен быть баланс.
Мы хотим остаться в этой нише маленьких платежей, занять ее и предоставлять возможность людям делать оплату в безналичной форме, но без идентификации. Если человек хочет увеличить объем операции или установленный лимит микроплатежа, безусловно, нужна идентификация простыми средствами.

Д.Л.: Сейчас получается, нужна идентификация клиента независимо от суммы?

С.К.: Закон, который вступил в силу в конце апреля, он по духу в первую очередь направлен на то, чтобы все, кто участвует в финансовых операциях (банки, платежные системы, компании) предпринимали все меры для противодействия финансированию терроризма, отмыванию денег и т.д. Но если читать по тексту самого закона, то там есть противоречия. Именно они ставят под определенный риск даже те операции, которые можно проводить как неидентифицированные.

Мы видели много дискуссий на эту тему, в том числе с участием представителей НБУ, которые говорят, что есть такое понятие, как низкорискованная операция. Речь шла о том, что пополнение мобильных телефонов с баланса не попадают под действие данного закона.

Как я уже сказал, механизм противодействия финансированию терроризма у нас был внедрен с самого первого дня, когда мы начали реализовывать мобильный финансовый сервис. Для нас это важно, потому что на кону стоит, в том числе, и имидж компании "Киевстар, известной на рынке, крупнейшей компании среди телеком-операторов, и бренда VEON. как группы компаний в том числе.

Сейчас нам надо будет переосмыслить, насколько будет востребован данный сервис, насколько те методы идентификации, которые нам будут предложены, будут восприняты, в первую очередь, абонентами. Абонент будет решать сам. Если он скажет, что мне неудобно ходить с паспортом в магазин, я не хочу раскрывать свои данные. Абонент может сказать "Я не понимаю, когда я прихожу в том же Львове в трамвай и покупаю билетик у кондуктора за наличные, у меня никто паспорт не спрашивает. А теперь, когда я сделаю то же самое через SMS, мне надо показать паспорт или идентифицироваться через bank id". Мы видим риск в том, что абонент опять останется с тем же наличным оборотом.

Государство приняло стратегию развития финансовых услуг в Украине до 2025 г и должно принять тот факт, что среди небанковских учреждений именно телеком-операторы, имея огромную базу, мощный технический потенциал, устойчивую стратегию развития инновационных решений, должны стать в Украине локомотивом финансовой инклюзии населения. Это значит доступ украинцев к безналичным расчетам, увеличение доли безналичных средств в стране, уменьшение доли наличного оборота, следственно, уменьшение "теневой" экономики. Это первое.

Второй очень важный момент - диалог с НБУ. Именно Нацбанк будет формировать те требования и подходы, которые мы должны будем применять для финансового мониторинга. Посмотрим сегодня на Постановление №65, в котором Нацбанк предложил методы идентификации. Среди них предложены удаленные методы идентификации и упрощенные методы идентификации для владельцев электронных кошельков при объемах операций в определенных лимитах. Но насколько эти методы идентификации могут быть реализованы технологически? Какие потребуются дополнительные инвестиции? И насколько велик риск того, что при совершении ошибки при проведении идентификации, пусть даже видео, над компаниями будут довлеть штрафы, предусмотренные законом №361?

Здесь все участники рынка будут принимать взвешенное решение: внедрять методы удаленной идентификации в том виде, в каком они будут прописаны в операциях по финансовому мониторингу или предлагать более надежные методы, такие как face-to-face, с паспортом, сканирование подписи и т. д.

Д.Л.: А площадка есть какая-то для диалога с Нацбанком в данном случае?

С.К.: Мы ведем прямое общение с НБУ через Hi-Tech Office Украина, через Ассоциации, например, Европейскую Бизнес Ассоциацию. И мне кажется, что мы будем услышаны Нацбанком. И я уверен, что в июне, когда НБУ будет готовить методы по идентификации абонентов для небанковских финансовых платежных учреждений, они примут во внимание предлагаемые нами доводы и методики, которые направлены на то, чтобы сделать процесс несложным. Задача именно в том, чтобы абонент мог и дальше продолжать пользоваться теми каналами, теми инструментами, которыми он уже привык платить.

Д.Л.: Что в последнее время Киевстар внедрял, какие технологии, чтобы совершенствовать использование мобильных устройств в финансовой сфере? То есть, например, платежные кнопки на сайтах мерчантов?

С.К.: Да, платежные кнопки среди прочих. Возьмем, к примеру, приложение Kyiv Smart City, то пополнение электронного проездного возможно с баланса мобильного телефона Киевстар. Мы также работаем с приложениями "Дія", с приложением "е-Малятко", где мы встраиваем наши сервисы для проведения оплат. Опять же мы говорим про очень маленькие суммы.

В этом году у нас есть планы по партнерству с компаниями, которые оказывают коммунальные услуги - удобный метод оплаты. Абоненту приходит сообщение о возможности такой оплаты: цифра 1 - в ответ, и деньги списываются с мобильного счета на оплату этих сервисов.

Популярные среди абонентов также оплата через USSD-команду: нужно отправить пять символов - и оплата произошла. Мы планировали расширять перечень таких платежных инструментов, потому что видели, как сейчас развивается переход из оффлайн платежей в онлайн. И мы видели все большее вовлечение поставщиков услуг на небольшие транзакции. Ведь на большие платежи мы не претендуем.

Д.Л.: Возьмем в целом рынок мобильных платежей через смартфон в Украине или отдельно по "Киевстару". Ваша оценка этого рынка? Если бы сейчас не было этих проблем, о которых мы говорили, к концу нынешнего года, какой был бы общий объем транзакций?

С.К.: Мы видим перед собой две цели. Первая - количество активных абонентов, которые ежемесячно пользуются этими сервисами. По нашим планам, прогнозам и динамике, которую мы наблюдаем за последние два года, уже к концу этого года мы могли бы выйти на порядка 2,5 млн пользователей в квартал. Наша целевая база на сегодняшний день в Украине составляет порядка пяти миллионов. Это та база, с которой мы продолжаем активно работать.

Д.Л.: Насколько активно идут навстречу частные компании, магазины, провайдеры, различные интернет-сервисы? Насколько им это выгодно?

С.К.: Мы, в первую очередь, нацелены на онлайн-магазины. И мы предлагаем им способ платежа, который по себестоимости либо сравним, либо дешевле, чем оплата банковской картой. То есть, когда в магазине появляется возможность оплаты с банковской карты, возникает комиссия. В связи с тем, что у нас себестоимость ниже, а я думаю, что в 2020-2021 гг. в рамках нового законодательства мы сможем еще снизить эту себестоимость, то мы могли бы стать самым выгодным способом платежа для всех онлайн-мерчантов. Потому что у нас нет того груза комиссий, которые несут платежные системы, у нас нет расходов на выпуск пластика, нет расходов на обслуживание терминалов и банкоматов и т. д. Снижая себестоимость, мы можем предложить торговым предприятиям, работающим в интернете, и их клиентам более дешевый способ оплаты.

Реклама на dsnews.ua