Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Игорь Тышкевич: Больше трех миллионов трудовых мигрантов никогда не вернутся в Украину

Среда, 16 Октября 2019, 07:56
Украинский институт будущего представил доклад "Миграционные вызовы для Украины". Его авторы – Игорь Тышкевич, эксперт программы "Международная и внутренняя политика" UIF, Илья Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока UIF.
Фото: echo-ua.media

Фото: echo-ua.media

Миграция - это обычное социальное явление, однако ситуация последних пяти лет коренным образом отличается как от процессов, происходивших в нашей стране до 2013 г., так и от пути, который прошли наши соседи из Восточной Европы - Польши, Словакии, Венгрии, Румынии и Молдовы. Масштаб явления миграции стал таким, что денежные переводы от трудовых мигрантов сегодня - основа финансовой устойчивости государства.

В своем докладе его авторы - Игорь Тышкевич, эксперт программы "Международная и внутренняя политика" Украинского института будущего (UIF), а также Илья Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока UIF - постарались ответить, сколько украинцев сегодня находится за границей? Какое количество граждан потеряла страна, сколько украинцев легализуются на постоянной основе в других странах или находятся в процессе натурализации? Какие страны являются основными реципиентами украинских миграционных потоков? Как может измениться ситуация в ближайшие несколько лет? Что делать, чтобы избежать социально-экономического коллапса в ближайшие 10-15 лет из-за последствий демографического кризиса, массовой миграции, снижения экономического роста и падения уровня производства? Наконец, как минимизировать негативное влияние оттока рабочей силы за границу?

Ответы на эти вопросы дают возможность трезво оценивать ситуацию, определять риски и возможности для страны, подходить к планированию собственной миграционной политики, которую, безусловно, надо институционализировать на государственном уровне.
Сам отчет - это объемный документ, интересный в первую очередь специалистам. Мы же решили предложить нашим читателям интервью с одним из авторов доклада "Миграционные вызовы для Украины" Игорем Тышкевичем.

- Какое главное последствие для Украины массовой эмиграции ее граждан?

- Нельзя сказать и выделить, какое главное. Для каждого - свое. Если мы говорим о социальной сфере, то у нас рано или поздно с учетом отрицательных демографических процессов будет вымирать население. Скажем так, естественное вымирание нации. И плюс миграция. То есть у нас рано или поздно закончатся плательщики налогов.

Попрошу меня извинить за такой цинизм, но они уже и сейчас элементарно заканчиваются. Число пенсионеров будет расти, потому что в трудовой миграции в первую очередь принимают участие люди трудоспособного возраста. Соответственно, рано или поздно число пенсионеров станет равным или превысит количество работающих.

Дальше обычная арифметика. Пенсии у нас идут из Единого социального взноса (ЕСВ). Соответственно, чтобы пенсионер получил три тысячи, кто-то должен внести три тысячи. Точнее, даже не три, а четыре тысячи, учитывая, что Пенсионный фонд берет еще на администрирование и т. д. Соответственно, если у нас на одного работающего приходится один пенсионер, плюс еще ребенок, плюс еще льготники и т. д., то государство оказывается перед весьма неприятным выбором.

Либо увеличить налоги, чтобы увеличить собираемость, и, соответственно, больше заплатить тем же самым пенсионерам. В таком случае разумный работник так заплатит один месяц, второй месяц, а потом соберет манатки и уедет. Если работник уедет, то в таком случае снова таки упадет собираемость ЕСВ.

Второй вариант для государства: не увеличивать налоги, а стимулировать экономику в надежде, что люди будут больше зарабатывать и, соответственно, социальный взнос вырастет. Но если стимулировать экономику, то чем платить сегодня и сейчас тем же самым пенсионерам? Тогда получается, что на поддержание Пенсионного фонда мы будем тратить деньги, которые можно было бы инвестировать в экономику и которых у нас и так нет.

- А что с точки зрения демографического процесса?

- Нам говорят, это все можно побороть, когда украинцы, прошу прощения за цинизм, начнут размножаться, то есть рожать детей. Все это прекрасно. Но есть одно ключевое "но". Кто такой трудовой мигрант? Трудовой мигрант - это как раз человек в возрасте от 18, грубо говоря, до 50 с копейками лет. Это то, что называется фертильный возраст. Это возраст, в котором человек как раз размножается. И если в стране нет одной половины семьи либо нету всей семьи, то кто будет рожать детей, откуда они возьмутся? Это действия на перспективу восполнения или улучшения демографической картины Украины на пять, десять, 15 лет вперед.

Хорошо, мы говорим о такой вещи, как национальная безопасность. Мы уже сегодня знаем, об этом говорить не любят, но комплектация подразделений Вооруженных сил Украины порядка 60%. Комплектация Национальной полиции, в частности Патрульной полиции, хорошо, если доходит до тех же самых 60%. Хотя я очень сильно сомневаюсь в этой цифре. Почему? Не только потому, что люди не хотят идти служить. Кроме всего прочего и потому, что здоровых мужчин и женщин не так много пока. Они просто уезжают, в том числе куда-то работать.

Важна также сменяемость кадров в нашей экономике, поддержание технологического уклада. Потому что есть такая вещь, как преемственность поколений, то есть обучение в процессе работы. Если нет людей, которые могут передать опыт, откуда ему взяться?

Следующий вопрос - те же самые инвестиции. Приходит инвестор, он не знает, где найти работников. Работники либо не идут к нему работать, либо их просто физически нет. Следовательно, зачем размещать производство в стране, где нестабильный бюджет, нестабильная политическая ситуация, нестабильная экономическая ситуация и сверху еще нет рабочей силы? Инвестор в здравом уме скажет, что из этих пяти ключевых проблем нужно решить хотя бы три. И после этого инвестор подумает. Подумает - не значит сделает или разместит производство.

Наконец, перекос в развитии регионов. У нас есть регионы, которые, особенно там, где сезонные работы и нет постоянной, они в не сезон бывают пустыми. Есть регионы, где жутко искривлена демографическая ситуация. Типичный пример - это Донбасс. Причем как оккупированная часть, так и наша часть. Этот регион можно назвать регионом пенсионеров, их количество там, даже по данным Госстата, просто зашкаливает.

Чтобы стартовать с экономическими преобразованиями, создавать новую экономику, должен кто-то работать. Должны создаваться какие-то сервисы, бизнесы на чем-то должны жить. Если бизнесы будут жить просто без инфраструктуры - на инфраструктуру нужны рабочие руки, - без рабочих рук, которые могут оперировать добавленной стоимостью, только на пенсиях и пенсионерах, то на этом далеко не уедешь. Это, конечно, хороший бизнес для аптек, хороший бизнес для похоронных бюро, ну а дальше?

- Примерно с какого момента заробитчане стали главным источником поступления средств в Украину?

- Если говорить о поступлениях в Украину денег, то, по большому счету, заробитчане в качестве источника поступления средств стали заметны уже в середине нулевых. Другой вопрос, что где-то до 2013 г. ситуация была иная. Была совсем другая ситуация с рынком рабочей силы в соседних государствах. И, соответственно, у нас заробитчане, как правило, выезжали в массе своей на низкоквалифицированные работы, причем очень много ехало нелегально. Можно было рассчитывать, что они вернутся - и вернутся с деньгами, ведь семья у человека оставалась тут.

Ситуация стала меняться, когда резво стартанули экономики сопредельных государств. Я имею в виду в первую очередь Венгрию, Румынию, Словакию, Польшу, сейчас страны Балтии, Чехию. И при росте более 4% рано или поздно ты выгребаешь все людские ресурсы. И тебе для поддержания, даже для поддержания этого роста необходим приток рабочей силы. Причем поляки об этом откровенно, цинично писали еще в концепции развития Польши до 2030 г., где они говорили, что к 2025-му необходимо иметь от четырех до 4,5 млн мигрантов на своей территории.

С точки зрения выбора категории мигрантов. Что такое миграционная политика? Ты понимаешь, что тебе нужны рабочие руки. Это раз. Второе. Ты примерно пытаешься смоделировать, в каких отраслях тебе нужны рабочие руки. Дальше следующий вопрос: что делать дешевле? Дешевле привлекать неспециалиста, которого нужно обучить, думать, будет он интегрироваться или не будет? Либо уже взять готового специалиста, который уже был подготовлен другим государством и на обучение которого ты затрачиваешь гораздо меньше денег?

Соответственно, изменилась структура тех, кого начали привлекать. Начали охоту за головами и за "золотыми руками". То есть за теми, кто умеет. Этим людям, естественно, платят больше, этим людям, естественно, предлагают лучшие условия.

Второе направление. Учитывая свою политическую ситуацию, учитывая идеологию и восприятие на уровне общества, нормы личностных отношений, ты моделируешь возможность появления потенциальных проблем. Ты думаешь, какие категории мигрантов вызывают наименьшее количество проблем. То есть ты заинтересован, чтобы эти люди не жили национальными резервациями, чтобы они интегрировались, чтобы дети этих людей ассимилировались.

И в таком формате, если мы смотрим на сопредельные государства, то, в принципе, украинцы - это такой безопасный вариант для большинства стран. Значит, поскольку они безопасный вариант для большинства стран, то почему бы их не привлечь, учитывая масштабы Украины?

На первом этапе этот перелом произошел в 2012-2013 гг., начали постепенно выезжать специалисты. Именно в 2012-2013 гг. у нас пошел рост перечислений. Когда те заробитчане, которые первый раз стали работать как специалисты, стали получать больше денег. Это было все прекрасно. Государство затыкало финансовые дыры как раз деньгами заробитчан, не пуская их в оборот, не пуская их в экономику.

А дальше определенные государства задумались над одной простой вещью. Хорошо, они создали добавленный продукт, но почему эти деньги нужно отдавать Украине? И вначале поляки, потом, если не ошибаюсь, литовцы, следом были венгры, но венгры там со своей спецификой для венгерского меньшинства, потом румыны, потом чехи, словаки стали проводить национальную политику именно по привлечению семей.

С чем это связано? Если ты живешь постоянно, если у тебя семья, то на питание, на все сервисы государственные ты тратишь на месте. Следующий вопрос, если у тебя есть семья, то при комфортных условиях жизни ты начинаешь плодиться. Твои дети получают образование там, они уже воспитываются как граждане другого государства. И таким образом ты восполняешь те же самые демографические провалы.

Если ребенок рожден и воспитан в этой культуре, он и будет носителем этой культуры. Да, он может помнить, что он украинец. Но давайте возьмем, к примеру, канадских украинцев. Они в первую очередь канадцы, а уже после этого украинцы. И такой формат он вполне удовлетворяет большинство сопредельных стран. Большинство стран сопредельных, да сейчас уже и не только сопредельных, формулируют государственную политику с точки зрения выбора, в том числе мигрантов.

Если говорить о мигрантах из стран Азии, из стран Ближнего Востока, то это весьма выгодная ситуация для тех же самых поляков, венгров, частично румынов и, кстати, чехов. Почему? Когда идут вопросы квот на беженцев, они украинских трудовых мигрантов показывают как беженцев.

Почему? В Украине война? Война. Они пытаются провести, что эти украинские "беженцы" входят в общеевропейские квоты, и на основе этого меньше принимать людей из нежелательных государств. И пока что эта политика успешна для Венгрии, чрезвычайно успешна для Польши.

- Ну хорошо, вот украинская семья в Польше...

- Следующий интересный этап наступает после того, как переехала семья. А зачем делиться налогами? Это важно, особенно для небольших государств. Потому что ты беженцев много принять не можешь, у тебя малая территория, но твоей экономике нужны, скажем так, компании.

Например, Словакия. Была занимательная статистика. Примерно 10-11 тыс. украинцев там живут легально с контрактами на один год и более. И вдруг оказывается, что в Словакии 1,5 тыс. компаний, которые зарегистрированы украинцами. Аналогичную политику пытаются проводить сейчас Литва, Венгрия. То есть этот вопрос элементарно выгодный. Почему? Потому что если ты привлек к себе не только работника, но и компанию, то ты еще получаешь налоги с этой компании.

Сейчас одна из основных проблем для нашего правительства - это квоты для автоперевозчиков в Европе. Поляки: была квота 200 тыс., стала 160 тыс. Никто не обращал внимания, сколько людей трудоустроилось в Польше по специальности "водитель грузового транспорта". А их больше ста тысяч. Для поляков выгодно, чтобы тот же самый украинец трудоустроился в польскую компанию либо второй вариант - зарегистрировал свою (точно также как для словаков).

Если ты зарегистрировал на территории Польши свой бизнес или даже свой собственный грузовик, то техническое обслуживание, дорожный сбор, налоги ты уплачиваешь там. Текущий ремонт ты можешь делать в Украине, это уже никого не волнует. Но основная часть прибыли, налоговых поступлений с компании остается там. И это весьма и весьма выгодный формат, выгодный бизнес. Поэтому рано или поздно эти страны, включая Польшу, приходят к такому варианту. По сути, они защищают украинских водителей от конкуренции с украинскими же водителями. Они защищают украинских водителей, которые зарегистрировали свои компании в Польше, в Словакии, от украинских водителей, которые до этого еще не додумались.

- Сколько украинцев сегодня находятся за рубежом?

- Назвать точную цифру невозможно по одной простой причине. Оценки нелегальной миграции - это плюс-минус до миллиона в разные стороны. Второй момент, граждане, которые переехали и получали гражданство, они уже выпадают из статистики по миграции. И отследить можно только частично.

По России: это количество паспортов, выданных украинцам. По Польше это тоже можно еще отследить. По Румынии можно. По Германии можно. А по некоторым странам это невозможно от слова "совсем". Поэтому, условно скажем так, людей, которые получили гражданство или имеют вид на жительство в странах Евросоюза или в странах-соседях, включая Россию, а также в США, таких по состоянию на сегодня не менее 2,5 млн. А по нашим оценкам, около 3 млн. Это те, кто уже никогда не вернется. Они уже там осели.

По различным программам временного или постоянного трудоустройства участвует в трудовой миграции, пока что я говорю только о легальной трудовой миграции, еще примерно 3-3,5 млн. Плюс еще 1,5-2 млн составляет нелегальная трудовая миграция.
Давайте от минимальной суммы исходить, чтобы не вдаваться в такие уже подробности.

Всего легальных 6,0-6,9 млн суммарно. Сюда входят те, кто уже имеет гражданство либо вид на жительство плюс участвует в легальной трудовой миграции, маятниковой или немаятниковой. Еще сюда добавим минимум 1,5 млн нелегальных, которые просто не оформляют трудовые отношения. Привычный для нас формат: приехал - заработал, как говорится, "поднял копеечку". Эта категория людей как раз может возвращаться, туда-сюда ездить. Таким образом, суммарное минимальное количество людей, которое задействовано в трудовой миграции, 8,3 млн. Из них 3 млн, можно считать, для Украины вычеркнуто. За 5,3 млн еще можно пытаться бороться.

"Если ты не имеешь собственной политики, не имеешь собственного подхода, тогда ты являешься объектом или ресурсной базой для реализации политики других. До сих пор, пока в Украине не существует документа под названием хотя бы "концепция государственной миграционной политики", а в идеале стратегии миграционной политики на краткосрочную перспективу пять лет, на среднесрочную 15 лет и на долгосрочную - 20 лет, до этого самого момента мы будем всего лишь ресурсной базой для реализации миграционных политик стран-соседей", - резюмировал Игорь Тышкевич.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

 

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика