• USD 28.6
  • EUR 34.2
  • GBP 38.1
Спецпроекты

Рассекретить Коболева. Какие убытки вскрыл аудит "Нафтогаза"

Госаудитслужба нашла в НАК "Нафтогаз Украины" нарушений, рисковых операций и неэффективных управленческий действий на 176 млрд грн

Андрей Коболев
Андрей Коболев / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

Читают все

Эпопея с отчетом Государственной аудиторской службы Украины, составленном по результатам проверки НАК "Нафтогаз Украины" за период с октября 2018 г. по декабрь 2019 г., получила новое продолжение — он рассекречен и стал доступен широкой общественности на сайте "Украинской правды".

Вместе с отчетом обнародованы и возражения "Нафтогаза" к обнаруженным Госаудитслужбой нарушениям, а также — выводы службы на эти возражения: какие из замечаний к работе "Нафтогаза" якобы были несправедливы, а какие — точно оказались нарушениями законодательства.

Итак, в чем же нагрешил "Нафтогаз" и какие из нарушений — наиболее значительные.

В частности, ревизоры обнаружили, что "Нафтогаз" продавал компании "Нафтогаз Трейдинг" газ по сниженным ценам, а та — коммерческим структурам, в результате чего "Нафтогаз" недополучил доходов на 1,8 млрд грн, а в 2018-19 гг. "Нафтогаз" продавал той же компании газ по цене, которая была в сумме на 845 млн грн меньше его себестоимости.

Также, по мнению аудиторов, "Нафтогаз" не обеспечил выполнения его "дочкой" — компанией "Укргаздобыча" — программы увеличения добычи газа, что привело к недополучению доходов на 22,8 млрд грн.

Коме того, "Нафтогаз" осуществлял авансовые платежи компаниям Uniper Global Commodities и RWE Supply & Tradiding на покупку газа на 2,4 млрд грн. А, напомним, в текущем году стоимость голубого топлива резко снизилась — и это могло привести к дополнительным затратам НАК.

Реклама на dsnews.ua

"Премиальные" нарушения

Отчет Госаудитслужбы прокомментировал бывший директор по развитию "Нафтогаза" Юрий Витренко. По его словам, речь идет не только о "формальных" нарушениях, но и о совершенно реальных потерях государства. То, что проверка была проведена объективно и незаангажировано, у него после прочтения отчета сомнений не осталось.

Витренко отметил, что аудиторы были весьма лояльны к "Нафтогазу" — множество его замечаний были учтены. Например, проверка обнаружила безосновательные выплаты премий членам правления на сумму 31,7 млн грн, в то время как финансовый план компании на 2019 г. еще не был утвержден. "Нафтогаз" на это возразил, что члены правления не подпадают под категорию "руководители компании" и поэтому на них не распространяется ограничение премий, установленное Кабмином. И ревизоры с этим согласились, хотя, по мнению Витренко, правление — это коллективный исполнительный орган компании, и ограничения по зарплате должны касаться всех его членов, а не только председателя правления. "Похоже, что государственные аудиторы не приняли замечания "Нафтогаза" только в случаях, где были очевидные нарушения, объяснения "Нафтогаза" их не снимали, а аудиторам вряд ли хотелось, чтобы их самих потом обвиняли в том, что они закрыли глаза на очевидные нарушения", — считает он.

Отдельно стоит упомянуть о главе правления "Нафтогаза" Андрее Коболеве. В отчете за указанный период сказано, что он не получал ни премий, ни вознаграждения. Но здесь стоит напомнить, что буквально чуть раньше, в 2018 г., данный топ-управленец таки получил нашумевшую в прессе сумму в 261 млн грн в качестве премии за победу над "Газпромом" в Стокгольмском арбитраже.

Откуда прибыли?

Витренко обращает внимание на то, что значительная часть нарушений была обнаружена уже давно, а отдельные попытки "Нафтогаза" обжаловать выводы госаудита в суде были неудачными. "То есть это не выглядит как что-то "с потолка взятое" и на "скорую руку" созданное под заказ, чтобы "наехать" на "Нафтогаз", — пришел к выводу он.

В частности, проверка установила, что "Нафтогаз" продавал компании "Нафтогаз Трейдинг" газ по цене ниже, чем цена в прейскуранте самого "Нафтогаза" на свободном рынке, ниже цены на бирже, ниже таможенной стоимости импортного газа и даже ниже себестоимости. В результате "Нафтогаз" недополучил почти 2 млрд грн.

Какова судьба этого газа? Витренко утверждает, что потом "Нафтогаз Трейдинг" перепродал указанные объемы по практический такой же цене частным компаниям, которые реализовали его дальше. "Причем более всего на такой перепродаже заработала компания "ЭРУ Трейдинг", которая потом перепродавала этот газ по цене выше прейскуранта самого "Нафтогаза", выше цены на бирже, выше таможенной стоимости импортного газа. Кому перепродавала? "Укртрансгазу", дочерней компании "Нафтогаза", — рассказывает Витренко.

По его словам, одним из собственников "ЭРУ Трейдинг" в то время был Андрей Фаворов, который сначала получил доступ к конфиденциальной информации "Нафтогаза", потом — возможность существенного влияния, а потом, оставаясь сособственником "ЭРУ Трейдинг", стал руководителем подразделения "Нафтогаза", которое занималось импортом и продажей газа в то время, когда "ЭРУ Трейдинг" конкурировала с "Нафтогазом" по импорту газа из Европы и продажей на украинском рынке. Витренко заявил, что к выводам, что это были именно нарушения, пришли и международные аудиторы, которые также установили конфликт интересов в том, что Фаворов, оставаясь сособственником "ЭРУ Трейдинг", начал работать в "Нафтогазе". В то же время "Нафтогаз" в апреле прошлого года сообщал, что аудиторская фирма KPMG никаких нарушений не обнаружила.

Долги и падение добычи

Теперь остановимся подробнее на основных претензиях к руководству НАК. Две из крупнейших сфер, где Госаудитслужба нашла значительные нарушения, которые привели к недопоступлениям в бюджет — взыскание "Нафтогазом" долгов и провал программы роста добычи газа, так называемой "Программы 20/20".

В частности, в отчете указано, что "Нафтогаз" начислил резерв сомнительных долгов при неутвержденном финплане на 2018 г. и 9 месяцев 2019 г. на сумму 38,4 млрд грн, что привело к занижению суммы чистой прибыли на эту сумму и уменьшению перечислений в госбюджет дивидендов за этот период на 35,3 млрд грн.

Также ревизоры указывают, что правление "Нафтогаза", в том числе и глава правления Андрей Коболев, голосовали за решения, которые привели к убыткам компании. "Учитывая изложенное, из-за принятия правлением АО "НАК "Нафтогаз Украины" неэффективного управленческого решения относительно продления срока оплаты за поставленный ООО "ГК "Нафтогаз Трейдинг" в ноябре 2018 года природный газ, АО "НАК "Нафтогаз Украины" недополучено доходов от начисления штрафных санкций на сумму 11 192 592 грн, а также осуществлено кредитование ООО «ГК «Нафтогаз Трейдинг» на срок более 1 года на сумму 275 128 750,14 грн", — указано в отчете.

Аудиторы пришли к выводу, что из-за принятия правлением "Нафтогаза" неэффективных управленческих решений по реализации газа ООО "ГК "Нафтогаз Трейдинг" по ценам ниже цены для субъектов хозяйствования, которые не подпадают под действие ПСО, НАК недополучил доходов на сумму 1,77 млрд грн.

Кроме того, ревизоры нашли и другие договора, подписанные Андреем Коболевым, по которым компания получила убытки. В частности, в конце декабря 2016 г. он подписал договор с "Укргаздобычей" на поисковые, геодезические и другие работы, связанные с геологоразведкой, и по состоянию на 1 октября 2018 г. по этому договору числилась дебиторская задолженность "Нафтогаза" в виде предоплаты за указанные работы на сумму 217,5 млн грн. Однако несмотря на это "Нафтогаз" не инициировал разрыва договора и возврата этих денег, а дополнил документ упоминанием двух площадей, на которых были выполнены работы на 5,8 млн грн, что может свидетельствовать о скрытом кредитовании "Укргаздобычи" и риске потери двух разрешений на использование недр.

В целом претензия к руководству "Нафтогаза" — упоминаемый выше провал программы по планам добычи до 2020 г. Из-за этого газодобыча в 2019 г. снизилась почти на 0,5 млрд куб м, хотя она должна была вырасти, и "Нафтогаз" в результате недополучил по итогам прошлого года почти 18 млрд грн.

И добавим еще один важный штрих относительно долгов частных компаний перед НАК. По словам Витренко, он, будучи в топ-менеджменте НАК, слышал оправдания других руководителей, почему они не могут взыскивать эти долги: "Приходил новый человек и спокойно взыскивал миллиарды, например, с химзаводов группы Фирташа. Но потом этого человека уволили, а оставили тех, кто рассказывал, почему не удалось это сделать".

Кто отвечает за финплан

Бывший и.о. директора по финансам и экономике "Нафтогаза" Ярослав Диковицкий также проанализировал переписку Госаудитслужбы и руководства "Нафтогаза" по поводу нарушений, которые, в частности, касаются утверждения правительством финансового плана компании. Поскольку речь идет о 2018 г., то упоминается предыдущий год, когда этот документ должен был быть подан. Итак, финплан нужно было утвердить еще 1 сентября 2017 г., но "Нафтогаз" свой проект подал только в ноябре. Похожая ситуация повторилась и годом позже — тогда финплан НАК появился только в декабре.

В результате финплан на 2018 г. вообще не был утвержден, а на 2019 г. — не утвержден в установленном порядке.

По мнению Ярослава Диковицкого, "Нафтогаз" предложил записать в виновники этого нарушения Кабмин, переложив на него ответственность за срыв утверждения в срок главного финансового документа компании. "Но ведь согласно статье 75 Хозяйственного кодекса ответственность за несвоевременную подачу на рассмотрение, согласование или утверждение годового финансового плана несут должностные лица предприятия, а не Кабмин", — напоминает Диковицкий.

Остается сказать, что после обнародования первой информации о результатах аудита уже прошло довольно много времени, но до сих пор нет реакции правительства, которое является главным и единственным акционером "Нафтогаза"…

    Реклама на dsnews.ua