• USD 27.1
  • EUR 30.7
  • GBP 34.1
Спецпроекты

Из студии "ДС": чем полезен коронавирус и смогут ли это использовать украинцы (АУДИО)

"Деловая столица" в рамках запуска нового проекта подкастов решила поговорить о самом насущном - экономике и коронавирусе. Вы можете прослушать беседу, а можете - прочесть ее
Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Реклама на dsnews.ua

Тему экономического кризиса, эпидемии коронавируса и инвестиций обсудили обозреватель "ДС" Денис Лавникевич, экс-главный редактор журнала "Forbes Украина", а ныне венчурный инвестор Михаил Котов, а также руководитель отдела международной политики "ДС" Алексей Кафтан.

Денис Лавникевич: Сегодняшний наш подкаст немного выбивается из темы IT-бизнеса Украины. Он посвящен такой теме, как мировой экономический кризис, уже вызванный эпидемией коронавируса. Будем называть происходящее эпидемией, пусть даже это еще не всеми признано. Сегодня мы видим не только падение производства в разных странах мира, и прежде всего в Китае, но и снижение инвестиционной активности. Или, так скажем, некое перенаправление этой инвестиционной активности.

Интересно, конечно, узнать, насколько глубоким будет падение экономики из-за коронавируса. Неделю назад я сам писал, ссылаясь на Reuters, про $5 триллионов потерь на мировых фондовых рынках. И отсюда вопрос: как упадет, или как изменится инвестиционная активность.

Михаил Котов: Ну вот я смотрю на цифры, которые дает Институт Джона Хопкинса. Они показывают, что большинство заболевших выздоравливает, смертность около 3%. Но дело тут не в убывании трудовых ресурсов, а в реакции государств и бизнеса, людей. Понятно, что первые шоковые дни уже прошли. Мы помним, что в какой-то день богатейшие люди планеты потеряли то ли $139,5 млрд, то ли вообще $444 млрд.

Но потом индекс Dow Jones немного отскочил, вернулся к более высоким значениям, отыграл рекордное падение.

Денис Лавникевич: Ну это, так сказать, новости. А "перспективности"?

Алексей Кафтан: Даже если говорить о перспективах, нам все равно придется "танцевать" от новостей. И вот новость буквально сегодняшняя: Конгресс США выделяет $8,3 млрд на борьбу с коронавирусом. Куда мы запишем эти деньги - в актив или в пассив?

Далее. Стоит посмотреть, в каких отраслях будет падение. И тут есть тема, которая для Украины сейчас, к сожалению, неактуальна, но которая актуальна для более цивилизованных частей мира. Речь идет о рисках, связанных со страхованием. То есть огромная проблема в том, что бизнес не знает, как компенсировать эти расходы, эти потери. Неизвестно, будут ли выплачены страховки в соответствующих случаях, как поведет себя страховой рынок, каковы будут траты страховых компаний и так далее. И там тоже идет речь о десятках миллиардов долларов.

С другой стороны, можно говорить как о падении, так и - в определенных сегментах - о перераспределении. Как мы видим, бурным цветом цветут разные аферы, да и самые неожиданные отрасли - например, вряд ли мы в скором будущем будем смеяться, скажем, над масками от Gucci или Valentino. С другой стороны, можно посмотреть, сколько сейчас в Facebook продается так называемых "антикоронавирусных аптечек", "вакцин", средств защиты и так далее. Смех смехом, а паника - это прекрасный фон для того, чтобы зарабатывать.

Я не знаю, есть ли возможности и методы подсчитать именно этот рынок, а это, бесспорно, рынок. Так что говорить о падении, конечно, можно, но в определенных сегментах мы увидим значительный рост. Вырастет сегмент IT, и тут стоит вспомнить, что еще в ноябре прошлого года канадская компания, просто анализируя запросы в поисковых системах, выступила с предположением, что в Китае, наверное, где-то возникает эпидемия неизвестного вируса. То есть ее просчитали просто по поисковым запросам.

Соответственно, это дополнительный толчок для развития систем искусственного интеллекта, для развития нейросетей и так далее. То есть промпроизводство упадет, а IT вырастет.

Д. Л.: Раз уж тут упомянули маски и искусственный интеллект, хочу воспользоваться моментом и передать горячий привет разработчикам систем видеонаблюдения с распознаванием лиц. Я думаю, они сейчас испытывают некоторые проблемы.

М. К.: Я бы хотел добавить к тому, что сейчас говорилось: мы живем в интересное время, время стартапов, время венчуров, время нахождения гибких ответов на всевозможные вызовы. Я вижу, например, что в рекордные сроки, за 42 дня, создан прототип вакцины от коронавируса - и сейчас уже начинается ее тестирование. Еще недавно такие сроки были немыслимы.

Д. Л.: Ну, у меня как биолога это вызывает некоторые сомнения. Но я сейчас хотел поговорить о другом. Мы видим, что капиталы в любом случае будут перераспределяться. Традиционные отрасли заметно подорваны, в том же Китае на 93% упал спрос на автомобили и, соответственно, их производство. А в немецком Штутгарте останавливается завод грузовиков, потому что китайцы перестали радиаторы поставлять - вот вам глобализация привет передает.

Но эпидемия схлынет - через год, через месяц или через неделю, но это произойдет. В новой ситуации деньги инвесторов - будут ли они идти в традиционные, классические американские бизнесы с заведомо известной маржинальностью, или они захотят попробовать какие-то новые рынки, более рискованные и более доходные. Я сейчас имею в виду, конечно, Украину. То есть какую модель поведения инвесторов мы увидим в ближайшее время после всей этой шумихи с коронавирусом?

М. К.: Инвесторы всегда смотрят туда, где можно заработать. Понятно, что сейчас вкладывать в промпроизводство, скажем, бессмысленно. С другой стороны, в Китае из-за вспышки коронавируса случился настоящий бум цифровых технологий. Например, дистанционное обучение. 170 млн китайских школьников и студентов обучаются сейчас в онлайн-режиме. 170 миллионов! Это говорит о том, что платформы для онлайн-обучения испытывают настоящий бум.

Д. Л.: Но это сейчас, а завтра все они пойдут в школы...

А. К.: Совсем необязательно будет такой уж откат, во-первых, а во-вторых, эти платформы можно использовать не только для обучения школьников. Это площадки, для которых безразлично, какие курсы и кому читаются. Другое дело, что этот сегмент потом придется усиленно рекламировать, чтобы он не загнулся.

С другой стороны, если уж мы говорим о образовании онлайн, то, наверное, стоит говорить о рынке услуг как таковом. Ведь образование - это тоже услуга. Рынок услуг будет коренным образом перестраиваться, мы уже видим: туристическая отрасль накрывается. И восстанавливаться начнет далеко не сразу после спада эпидемии. Соответственно, отрасль пассажирских перевозок тоже схлопывается.

Зато будет увеличиваться спрос на услуги доставки, в том числе потому, что люди принуждены к самоизоляции. Но вопрос в том, как будет доставляться тот или иной товар, и здесь мы опять упираемся в то, что человеческий фактор надо убирать. Становится актуальной доставка дронами - а это уже отрасль производства.

М. К.: Фактически мы можем, наверное, говорить о том, что жизнь становится более виртуальной и более, так сказать, "дистанционной".

А. К.: Увеличивается атомизация общества.

М. К.: Да, вот например моя знакомая вернулась из Австрии к себе в Израиль и теперь вынуждена сидеть две недели дома на карантине. И она говорит, что теперь "испытывает на прочность" все эти службы доставки, обустраивая свою жизнь в изоляции.

Возвращаясь к китайским школьникам, хочу сказать, что они научились даже развлекаться - на днях два или три миллиона человек участвовало в облачном рейве. Это же тоже нечто очень новое и необычное. Так что где-то будет падение, а где-то - рост. Если говорить о биотехнологии, то сейчас идет борьба за рынок объемом $2 млрд - вакцины от коронавируса.

Д. Л.: Если сейчас на Украину распространятся негативные тенденции в сфере промышленности - упадет потребность в металле, в разном оборудовании, то не станет ли по умолчанию украинский аграрный сектор более привлекательным для инвесторов? А также проистекающие из него секторы продуктов питания и биотехнологий. Потому что Украина производит просто безумное количество органики, из которой можно делать буквально все - от самой современной энергетики и заканчивая всем на свете. То есть может ли этот злополучный короновирус стать стимулом, быть может, для перехода украинской экономики на более современные рельсы.

Не в том, плане, как говорил Лукашенко, что надо "выпускать айфоны и плафоны", а в плане более глубинной работы с биологией, с "зелеными" технологиями, с уже третьей "зеленой революцией". Можем ли мы этого ожидать, и может ли биологическая сфера стать в Украине хорошим объектом для инвестиций?

М. К.: Я не очень хорошо знаю инвестиционные процессы а аграрном секторе, но если говорить теоретически, то любой кризис, с одной стороны, что-то убивает, а с другой - рождает новое. Это вопрос к инвесторам, которые видят или проблему, или возможность. Вспомните торговца обувью, который поехал в Африку и говорит: "Мы здесь ничего не сможем продать, здесь все ходят босиком!". А его коллега говорит: "Отличный рынок! Здесь все ходят босиком!"

А. К.: Я бы не брался говорить за всю отрасль целиком - она слишком велика - но я допускаю, что, скажем, безотносительно коронавируса нам нужно выходить на рынок конопли. Присоединяться к исследованиям, готовить рынок. И это я уже не говорю о том, что конопля - чудесное сырье, в том числе для производства пластика.

Но тут многое упирается в роботизацию производства. Она у нас есть, но не везде. С другой стороны, есть опыт выращивания в вертикальных фермах - голландский, британский (размещение в закрытых угольных шахтах). Он очень обесценивает саму концепцию выращивания на грунте.

М. К.: Если все-таки вернуться к деньгам: вчера как раз прошла новость о том, что МВФ готов выделить $50 млрд беднейшим странам, пострадавшим от короновируса. Скорее всего, мы в этот перечень не попадаем, потому что у нас пока только один доказанный случай.

На что могут пойти эти деньги? Понятно, что на лечение больных, строительство больниц, закупку оборудования. Поскольку речь идет о беднейших странах, то их еще и украдут. Но понятно, что они не пойдут в экономику.

Д. Л.: Я думаю, это чисто ритуальные действия МВФ. Так все-таки, может ли Украина рассчитывать на какой-то новый инвестиционный климат?

А. К.: Ну, рассчитывать можно всегда, вопрос - что из этих расчетов выйдет. Если вспомнить, как мы готовились к приходу коронавируса, о котором можно было сказать "не если, а когда", то я допускаю, что у нас и дальше так будет - правительство нарисует кучу графиков, красивых презентаций, покажет, как мы ударными темпами что-то делаем. Но на самом деле наши успехи будут намного скромнее.

Д. Л.: Но вот интересно, те даже первые $5 трлн, которые потеряла мировая экономика, это деньги больше виртуальные, или деньги реальных производств? "Схлопнулись" всякие деривативы, раздутые акции, еще что-то, или схлопнулось промпроизводство? Что больше пострадало?

М. К.: Я думаю, и то, и другое. Когда подсчитывается сумма потерь, учитывается капитализация компаний, а также недополученные доходы. А вообще это может быть и просто коррекция, ведь за последние три года мировой фондовый рынок достиг своего исторического максимума.С другой стороны, недополученные заказы промышленных предприятий - это деньги, реально потерянные экономикой.

А. К.: Вопрос, кто больше пострадает в Украине? Наверно, те же металлурги - они у нас страдают постоянно. Я думаю, тяжелое машиностроение также пострадает. Мне на самом деле намного интереснее посмотреть, с учетом огромного спада в Китае, когда он временно перестает быть "мировой фабрикой", - хватит ли этого времени для поддержки национальных производителей в тех странах, которые не конкуренты Китая, но сильно зависят от него? И произойдет ли это, в том числе, в Украине?

Д. Л.: То есть, поднимется ли украинская легкая промышленность?

А. К.: В том числе. Но еще химическая промышленность, производство пластика и т.д.

Д. Л.: Я могу напомнить, что украинская легкая промышленность оживала не в моменты, так скажем, проблем у Китая, а в моменты ослабления гривни. Когда происходила девальвация гривни, народ кричал, страдал и бегал, а украинская промышленность (прежде всего легкая) как раз-таки поднимала голову.

А. К.: Ну так это наша системная проблема. Люди радуются, когда гривня дорогая, но тогда экономика кричит "Караул!"

Д. Л.: Можно ли сказать, что сейчас правительству Украины стоило бы ослабить гривню, чтобы помочь в том числе экспортерам - как сельскохозяйственным, так и промышленности?

А. К.: Это, безусловно, стоило бы сделать, но я очень сомневаюсь, что наш Кабмин в принципе способен это сделать. Но посмотрим, что сделает новый состав правительства. Мы вошли в очень сложную полосу, и тут все может пойти вразнос.

М. К.: У правительства есть разные рычаги влияния на ситуацию, разные антикризисные меры. Но чем беднее страна, тем таких рычагов меньше. Мы очень сильно зависим от "больших" экономик, и вопрос теперь, скорее, в том, готовы ли правительства богатых стран помочь своим собственным экономикам. В том числе, что готово сделать китайское правительство.

Реклама на dsnews.ua
Реклама на dsnews.ua