• USD 26.3
  • EUR 30.4
  • GBP 35.9
Спецпроекты

Михаил Гончар: Байден должен видеть, что прекращение атаки на "Северный поток-2" ради Германии — это ложный путь

О последних событиях вокруг "Северного потока-2" "ДС" поговорила с энергетическим экспертом Михаилом Гончаром

Михаил Гончар
Михаил Гончар / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

21 июля США и Германия заявили, что не будут противодействовать достройке "Северного потока-2". Но после этого президент США Джо Байден выдал указ, разрешающий вводить новые санкции против энергетических проектов России (и против "Северного потока-2" в частности). На Крымскую платформу США и Германия в последний момент отправили министров энергетики, которые провели переговоры с министром энергетики Украины, — это происходило уже после визита к нам канцлера Германии Ангелы Меркель, который оставил больше вопросов, чем ответов. Президент Центра глобалистики "Стратегия XXI" Михаил Гончар объяснил "ДС", что означает последние события вокруг "Северного потока-2".

- Михаил, так о чем говорит последняя активность основных актеров?

М. Совместное заявление Байдена и Меркель 21 июля не содержит обязательств США снять санкции с "Северного потока-2". Речь идет о том, не будут применяться новые санкции, и касается это прежде всего компании-оператора газопровода Nord Stream-2 AG, которая еще не стала сертифицированным оператором. Поэтому США не снимали санкции.

Основным источником санкций является Конгресс США, а не Белый дом. Именно Конгресс ввел несколько санкционных законов. Первый — еще в 2017-м, и тогдашний президент Трамп его не выполнял. А наиболее эффективный — в конце декабря 2019-го, благодаря которому проект покинули главные подрядчики и через который "Газпром" был вынужден подписать с "Нафтогазом" 5-летнее соглашение на транспортировку газа. Белый дом — это исполнительная власть, которая должна выполнять эти законы.

Когда в сентябре Конгресс после каникул вернется к работе, то снова встанет вопрос неукоснительного соблюдения администрацией Байдена принятых Конгрессом санкционных законов. Более того, незадолго до каникул 28 июля Палата представителей проголосовала законопроект (и теперь его должен рассмотреть Сенат) о финансировании Госдепартамента в 2022 г., который включает в себя запрет на отказ от санкций против "Северного потока-2". Поэтому указ Байдена — это попытка "пройти между капельками": чтобы в Конгрессе оценили, что он не поддерживает "Северный поток-2".

Байден после американо-немецкой встречи высказывался, что его точка зрения не изменилась: "Северный поток-2" — это ненужный проект. Я думаю, что так или иначе его администрация оставляет за собой возможность свободы маневра: даже когда труба будет полностью готова, останутся проектные уязвимости — от сертификационных к климатическим, которые можно использовать вплоть до введения санкций против самого "Газпрома". Но думаю, что такую опцию приберегли на тот случай, если Россия пойдет на очередные агрессивные действия. Или состоится новая кибер-атака на американскую критическую инфраструктуру, или выяснится, что заказчиком терактов в Кабуле с гибелью американских морпехов были русские, а смертники с ИД были только исполнителями.

Предполагаю, что администрация сделает переоценку подхода к "Северному потоку-2", который был заложен еще весной в аппарате Совета национальной безопасности США, — ради восстановления отношений с Германией не вводить новые санкции.

Реклама на dsnews.ua

Такой подход, исходивший от Совбеза, не поддерживался Госдепартаментом США, но позиция советника президента по вопросам нацбезопасности Джейка Салливана в конце возобладала. А теперь Байден может наглядно видеть, что это — ложный путь.

Тем более что утечка информации с немецкой стороны после совместного заявления Байдена с Меркель указывает, что Германия собирается ничего делать ни с точки зрения предоставления реальных гарантий Украине по компенсациям потерь транзита, ни если Россия применит газ и трубопроводы в качестве оружия. Немецкое правительство не сможет прекратить импорт газа или перекрыть "Северный поток-2", поскольку будет риск нарваться на иски своих же компаний.

Если вспомнить заявление США и Германии, то в нем говорится о том, что не позднее 1 сентября должны стартовать переговоры по новому соглашению для Украины сроком на 10 лет. Но трудно себе представить, как они могут стартовать, если немецкая сторона не хочет брать на себя никаких гарантий.

А еще, предполагаю, что в Белом доме обратят внимание на действия "Газпрома", который через несколько часов после проблемного для "Северного потока-2" вердикта суда в Дюссельдорфе прекратил продажи газа на 2022 г. и демонстративно запустил их в зимний сезон 2022- 2023 гг. Практически это и есть гибридное применение газовых поставок как оружия с целью не только дальнейшей эскалации цен на газовом рынке Европы, но и с целью продавливания односторонне выгодного для РФ решение по снятию всех ограничений для обоих российских потоков вопреки законодательству ЕС.

- Но почему такая повышенная активность со стороны Германии, которая отправила на "Крымскую платформу" своего министра энергетики? А к тому же еще и Меркель наведалась в Киев ...

М. Я пока не вижу интенсивного диалога. Из совместного заявления по "Северному потоку-2" следует, что американцы делегировали немцам обеспечить энергетическую безопасность Украины. Но чем занимаются немцы? Они просто имитируют бурную деятельность. Хотя они назначили специального представителя Министерства экономики и энергетики по транзиту газа через Украину Георга Графа фон Вальдерзее, но этот человек уже был на этом посту несколько месяцев в 2019 г., как раз когда обсуждался возможный новый контракт между "Газпромом" и "Нафтогазом". Результат его деятельности — нулевой. Поэтому я думаю, что это снова ширма.

Визит Меркель в Москву, а затем в Киев выглядит как постановочное шоу "я вам привезла гарантии от Путина о продлении транзита после 2024". Но мы прекрасно понимаем, что эти "гарантии" ничего не стоят. Меркель просто провела в Киеве сеанс имитации заботы об Украине. Но такая же ситуация была и накануне подписания транзитного контракта в 2019-м — много-много слов из Берлина о поддержке Украины, о сохранении транзита, но ничего больше. Сейчас алгоритм тот же.

- То есть Европейский Союз уже не может сопротивляться "Северному потоку-2"?

М. Проблема ЕС в том, что там доминирует Германия. Поэтому только жесткие действия со стороны США могут прекратить нежелательный для нас сценарий развития событий в случае достройки "Северного потока-2". Нужно американо-европейское сотрудничество, чтобы заставить ЕС выполнять его же нормы.

Но ситуация не такова, что ЕС совсем-совсем упал. И решение Высшего земельного суда в Дюссельдорфе, который указал, что к "Северному потоку-2" обязательно применение норм европейского законодательства, является подтверждением, что еще не умерли Европейского Союза и право, и воля.

- Решение суда в Дюссельдорфе может быть обжаловано?

М. "Газпром" всегда будет искать какие-то юридические лазейки. Но фундаментальное значение имеет решение суда юстиции ЕС в Люксембурге от 15 июля, которое касалось газопровода OPAL, который наполняется из "Северного потока-1". Это решение суда нормирует, что "путинские трубы" должны работать на 50% от мощности. Суд в Люксембурге не просто сказал о том, что должно выполняться директива ЕС, а указал, что должен практически применяться принцип энергетической солидарности, фундаментальный принцип Европейского Союза. Фактически этот принцип говорит следующее: если одна страна — член ЕС (в случае с "Северным потоком" это Германия) реализует проекты с третьей стороной — не членом ЕС (т. е. с Россией), то эти проекты не должны наносить ущерб другим странам-членам .

И решение Высшего суда юстиции ЕС пересмотру и обжалованию не подлежит. Оно бьет не только по "Северному потоку-1", но и по "Северному потоку-2". И если эти судебные решения будут реализованы, то мы получим статус-кво — сохраним объем транзита на сегодняшнем уровне. Ведь с 55 млрд куб. м в год мощности "Северного потока-1" будет задействовано только 37,5 млрд, а мощность "Северного потока-2" (55 млрд куб. м) будет задействована только на половину.

И если судебным решением в Люксембурге разумно воспользоваться, то можно ударить и по "Турецкому потоку", по крайней мере — по второй его нити, которая замаскирована по территории ЕС под названием "Балканский поток". Там тоже это можно применить, потому что принцип энергетической солидарности фигурирует и в нашем с ЕС Соглашении об ассоциации, и в Меморандуме о стратегическом энергетическом партнерстве между Украиной и ЕС от 2016 г. В таком случае мы получим еще и некоторые дополнительные сегодняшним объемы транзита. Поэтому ситуация пока не выглядит безнадежной и мрачной.

- Какой должна быть наша позиция?

М. Наша позиция должна оставаться неизменной: "Северный поток-2" должен быть остановлен, а если все же его запустят, то работать в соответствии с европейским законодательством — он не может быть загружен более чем на 50%. Как и "Северный поток-1".

Нам важно показывать, что вопрос не только в "Северном потоке-2", потому что это не какой-то отдельный проект. Он практически завершает 20-летнюю программу путинского периода строительства безтранзитних газотранспортных систем в обход всего транзитного пространства между Балтикой и Черным морем. А это не только "Северный поток-2", это и "Северный поток-1", "Турецкий поток", "Голубой поток". И эти четыре проекта создают совершенно другую конфигурацию поставки газа в Европу, потому что они управляются из единого центра, из одной компании, которая одновременно является и поставщиком, и контролирует газотранспортные маршруты. Фактически "Газпром", завершив "Северный поток-2", получит идеальные условия для манипуляции направлениям, объемам и ценам поставок газа. И это он делает уже сейчас: искуственно осушив европейский рынок, с помощью ценовой эскалации получает не только невиданные доходы, питающих российскую агрессию, но и пытается заставить ЕС действовать вопреки его законодательству.

В ЕС все это недооценивают. То, что происходит на европейском газовом рынке, — это предвестник серьезной кризисной ситуации, это яркий индикатор того, что Россия злоупотребляет своим монопольным статусом поставщика газа в Европу с востока. А Европейская Комиссия — ни слова. Но так было и раньше — если бы не американские санкции 2019 г., то мы бы не имели и нынешнего 5-летнего соглашения.

Поэтому, я думаю, что США посмотрят на сложившееся в Европе, более внимательно, чем сами европейцы. К тому же в Белом доме на фоне афганского "обвала" вряд ли захотят получить еще и энергетический "обвал" в Европе, когда Россия завалит и европейскую, и американскую энергетическую политику и их климатические цели. Ведь когда цена на газ приближается к невиданных исторически $600 за 1000 куб. м, то производители энергии уже предпочитают уголь и чихать они хотели, как и потребители, на всякие там амбициозные климатические цели политиков в Вашингтоне и Брюсселе.

- Министр энергетики США Дженнифер Грёнхольм говорила во время "Крымской платформы" о том, что российский газ — грязный...

М. Это на самом деле не красивые слова, а важное заявление. Она уже второй раз акцентирует внимание на этом. Это означает, что в обоих "Северных потоках" есть проблемы. Ведь месторождения, из которых газ поступает к ним, не является чисто газовыми. Бованенковское является нефтегазоконденсатным месторождением, то есть содержит не только газ, но и ряд так называемых "жирных" газов и конденсат, от которых нужно его очищать. К тому же оно находится в 3,5 тыс. км в арктической зоне, а от ямальских месторождений до балтийского побережья проложены несколько нитей газопроводов с десятками компрессорных станций. И везде — от месторождения до Балтики — идет утечка метана и "жирных" газов, в десятки раз имеющих больший парникотворний потенциал, чем СО2.

Поэтому нельзя в дальнейшем исключать введение санкций и с точки зрения климатической опасности этих проектов. Ведь Байден провозгласил приоритет климатической политики, а в ЕС Green Deal — "Зеленый курс", который предусматривает введение карбонового налога. Кстати, предложение обложить импорт газа по "Северному потоку" максимальным карбоновым налогом уже прозвучало.

Поэтому высказывания Дженнифер Грёнхольм означает, что Соединенные Штаты не прекратят противодействие российским проектам. Оно приобретает новые формы. И этим нужно воспользоваться.

    Реклама на dsnews.ua