• USD 28.2
  • EUR 34.2
  • GBP 38.6
Спецпроекты

Границы дозволенного. Почему Коболев и Рожкова не боятся увольнения

Кабинет Министров с большим опозданием собрался выяснить причины провала амбициозной "Программы 20/20" по добыче газа, а глава НБУ Кирилл Шевченко вынужден мириться с заместителями, которые достались ему "в наследство" от предшественника. Какая связь между этими фактами?

Андрей Коболев, Екатерина Рожкова / УНИАН, НБУ
Андрей Коболев, Екатерина Рожкова / УНИАН, НБУ / УНИАН
Реклама на dsnews.ua

Газовая проверка

Правительство создало рабочую группу, которая должна найти причины снижения добычи газа в Украине и проанализировать, насколько добросовестно была выполнена Концепция развития газодобывающей отрасли.

Напомним, что амбициозная программа увеличения добычи газа в Украине до 2020 г. была утверждена еще в 2016 г. Она предусматривала увеличение добычи непосредственно государственной компанией "Укргазвидобування" к концу 2020 г. до 20 млрд куб. м, из-за чего ее и прозвали "программа 20/20".

Ожидалось, что вместе с ростом показателей "Укргазвидобування" будет увеличиваться и добыча газа частными компаниями — суммарно до 27,6 млрд куб. м к концу 2020 г. Одновременно с этим планировалось, что потребление газа будет снижено как раз до 27,6 млрд куб. м, и Украина наконец-то достигнет в вопросе газа энергетической независимости — не нужно будет импортировать голубое топливо из-за рубежа.

На календаре — конец этого самого 2020 г., однако запланированного увеличения так и не произошло. В 2019 г. общая добыча газа в стране составила 20,7 млрд, снизившись по сравнению с 2018 г., когда выкачали из недр 21 млрд куб. м. А по сравнению с радужными планами, сверстанными в 2016 г. в "программе 20/20", отклонение составило более 18% в минус.

Теперь Кабмин решил проверить, почему же так случилось и кто в этом виноват. Ведь на "программу 20/20" было потрачено более 40 млрд грн, а убытки от ее нереализации составили около 100 млрд грн. Поэтому сложно не заметить такой провал — в таких случаях обычно находят виновных и делают оргвыводы. Но не поздно ли? И почему опомнились только сейчас?

Подозрения о том, что планы по увеличению добычи не будут выполнены, появились еще в начале прошлого года, когда беспокойство по поводу увеличения добычи газа выразил премьер-министр Владимир Гройсман. Однако окончательно стало понятно, что никаких 20 млрд куб м "государственного" газа не будет, уже летом прошлого года, когда директор газового направления "Нафтогаза Украины" Андрей Фаворов представил новую концепцию увеличения добычи, признав, что "программа 20/20" фактически провалена. Но правительство отреагировало на эту новость со спартанским спокойствием, и только сейчас решило устроить "разбор полетов".

Реклама на dsnews.ua

Кого сделают крайним

Возможных версий исхода этого разбирательства всего две. Первая — Кабмин хочет поставить точку в истории с "программой 20/20" найдя "крайних" за ее невыполнение. Таковыми могут стать местные власти, которые, как ранее уже заявляло руководство "Нафтогаза", всячески ставили палки в колеса. В частности, Полтавский облсовет десятки раз отказывался согласовывать новые лицензии "Укргазвидобуванню" на разработку недр. Вполне возможно, что признав "крайними" местные власти, Кабмин захочет забрать у них часть полномочий, чтобы в будущем не иметь проблем с согласованием на местах проектов, утвержденных в Киеве. Если это произойдет, то нынешний глава правления "Нафтогаза" Андрей Коболев будет полностью оправдан за срыв "программы 20/20".

И наоборот, согласно второй версии, ответственным за срыв программы хотят сделать нынешнее руководство "Нафтогаза" лично в лице Коболева. Вопрос о смене руководителя тем более актуален для нынешней власти в связи с тем, что "Нафтогаз" в этом году стал демонстрировать многомиллиардные убытки — за 9 месяцев они составили 17 млрд грн по сравнению с прибылью 12,9 млрд грн за аналогичный период 2019 г., а в следующие три года убытки составят, как прогнозирует Министерство финансов, 17,3 млрд грн. Такая негативная финансовая картинка по "Нафтогазу", который в последние годы был одним из главных "наполнителей" государственной казны, очень не радует нынешнюю власть. И ей очень хотелось бы иметь во главе "Нафтогаза" понятного и управляемого менеджера. Но так ли Коболев неуправляем? Или мы просто смотрим не в ту сторону?

Любимец Запада

Однако уволить Коболева будет не так-то просто. Во-первых, только в марте Кабмин (хотя еще в предыдущем составе) продлил с ним контракт на следующие четыре года, и увольнение теперь выглядит крайне нелогичным, да и маловероятным шагом.

Во-вторых, нынешний глава "Нафтогаза" имеет очень мощную поддержку со стороны западных партнеров Украины, с его именем они ассоциируют не только прошедшую трансформацию украинского газового рынка, но и будущие проекты, если таковые будут реализовываться в нашей стране. Например, проекты разработки шельфа Черного моря, в которых, как можно предположить, замешаны интересы окружения избранного президента США Джозефа Байдена. Поэтому даже если Кабмин и захочет снять с должности нынешнего главу "Нафтогаза" за провал программы увеличения добычи газа, «коллективный Запад» в лице Вашингтона, ЕС и международных институций тут же погрозит пальцем, дескать, нельзя вмешиваться в деятельность НАК.

Неприкасаемые в НБУ

Чтобы далеко не ходить за примерами, как западные союзники могут ставить "на место" украинскую политическую верхушку, достаточно посмотреть, как они реагируют на ситуацию в Национальном банке Украины. Казалось бы, увольнение с должности главы НБУ Якова Смолия произошло еще в начале июля этого года, новый глава центробанка Кирилл Шевченко демонстрирует почти полную преемственность курсу своего предшественника, и напряженность должна была сойти на нет.

Но западные партнеры Украины все еще продолжает напоминать нынешним властям о шаге, который они не одобряли. В частности, в своем ежегодном отчете об имплементации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, Евросоюз снова напомнил о своем беспокойстве по поводу независимости НБУ и о заместителях главы НБУ Екатерине Рожковой и Дмитрии Сологубе, на которых, по их мнению, оказывается политическое давление. Какое именно? В ЕС не уточняют. Можно предположить, что, в частности, речь идет об уменьшении полномочий Рожковой по регулированию банковской системы в связи с октябрьским решением правления НБУ об изменении структуры регулятора. Однако в суверенной стране глава независимого центробанка разве не должен иметь возможность полностью формировать свою команду? Или угроза независимости НБУ у нас действительно есть. Но исходит она не изнутри страны. И мы снова смотрим не в ту сторону…

    Реклама на dsnews.ua