Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Путь к деньгам. Как Коломойский воспользуется принятым Радой "антиколомойским" законом

Среда, 13 Мая 2020, 14:16
Закон о банках должен поставить точку в длительном споре между государством и экс-владельцами Приватбанка
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Сегодня, 13 мая, Верховная Рада приняла в окончательной редакции законопроект №2571-д, который должен урегулировать спорные вопросы неплатежеспособных банков, которые были ликвидированы или национализированы. В основном этот закон касается Приватбанка, который был национализирован в конце 2016 г., поэтому законопроект и получил прозвище "антиколомойский" - он задумывался как способ избежать возвращения Приватбанка бывшим собственникам Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову.

"Вопрос банковского закона очень затянулся, - сказал, выступая перед голосованием за закон в Раде, президент Владимир Зеленский. - Я обращаюсь к вам, чтобы вы поддержали законопроект, который должен защитить украинскую экономику".

Принятие этого закона было основным требованием Международного валютного фонда для продолжения кредитования Украины и выделения новых траншей, отсюда и слова Зеленского о "защите украинской экономики".

В итоге за принятие во втором чтении и в целом законопроекта №2571-д проголосовало 270 депутатов.

Этот закон предусматривает, что признание незаконными и отмена актов Национального банка Украины, которыми банки признаны неплатежеспособными и были отозваны их лицензии, не возвращает эти банки на рынок и не возобновляет права их акционеров.

Также документ предусматривает, что бывшие акционеры могут получить компенсацию убытков, которые они понесли вследствие ликвидации банка, только деньгами. Размер убытков определяется стоимостью акций банка, ее в свою очередь определяет международная аудиторская фирма, отвечающая критериям Нацбанка. Стоимость акций определяется в соответствии с международными стандартами оценки.

Если размер обязательств банка превышает размер активов, то будет считаться, что банк не мог бы работать далее и его акции не представляют ценности для покупателя. Но если активы банка превышают обязательства, это еще не будет считаться достаточным доказательством того, что его акции имели стоимость.

В законе также есть норма, которая должна противодействовать безосновательному обогащению владельцев банка. В частности, при оценке стоимости его акций следует допускать, что в день урегулирования банк должен вернуть любую предоставленную Нацбанком финансовую поддержку, включая стабилизационные кредиты, рефинансирование или другие кредиты, и финансовая позиция банка должна оцениваться с учетом потерь, которые он бы понес из-за возврата этих средств. Также нужно допускать, что после дня урегулирования банк не получал никакой поддержки ликвидностью (кроме доступа к стандартным инструментам ликвидности НБУ), пополнением капитала, гарантиями, программами выкупа активов или другой формой господдержки.

Эксперт Growford Institute Алексей Кущ считает, что, хотя этот закон называют "антиколомойским" и говорят, что он будет позитивно влиять на сотрудничество Украины с МВФ, в нем есть некий скрытый пока компромисс между государством и бывшими акционерами Приватбанка.

Эксперт отметил, что до написания этого законопроекта в украинских реалиях не было алгоритма, позволяющего суду определять размер убытков собственников банков. А когда нет какого-либо алгоритма, суды склоняются к тому, чтобы занижать размер компенсации. Теперь же, если алгоритм появится, это станет для судей определенной индульгенцией - они будут просто устанавливать факт законности либо незаконности ликвидации или национализации банка, а размер компенсации будет определять уже аудиторская компания. "Судья будет просто под свое решение подкладывать аудиторский отчет и таким образом снимать с себя всякую ответственность за выплату компенсации бывшим собственникам. То, что прописывается реальный механизм возмещения, это однозначно в пользу бывших собственников, а не государства", - сказал Алексей Кущ.

По его мнению, у аудиторов при определении стоимости акций, служащих основой для размера компенсации, открывается огромное пространство для фантазий. "Потому что, например, на момент национализации Приватбанка было аудиторское заключение, которое говорило, что у банка все хорошо. А то аудиторское заключение, которое говорило, что у Приватбанка все плохо, было написано после национализации. Таким образом, этот закон дает инструментарий для решения вопросов, но как этот инструментарий будет использоваться, зависит от очень многих системных вещей", - сказал Кущ.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика