• USD 26.3
  • EUR 30.6
  • GBP 36.3
Спецпроекты

Раскол минус миллиарды долларов. Чем обернулся бы для Украины переход на латиницу

Переход Украины на латиницу… Что это – политика, лингвистика, культурология или экономика? Или все вместе взятое. Или все же – ошибка. Попробуем разобраться

В Украине опять заговорили о переходе на латиницу
В Украине опять заговорили о переходе на латиницу / Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Никогда такого не было и вот опять

В Украине опять разгорелся жаркий спор относительно перехода на латиницу. Если несколько лет назад, подобный дискурс инициировал министр иностранных дел Павел Климки, который сообщил о том, что "в дружеской беседе историк и журналист из Польши Земовит Щерек спросил, почему бы Украине не ввести наряду с кириллицей латиницу. Наша цель – формирование украинской политической нации, поэтому мы должны работать на то, что нас объединяет, а не разъединяет. С другой стороны, почему бы не подискутировать". Однако с критикой подобной идеи выступил даже тогдашний директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович, который заявил о том, что "кириллица прекрасна".

Но сейчас градус дискуссии был подогрет тем фактом, что о переходе на латиницу заговорил секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины Алексей Данилов: "Я считаю, что это будет одна из фундаментальных вещей – что нам надо избавиться кириллицы и перейти на латиницу". С учетом того, что СНБО у нас сейчас становится ключевым внутренним нормативным центром, к этим словам стоит прислушаться более внимательно, даже несмотря на то, что другие официальные лица, возможно, будут опровергать вероятность подобного алфавитного "перехода". С точки зрения смыслов, мы получили очередной когнитивный диссонанс и приступ биполярного расстройства, ведь совсем недавно, еще один представитель власти Алексей Арестович заявил о необходимости "ребрендинга" Украины и переименования ее в Русь-Украину. К этим словам можно было не прислушиваться, если бы не инициатива президента Владимира Зеленского ввести День украинской государственности, который совмещается с календарной датой Крещения Руси. Кроме того, в своих месседжах, Зеленский в последнее время часто выступает в контексте лишения РФ монополии на киеворусское наследство, апеллируя к более юному возрасту Москвы по сравнению с Киевом. Следовательно, некий концепт "углубления корней" во власти присутствует. В этой связи идея перехода на латиницу выглядит крайне нелепо: нельзя одновременно апеллировать к прошлому Киевской Руси и отказываться от кириллицы, ведь оба эти фактора неразрывно связаны между собой.

Что касается общественного дискурса, то на данный момент можно выделить целых четыре социальных группы, которые включились в обсуждение. Это русскоязычные граждане, которые восприняли атаку на кириллицу как наступление на свою идентичность, хотя украинский русский никто на латиницу переводить не будет. Вторая группа – это украиноязычные граждане, которые воспринимают кириллицу как неотъемлемую часть украинской культуры, на которой написан весь корпус литературных и научных текстов нашей страны. Третья группа – "патриоты", которые считают, что чем более непохоже на российский формат, тем лучше. И четвертая – космополитичная и миграционно настроенная часть общества: люди, работающие на грантовых западных площадках, трудовые мигранты, часть молодежи, то есть все те, кто в мессенжерах и быту уже давно используют латиницу, но только "народную".

Основной аргумент, который приводят сторонники реформ, часто сводится к чисто экономической аргументации. Мол, на латинице весь цивилизованный мир и самые богатые страны. Выглядит этот аргумент по крайней мере странно. Латиницу использует Старый свет в виде ЕС и колонизированный им Новый Свет, сейчас представляющий собой группу независимых государств.

Но в Южной Америке латиница не привела к росту стандартов жизни до уровня старой Европы. Равно как и в Африке. Да и в самой Европе есть богатые страны на латинице, в основном Север и Центр, и относительно бедные – преимущественно Юг. Здесь можно вспомнить теорию географического детерминизма, который устанавливал уровень богатства страны в зависимости от географического положения, климата и так далее. В любом случае алфавит – это инструмент, производная, цель которой, максимально точно передать фонетические особенности речи. Никакой нагрузки в виде "обреченности на богатство" латиница не несет. Она просто – порождение Римской империи и ее осколков в виде "варварских готских королевств" Италии и Испании, империи франков и Священной римской империи германской нации. Желающие могут ознакомиться с работами переводчика и филолога Михаила Гаспарова о связи между римской и позднелатинской поэзией с раннесредневековой европейской.

В любом случае смена алфавита сама по себе не принесет процветания Украине. Ведь можно пойти дальше и в контексте работы Макса Вебера "Протестантизм и дух капитализма" сделать всех украинцев протестантами, на том основании, что протестантские государства самые богатые в мире. Или перейти на английский язык как средство общения могущественных наций. Но даже после всех этих трансформаций, уровень жизни англоязычной, протестантской Украины на латинице не станет таким как, скажем, в протестантской Швейцарии.

Реклама на dsnews.ua

Кроме того, пример Китая, Израиля, Японии, Южной Кореи и Индии свидетельствует о том, что высокая динамика экономического роста, в случае первых четырех стран – и уровня инноваций, не зависит от алфавита. Более того, иероглифическая письменность намного сложнее кириллицы, но это не заставило ряд указанных государств перейти на латиницу. Здесь можно вспомнить и арабские страны, часть которых очень богаты с арабской вязью, а другая, напротив, очень бедны.

Тюркская поступь латиницы

Украина не первое государство, на постсоветском пространстве, которое инициировало данный дискурс. Одним из последних примеров в этом ряду является Казахстан. В 2017 г. президент страны Нурсултан Назарбаева издал соответствующий указ, а сам период перехода на новый алфавит должен завершиться к 2025 г. Проект реализовывается в рамках стратегической программы "модернизации общественного сознания". Некоторые авторы данной идеи абсолютно искренне уверены, что "казахский язык получит стимул, когда мы сможем писать на казахском на любом девайсе, ничего не переключая".

Однако уже сейчас переход на латиницу вызвал широкую дискуссию в обществе, причем не всегда положительную. По оценкам министерства образования и науки Казахстана, переход на латиницу потребует единоразовых затрат в размере $300 млн. Это что касается инвестиций, связанных с исправлением документов, печатаньем новых учебников, перепрошивкой программного обеспечения. Кроме того, по оценкам "Казпотребнадзора", необходимо еще $110 млн на переучивание населения и трудовых ресурсов в частности. Учитывая, что переходной период может составить от трех до пяти лет, сумма затрат составит совокупно от $330 до $550 млн, а с учетом единоразовых инвестиций – все $600-800 млн. Но это предварительные оценки, которые, как показывает практика, всегда занижены, чтобы не шокировать и без того обеспокоенную общественность.

Общие затраты на проведение "алфавитной" реформы могут достигнуть $1 млрд, при этом стоит учитывать, что население Казахстана в два раза меньше, чем в Украине, так что для нас эта сумма может вполне удвоится.

Но даже в Казахстане, проект отказа от кириллицы вызвал серьезное негодование со стороны националистически настроенной части общества. Возьмем выступление писателя Мухтара Шаханова, лидера казахских националистов, который написал: "Сейчас ведутся разговоры о переходе на латиницу с 2025 г. Определенное количество населения поддерживает это, а мы думаем иначе. Потому что мы изучали данную тему и, можно сказать, знаем ее на определенном уровне. На сегодняшний день на кириллице напечатано свыше одного миллиона книг. Среди них есть и научные работы, и другие различные материалы. Если мы перейдем, то это все останется. Конечно, можно выбрать что-либо и перепечатать, однако возникает вопрос — кто это напечатает?.. И еще — это же все казахскоязычные газеты перейдут на латиницу. Тогда они (казахи – авт.) просто будут покупать газеты на русском языке и будут их читать. Все это разделит казахский народ ровно на две половины".

Пример Казахстана показывает, как положительная инерция перехода на латиницу превращается в отрицательную по мере нарастания внутренних блокирующих предпосылок. Поясним.

Максимально успешно переход на латиницу прошел в Турции, так как он был связан с общим процессом модернизации страны, в первую очередь с развитием экономики и науки. Историк-востоковед Нурбек Бекбау в интервью Strategy2050.kz так описывает этот процесс: "Реформа в Турции началась 1 ноября 1928 г. Однако эта реформа прошла не совсем мирно. Более того, переход письменности на латиницу Ататюрк реализовал "огнем и мечом"… Составляющими реформы были переход на латинский алфавит и очищение турецкого языка от слов арабского и иранского происхождения. Первая и самая очевидная причина – некорректная передача в арабской транскрипции гласных звуков турецкого языка… Другая причина – политическая. Ататюрк хотел максимально дистанцироваться от османского наследия. В то время Турция представляла из себя религиозную, отсталую страну. А переход на латиницу отрывал бы турков от мусульманского мира… Переход на латиницу в Турции был вопросом не просто просвещения, а выживания государства, рожденного на обломках империи. Кстати, надо учитывать один фактор. Ататюрку переход на латиницу не составлял особого труда. Так как 70% населения было неграмотным. Получается не знающему грамоты населению просто дали новый алфавит".

В рамках перехода на латиницу было закрыто 479 медресе, в которых преподавались религиозные предметы на арабском, и параллельно открывались светские университеты с образованием на новом алфавите.

Сыграл и фактор демографического роста: численность населения Турции с 1927 г. по 2017 г. выросло в пять раз. По данным Института статистики Турции, число жителей на дату первой переписи в 1927-м составило 13,55 млн, а к 2019 выросло до 82 млн (естественный прирост увеличился с 0,6 млн до 0,9 млн жителей в год). При такой демографической динамике происходит очень быстрое обновление возрастной структуры, то есть все новации активно абсорбируются молодой частью общества, а роль старшего поколения в экономической жизни страны снижается.

Сейчас латиница продвигается дальше по оси тюркского мира, но очень неравномерно. Максимально быстро этот процесс прошел в Азербайджане за счет монокультурной, моноязыковой и мононациональной модели развития страны. Учитывая близость к Турции, у Баку просто не было другого выхода как опереться на уже наработанный в Турции массив литературы, в том числе нормативной, технической и научной. Сработала концепция "два государства – один народ". В Узбекистане данный процесс уже забуксовал: по причине отдаленности от Турции и внутренней специфики. Сейчас наблюдается использование как латиницы, так и кириллицы, причем молодежь пишет неграмотно на обоих алфавитах. Тиражи газет на латинице сократились в десятки раз. Узбеки признают, что цена реформы алфавита – одно неграмотное поколение и рост преступности (даже такая корреляция была выявлена). В Казахстане инерция перехода на латиницу оказалась еще выше, прежде всего за счет бинациональной и бикультурной структуры государства.

Чего не хватает для перехода

Здесь можно сделать следующие выводы. Переход на латиницу может быть успешен в случае, если соблюдаются следующие условия:

1.   Реформа происходит на старте глубокой структурной модернизации страны и экономики, когда ее проведение обусловлено факторами роста.

2.   Демографическая динамика положительна и обладает высокими темпами увеличения численности населения, когда новые, молодые и переученные поколения быстро перехватывают эстафетную палочку в развитии государства у старших.

3.   В стране наблюдается мононациональная, монокультурная и моноязыковая ситуация, когда на латиницу переходят все и нет крупных языковых меньшинств, которые сохранят прежний алфавит.

4.   Переход на латиницу осуществляется как механизм борьбы с неграмотностью и способ выработать корпус технической и научной литературы на новом алфавите.

5.   Высокие темпы экономической модернизации страны обеспечивают необходимую поддержку этой реформы.

Как видим, в Украине нет ни одной из указанных выше предпосылок. Нет программы системной модернизации и даже намеков на нее. Демографически нация вымирает, и в ближайшие 30 лет основную роль в развитии экономики будут играть люди среднего и старшего возраста, которые с трудом перейдут на новый алфавит. В Украине есть значительная часть русскоязычных граждан, которые попросту замкнуться в капсуле кириллицы – и пропасть между ними и теми, кто перейдет на латиницу вырастет до критического уровня, который грозит расколом страны.

Более того, в "сегмент кириллицы" вынуждено перейдут и те украиноязычные граждане, которые не воспримут новый алфавит. Мы можем получить ситуацию, когда на латиницу перейдет западная Украина и частично Киев, а на кириллице останется центр, север, юг и восток страны. Как и Узбекистан мы получим одно безграмотное поколение, а все будущие поколения будут полностью отсечены от корпуса литературы на кириллице, как художественной, так и научно-технической. Турецкий писатель Мехмет Шевкет Эйг писал "Практически вся Турция – за редким исключением – утратила письменный, литературный турецкий язык… Тот факт, что наш народ не в состоянии прочитать книги, написанные и изданные в стране до 1928 года, нужно расценивать как позор". Но Турция утратила доступ своих поколений к средневековой литературе, в то время как основной корпус текстов был создан уже после реформы 1928 г. У нас же масштаб этой катастрофы будет несоизмеримо больше. Достаточно сказать, что за последние годы в Украине не было издано ни одного полного собрания сочинений как украинских писателей, так и зарубежных.

В этом контексте, латиница станет для 80% украинцев некоей "глаголицей", тайным "готским письмом", которое Кирилл и Мефодий временно использовали до изобретения ими славянского алфавита. И результатам этой "реформы" будут рукоплескать в Москве.

    Реклама на dsnews.ua