• USD 27.8
  • EUR 33.4
  • GBP 38.7
Спецпроекты

Сядут все

Сразу после оглашения результатов парламентских выборов в стране могут начаться массовые уголовные преследования
Реклама на dsnews.ua

Сразу после оглашения результатов парламентских выборов в стране могут начаться массовые уголовные преследования.

В середине ноября, через полгода после подписания и опубликования в официальной прессе, в силу вступит новый Уголовный процессуальный кодекс, который откроет силовикам новые возможности давления на обывателей и бизнес.

И позволит успешно решать практически все вопросы — от наполнения бюджета и перераспределения "вкусных" активов до нейтрализации слишком энергичных сторонников оппозиции.

Бес суда и следствия

То, что действующий Уголовно-процессуальный кодекс образца 1960-х гг. давно устарел, признавали все украинские и зарубежные наблюдатели.

Главные проблемы уголовного права были названы еще в 1995 г., когда Украина вступала в Совет Европы и обязалась реформировать процессуальное законодательство.

В первую очередь законодателям предстояло ликвидировать процессуальное неравенство сторон обвинения и защиты. Ведь по действующим ныне правилам приоритет предоставляется доказательствам, собранным обвинителем, защитник же либо вовсе лишен возможности собирать доказательства, свидетельствующие о невиновности своего подопечного, либо не может делать это эффективно.

Реклама на dsnews.ua

Явка с повинной, как и во времена СССР, по-прежнему признается основным доказательством в деле. В результате права обвиняемых и подозреваемых в преступлении нарушаются еще на стадии досудебного расследования.

Зачастую защитить их не способны и служители Фемиды. Ведь если прокурор не может доказать вину подозреваемого, или его позиция откровенно слаба, а судья боится выносить оправдательный приговор, дело отправляется на дополнительное расследование.

И оно может пылиться годами, пока сам попавший в жернова несовершенной системы следствия томится в СИЗО. В конечном счете ориентированный на обвинительный исход судебный процесс дает свои результаты: в Украине оправдательные приговоры выносятся не более чем в 1% случаев, тогда как в западных странах этот показатель достигает 20–30%.

Новый УПК в Администрации Президента называют революционным. И уверяют, что его положения позволят эффективно защитить права всех сторон в уголовном производстве.

Надеются на это и европейские эксперты, которые уже успели похвалить законотворцев за качественную работу. Правда, западные правоведы не учли, что положения нового кодекса придется сочетать с нормами других, отнюдь не европейских законов.

И делать это будут отечественные силовики, которым не привыкать к своеобразному прочтению законодательства. Это может свести на нет все позитивные наработки, сохранив в сухом остатке неограниченную власть государства над своими гражданами.

Главное — ввязаться

Одной из ключевых новаций УПК является полная и окончательная ликвидация самой процедуры возбуждения уголовного дела. На сегодняшний день уголовное дело может быть возбуждено либо по инициативе прокурора или следователя на основании имеющейся у них информации о совершенном или готовящемся преступлении, либо на основании заявления гражданина.

Недостатком такой процедуры является возможность получить отказ в возбуждении уголовного дела как по реальному (в случае отсутствия состава преступления), так и по надуманному поводу (следователь не видит возможности получить финансовую или карьерную выгоду от будущего расследования). Зато этот порядок позволяет подозреваемому обжаловать факт возбуждения уголовного дела в суде.

Новый УПК полностью перекраивает существующий порядок. А именно: заявления о возможном преступлении должны приниматься в любом случае и тут же вноситься в Единый реестр уголовных материалов.

С этого момента жалобщик получает статус потерпевшего (что, к примеру, гарантирует ему возможность получения государственной защиты), а правоохранители — карт-бланш на начало следственных действий, включая оперативно-розыскные мероприятия, обыски, прослушивание телефонных разговоров и наружное наблюдение.

Причем упомянутые мероприятия смогут проводить не только специализированные подразделения правоохранительных органов, как сегодня, но любой следователь. Следственные органы могут ходатайствовать о применении к подозреваемому мер пресечения.

Отдельная процедура дознания (ее сегодня проводят органы милиции, налоговой милиции перед проведением досудебного расследования) упразднена и теперь будет происходить одновременно с процессом следствия (сейчас первой стадией расследования дела является дознание, затем — следствие).

Обязанность принимать все заявления граждан может существенно увеличить нагрузку на и без того не бьющих баклуши следователей. Ведь теперь милиция вынуждена будет реагировать не только на серьезные правонарушения, но даже на споры ополчившихся друг на друга соседей.

Это рассредоточит усилия правоохранителей и снизит их возможности по раскрытию более тяжких преступлений. Главное же, новые правила еще сильнее урежут права подозреваемых.

Ведь после вступления в силу свежего УПК у них не останется даже теоретической возможности обжаловать в суде возбуждение уголовного дела (поскольку не будет такого факта).

Свою правоту придется доказывать даже не в ходе досудебного следствия, а в зале суда, где будет рассматриваться уже само дело. Стоит ли говорить, что в этом случае, к примеру, эффект от частенько используемой силовиками угрозы "подвести под уголовку", чтобы заставить предпринимателя расстаться с бизнесом или доплатить в казну "сколько нужно", усилится в разы.

Новые лица судебного процесса

Зато формально у граждан, попавших под каток силовиков, повысятся шансы на оправдательный приговор, поскольку новый УПК вводит европейский принцип состязательности сторон в судебном процессе, равноправия обвинения и защиты в ходе сбора доказательств.

В теории защитники могут так же, как и прокуроры со следователями, запрашивать документы и собирать материалы. Сейчас проводить следственные действия и заказывать экспертизы адвокат имеет право только с разрешения судьи, а знакомиться с материалами дела — лишь по окончании следствия. По новому УПК это можно будет делать в ходе следствия.

Вопрос лишь в том, как будут реализовываться на практике все эти прогрессивные нормы. Если прокурору статус представителя интересов государства позволяет беспрепятственно заходить во все нужные двери, то адвокатам лишь предстоит налаживать необходимые связи. 

Кроме того, зная о влиянии прокурорского лобби на мнение Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей, служители Фемиды опасаются слишком чутко реагировать на аргументы защиты. Эту практику новый кодекс изменить не в состоянии.

Еще больше вопросов вызывает изменение функций прокурора. По новым правилам он не будет участвовать в расследовании дела самостоятельно, а лишь сможет давать указания и рекомендации следователю (за их невыполнение предусмотрена уголовная ответственность).

Хотя Конституция не предусматривает для прокуратуры функций какого-либо контроля над следствием, кроме надзора за соблюдением законности всех процедур.

В Европе соревновательная модель предусматривает руководство прокурора на досудебном расследовании. То есть прокурор представляет обвинение в суде и должен вести производство на самых ранних этапах.

"Но новый УПК оставляет фактически без изменений нынешнюю систему с тремя руководителями в досудебном производстве: прокурор, следователь и руководитель органа досудебного расследования, — говорит эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук. — Когда европейские эксперты делали вывод по проекту кодекса, они обратили внимание на то, что для полноценного внедрения принципа процессуального руководства нужна реформа самой прокуратуры. Объем прав прокурора, количество его решений и процессуальных документов, которые он должен оформлять, увеличиваются. А значит, прокуроры или будут недорабатывать, или пойдут на фальсификации. Либо их завалят работой, которую они не будут успевать делать, либо документы будут оформлять следователи, либо на подпись прокурору будут подаваться заранее подготовленные документы".

Со стороны суда также появляется новый игрок — следственный судья. Именно он, а не прокурор или следователь, как сегодня, будет давать санкции на обыск или прослушивание разговоров подозреваемого, контролировать общий ход дела, принимать решение о мере пресечения.

Несмотря на то что изначально предполагалось передавать эту должность по очереди каждому из судей районного суда, в финальной версии кодекса определено, что этот пост будет занимать один человек.

Причем четкого срока таких полномочий для него не прописано. Критики кодекса побаиваются, что в результате следственный судья станет для власти ключевой фигурой, с которой можно будет неформально обсуждать возможное русло течения следственного процесса.

СИЗО опустеют

Первой "процедурой", которую можно будет "обсуждать" со следственным судьей, станет избрание меры пресечения для подозреваемого. На сегодняшний день в абсолютном большинстве случаев это арест и содержание под стражей в течение неограниченного времени (пока идет следствие: яркий пример — сроки содержания в СИЗО Юрия Луценко и Юлии Тимошенко).

По новому УПК такая мера будет применяться исключительно для случаев, когда наказание предусматривает тюремное заключение на срок более трех лет.

Например, когда имело место насилие или убийство. Причем "посадка" в СИЗО возможна только на один год. Этим сроком ограничено и следствие по тяжелым преступлениям (сегодня таких сроков вообще не установлено).

В остальных ситуациях на усмотрение суда может применяться либо домашний арест (на шесть месяцев, будет контролироваться спецбраслетом), либо залог в размере до 300 тыс. грн.

"После декриминализации экономических преступлений возможность применить залог стала самостоятельным мотивом для открытия уголовного дела, одно это уже обеспечивает наполнение бюджета, пусть формально и на временной основе. Но если внесение залога стало уже распространенной практикой, то о его возврате мы пока реально не слышали", - говорит старший партнер юридической фирмы "КМ Партнеры" Александр Минин.

Новый УПК существенно расширит эту залоговую практику. К тому же предоставленное судьям право на свое усмотрение устанавливать размер "платы за свободу" позволит и служителям Фемиды поправить свое финансовое положение.

При наличии риска переквалификации дела под однозначно "посадочную" статью ставки могут возрастать кратно. Из положительных моментов — кроме более гуманного отношения к согражданам и разгрузки системы следственных изоляторов (по оценке Андрея Портнова, оттуда выйдут до трети заключенных), пенитенциарная система сможет еще и здорово сэкономить на доставке подозреваемых в суд из СИЗО и обратно.

По соглашению сторон

Коммерциализация уголовного процесса произойдет не только на этом этапе. Новый УПК предоставляет подозреваемым право во время расследования заключить сделку с прокурором (представителем обвинения) или потерпевшим.

Такая сделка будет невозможна, если преступление привело к человеческим жертвам. В остальных случаях можно уменьшить свой срок, сотрудничая с обвинением в рамках этого соглашения, а при договоренности с потерпевшим о полном возмещении вреда - и вовсе избавиться от уголовного преследования.

Причем расторгнуть уже заключенную сделку будет невозможно. Оба вида сделок должен утверждать судья (материалы дела в таком случае не рассматриваются по сути). Невыполнение условий утвержденного судом соглашения является основанием для отмены приговора и возобновления производства по делу с момента, когда оно было прекращено "по соглашению сторон".

Но существует риск того, что сделка с прокурором может стать еще большей проблемой для системы судопроизводства, чем явка с повинной.

Практикующие юристы уже составляют примерные прайс-листы с ценами на "выгодные" для обвиняемого сделки с обвинением. Конечно, суд должен формально проверить, не совершалась ли договоренность под давлением. Однако при существующей силе связки суда и прокуратуры рассчитывать на бдительность служителей Фемиды в этом вопросе не приходится.

Заключить соглашение можно будет при инкриминировании большинства экономических преступлений. Поэтому данное новшество должно заинтересовать представителей бизнеса. Контрабанда, уклонение от уплаты налогов, фиктивное предпринимательство, легализация доходов, полученных преступным путем, — по поводу всех этих преступлений обвиняемый сможет договориться с прокурором.

"Поскольку инициирование соглашений о признании вины может стать излюбленным методом работы прокураторы, такие договоренности несут для предпринимателей существенные риски. Заключение соглашения с прокурором не гарантирует утверждение этого соглашения судом. Отказ можно получить, если условия сделки противоречат требованиям закона. В частности, прокуратурой допущена неправильная квалификация уголовного правонарушения, которое является более тяжким, нежели то, в отношении которого предусмотрена возможность заключения соглашения. Также отказ будет получен, если условия соглашения явно противоречат интересам общества, нарушают права третьих лиц, существует очевидная вероятность невыполнения обвиняемым взятых на себя обязательств, отсутствуют фактические основания для признания виновности", — уточняет адвокат АК "Скляренко и партнеры" Елена Перцова.

Таким образом, даже якобы решив свой вопрос финансово и заключив с прокурором выгодное для себя соглашение, обвиняемый все равно может оказаться на нарах.

Шанс на объективность

Зато в прошлое может уйти полюбившееся милиции выбивание показаний. Ведь, согласно положениям нового УПК, судья имеет право принимать во внимание только те свидетельства, которые обнародованы в судебном заседании.

Это означает, что хотя бы формально прокурору и следователю придется собрать еще какие-то доказательства вины, кроме явки с повинной.

Правда, на замену ей придут другие, не менее сомнительные способы доказывания вины, такие, скажем, как "показания с чужих слов", которые могут быть пересказаны представителем обвинения в зале суда. Каким образом эти показания должны перепроверяться, непонятно.

Ведь свидетели и другие участники процесса могут успешно ссылаться, скажем, на слова уже умерших людей или граждан, находящихся вне досягаемости отечественного правосудия.

Этот новый вид показаний может стать очень распространенным. Ведь теперь искать доказательства вины до начала судебного заседания обвинению придется достаточно тщательно: в новом Уголовном процессуальном кодексе не предусмотрена процедура дополнительного расследования.

Сегодня прокуроры, следователи и судьи активно используют ее в ситуациях, когда вина обвиняемого не доказана или недостаточно очевидна, но допустить освобождение из-под стражи обвинение не может, а суд — боится.

Хотя по Конституции при наличии сомнений гражданина нужно оправдывать. В таких случаях дело "гаснет" в недрах следственного отдела, а человек — в стенах изолятора.

Теперь судьи будут поставлены перед сложным выбором: обвинить или оправдать подозреваемого. И рисков, что обвинительные приговоры будут выноситься только "из уважения" к прокуратуре, а оправдательные — по "обоюдному финансовому согласию сторон", достаточно много.

С другой стороны, полный запрет на проведение дополнительных расследований может ограничить права граждан на объективное ведение дела.

Например, именно благодаря этой процедуре достоянием общественности стали кадры, снятые камерой наблюдения в СИЗО, где пребывал погибший от рук правоохранителей студент Игорь Индыло.

Помочь судьям вынести правильное решение должны присяжные заседатели. Формально авторы кодекса ссылаются на прогрессивный западный опыт работы этого института.

Однако на самом деле в Украине он совсем не будет похож на картинку, к которой привыкли зрители американских детективных фильмов. В США, Канаде, России и Великобритании действуют суды присяжных, в рамках которых определенное количество людей, не являющихся профессиональными юристами, принимают решение о виновности подсудимого. А председательствующий судья определяет форму наказания в случае вынесения обвинительного приговора.

В нашей стране система будет действовать иначе. Отечественная версия суда присяжных будет состоять из двух профессиональных судей и трех народных заседателей.

Решения будут приниматься простым большинством. Причем выносить вердикт они будут лишь в том случае, если обвиняемому грозит пожизненное заключение.

По мнению многих юристов, роль, отведенная суду присяжных авторами кодекса, делает практическое значение такого института для системы правосудия минимальным. Поскольку из-за очень узкого круга рассматриваемых дел практически не сможет повлиять на статистику незаконно обвиненных людей, сидящих за решеткой.

Наиболее безобидные новации коснутся технологии судопроизводства. Во-первых, вместо традиционной клетки, в которой в зале суда содержатся как убийцы, так и карманные воришки, место обвиняемого в зале суда будет оборудовано прозрачной стенкой из органического стекла. Во-вторых, у судов появится возможность заслушивать показания свидетелей, защиты и обвинения через конференц-связь, например по Skype.

В целом, несмотря на прогрессивность отказа от советских норм и правил в уголовном судопроизводстве, кодекс по-прежнему будет оставаться эффективным инструментом изощренного давления государства и прокуратуры на попавших в их поле зрения граждан. И это особенно актуально для авторитарного государства, которое выстраивают в Украине Партия регионов и лично Президент Виктор Янукович.

Процесс пошел

Принятие Верховной Радой и подписание Президентом новой редакции Уголовного процессуального кодекса стало одним из наиболее ожидаемых правоведами событий.

Именно положения ныне действующего УПК позволяли правоохранителям повышать раскрываемость преступлений выбитыми "чистосердечными признаниями" или на долгие годы закрывать в СИЗО попавших в жернова правосудия граждан в ожидании приговора суда. "Регионалы" так хотели повысить защищенность граждан, что даже согласились для этого поработать ночью. Правда, чтобы прикрыть "уставших" товарищей, многим пришлось голосовать "за себя и за того парня".

В теории документ можно признать неконституционным из-за нарушения процедуры голосования за него. Ведь на этот счет есть и разъяснение Конституционного суда о необходимости личного волеизъявления, и опыт отмены результатов голосования за "конституционную реформу" 2004 г., которая также принималась по, мягко говоря, нестандартной процедуре.

Но сегодня говорить об успешном обжаловании результатов голосования не приходится. Тем более что сам документ был позитивно воспринят западными правоведами. Поэтому нет сомнений в том, что он успешно вступит в силу 1 ноября, как раз после завершения парламентской кампании.

К этому времени власти необходимо проделать большую техническую и образовательную работу по переходу на новую систему производства.

Например, обучить хотя бы одного служителя Фемиды в каждом из 490 районных судов навыкам следственного судьи. Прокуроры должны пройти как минимум курсы повышения квалификации, чтобы научиться "правильно" применять на практике институт сделок.

Нужно оборудовать сотни залов заседаний "гуманными" ограждениями из оргстекла, которые должны заменить "звериные" клетки, закупить видеопередающее оборудование и браслеты для домашних арестов.

Но особенно важно, что до 1 ноября в парламенте должен быть принят закон "Об адвокатуре", который расширит задекларированные в УПК возможности правозащитников, позволяющие им на равных с обвинением участвовать в соревновательном процессе. Поскольку расширенные права прокуроров и следователей уже прописаны в кодексе.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Сергей Гребенюк

Юрист юридического бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры"

Теперь адвокат должен будет собирать доказательства на равных со следователем и прокурором. Если следователь хочет получить информацию, он имеет право ее изъять, если не дают добровольно - провести обыск.

Адвокат же вправе только направлять запросы и надеяться, что на них ответят. Если обязательность ответа прокурору в кратчайшие сроки не обсуждается, то ограничений по ответу адвокату нет.

Учитывая, что процесс имеет четкие временные рамки, то, безусловно, важно не только получить доказательства, но и иметь их вовремя, в противном случае это нивелирует само право на защиту.

Нужно предусмотреть для адвокатов такой же порядок получения ответов на запросы, как для народных депутатов, включая ответственность за неправду или игнорирование запроса.

Анжелика Сицко

Адвокат, партнер ЮФ "Гвоздий и Оберкович"

Изменился порядок истребования документов и предметов, которые могут стать доказательством по уголовному делу.

Если сегодня выемку или другие формы "временного ознакомления" с документами санкционирует прокурор, после вступления в силу нового кодекса такие процессуальные действия будут происходить исключительно на основании решения следственного судьи. Право инициировать проведение таких действий предоставляется не только стороне обвинения, но и защите.

Впервые у предпринимателей появится возможность обжаловать в суде выемку и изъятие доказательств, от которых напрямую зависит ведение бизнеса.

Сегодня такого права у подозреваемых граждан нет. Изъятие печати полностью блокирует работу юридического лица, что часто используется в качестве методов давления на бизнес. Теперь же следственный судья будет рассматривать дело в считанные дни.

Сергей Алексеев

Управляющий партнер ЮФ "Алексеев, Боярчуков и партнеры"

По новому УПК содержание под стражей будет исключительной мерой пресечения. Подозреваемые будут оставаться на свободе под личное обязательство (фактически под собственное честное слово) или личное поручительство друзей и знакомых.

Это наиболее дешевые способы оградить подозреваемого от тягот пребывания под стражей. Невыполнение личного обязательства влечет штраф до двух минимальных зарплат, а условий личного поручительства — до 50 "минималок".

Активно будет применяться и домашний арест — ограничение передвижения подозреваемого в комфортных для него условиях, причем по решению суда речь может идти всего о нескольких часах в сутки.

Несмотря на то что кодекс четко разграничивает случаи, в которых наиболее действенной мерой пресечения является камера СИЗО (тяжкие и особо тяжкие преступления), не исключено, что появится много желающих в теневом порядке сменить изоляторский комфорт на домашнюю обстановку.

Например, путем искусственной переквалификации дела на менее резонансную статью. Этот вопрос будет особенно актуальным для тех, кого следствие подозревает в совершении преступления с пострадавшими.

Ведь в этом случае, согласно новым правилам, заключить с обвинением или пострадавшим сделку и сократить время судебного разбирательства не получится.

    Реклама на dsnews.ua