Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Владимир Макар о Земельном банке

Пятница, 2 Ноября 2012, 12:35
Вице-президент "Украинского клуба аграрного бизнеса": "Cрок действия договоров аренды по госземлям должен составлять минимум 10 лет, иначе говорить об
Владимир Макар о Земельном банке

Владимир Макар - Вице-президент "Украинского клуба аграрного бизнеса"

Украина уже более десяти лет неуверенными шажками движется по пути создания полноценного рынка сельхозземли. Полного пакета законов для отмены моратория на ее продажу нет до сих пор: сказывается боязнь политиков потерять сельский электорат.

Во многих странах ЕС одним из элементов функционирования открытого рынка сельхозземли является государственное агент­ство или банк, которые получили в управление госсельхозземли. Идея пришлась по душе и украинским чиновникам. В последние месяцы они резко активизировали усилия по созданию Земельного банка.

Однако не станут ли слова о перенимании европейского опыта ширмой для того, чтобы госсельхозземли с помощью Земельного банка перешли в актив олигархов и чиновников? "ВД" стали известны некоторые подробности того, какие полномочия может получить украинский Земельный банк, о чем мы не замедлили рассказать читателям (подробнее — см. "Земля в банке", "ВД" №39(362), 2012 г.). Этот материал вызвал серьезный резонанс на аграрном рынке. Мы решили продолжить дискуссию о том, какими функциями стоит наделить Земельный банк, предоставив слово вице-президенту "Украинского клуба аграрного бизнеса" Владимиру Макару.

"Необходимо четко определить круг лиц-заемщиков Земельного банка"

Насколько оправданно создание Земельного банка в Украине?

— Государство должно иметь влияние на рынок земли, иначе потом сами люди будут жаловаться, что процессы пущены на самотек. Остается вопрос, стоило ли называть госоператора банком или все же земельным агентством, как это предпо­лагалось ранее. Это позволило бы уйти от некоторых законодательных коллизий. Но все же главный вопрос — какие функ­ции будет выполнять это учреждение. Для бизнеса важны дешевые кредиты. Обещания в этом смысле пока благозвучны, но посмотрим, как дело сложится на практике.

Зембанку будут переданы более 10 млн га, находящихся в госсобственности. Есть опасение, что процесс передачи может оказаться болезненным…

— Очевидно, что делать это нужно осторожно, поскольку, если, к примеру, снизится доходная часть местных бюджетов за счет поступлений от аренды, то придется искать бюджетные компенсаторы.

Другой вопрос, что делать дальше. Поступают различные предложения — начиная от привлечения кредитов за рубежом под залог этой земли и заканчивая соглашениями о разделе продукции. Я убежден, что в тех случаях, когда арендатором является местный фермер или сельхоз­предприятие, которые стабильно рабо­тают и обеспечивают работой людей на местах, менять ничего не нужно. Единст­венное, что срок действия договоров аренды по госземлям должен быть минимум 10 лет, иначе говорить об устойчивом производстве бессмысленно.

Что вы можете сказать о людях, которых Верховная Рада включила в Наблюдательный совет Земельного банка?

— Я бы сказал, что большинство из них — это люди "второго эшелона" в смысле не профессионализма, а степени влияния. Наверное, это также в определенной мере характеризует роль, которая отводится наблюдательному совету. Но конкретно можно будет говорить только после того, как станет известен полный состав наблюдательного совета. Что касается председателя правления, то им должен стать знаковый человек, разбирающийся в земельных вопросах и имеющий авторитет в обществе. Таких людей не очень много, но они есть.

Насколько велик риск, что создаваемый Земельный банк может повторить судьбу обанкротившегося агробанка "Украина", т. е. что его активы могут быть розданы "за копейки" приближенным к власти компаниям? Как избежать такого сценария?

— Есть еще множество вариантов. Привлечение средств под залог земли, передача земли по соглашениям о разделе продукции, покупка и консолидация земли под нужных землепользователей, покупка гособлигаций, как это делают иные госбанки. Есть ли риски? Безусловно. Как их избежать — очевидно, и наблюдательный совет, и общество в целом должны уделять достаточное внимание работе данного учреждения.

За счет чего может формироваться ресурс­ная база Земельного банка?

— Часть средств может быть получена за счет сдачи земель в аренду. Хотя без привлечения финансовых ресурсов обойтись будет сложно. Вопрос ведь на самом деле еще сложнее. Будут ли кредиты выдаваться лишь под залог земли или обеспече­нием могут служить и другие активы. И, наконец, какая залоговая стоимость земли будет приниматься во внимание при выдаче кредита. Например, если обеспечением станет лишь земля, то очевидно, что это будет кредитование физлиц.

Единственное, что нужно обязательно сделать, если спрос на кредиты будет превышать возможности их выдачи, — четко определить круг лиц, имеющих право на их получение. К примеру, небольшие хозяйства.

Одним из вариантов привлечения финансирования является продажа ипотечных облигаций иностранным банкам, компаниям. Но в таком случае, если Земельный банк не выкупит свои облигации обратно, иностранцы получат в собственность заложенные земли. Как решить эту проблему?

— Теоретически, как предполагают проекты законодательных актов о рынке земель, иностранцы, получив землю как залог, должны будут в течение полугода или года ее продать. Другой вопрос, будут ли они готовы выдавать дешевые кредиты на таких условиях.

Как должна выглядеть процедура передачи земли Зембанком в аренду предпринимателям?

— Логично было бы ожидать полностью публичной информации о том, какие земельные участки, где и на каких условиях предлагаются к аренде. Если это будет не заметка в районной газете, а раздел на сайте Зембанка, проблема коррупции будет минимизирована.

Насколько оправданно введение барьеров при передаче в аренду или продаже земель из Земельного банка крупным агрохолдингам?

— Основной критерий — польза государст­ву и обществу. С точки зрения государст­ва, чем больше арендной платы, тем лучше. С точки зрения общества — могут проводиться не аукционы, а конкурсы, предполагающие, например, сохранение определенного количества рабочих мест или другие критерии. Здесь есть свои преимущества и риски, и они обговаривались в законопроектной работе. Введение простых ограничений, боюсь, может привести к размыванию структуры собственности, не более.

"Государство должно гарантировать выкуп земли"

Одной из проблем, почему селяне не поддерживают открытый рынок сельхозземли, является боязнь не получить желаемую цену за свою землю. Как избежать такого развития событий?

— Я не согласен с таким утверждением. В обществе достаточно много людей, которые считают, что продажа сельскохозяйст­венных земель — это продажа Украины. Для них это вопрос ценностей, а не цены.

Что касается остальных людей, я полагаю, что существуют взаимоисключающие ожидания. С одной стороны, люди не хотят, чтобы пришел некто богатый и скупил землю. С другой, ожидается, что цена на землю будет высокой. Но ведь бедный не даст за землю высокую цену! Можно рассчитывать на помощь государства, но государство сейчас также не является богатым. Поэтому нет иного пути, кроме поиска компромисса.

Многие боятся открытого рынка из-за плохой информированности о проводимых преобразованиях в земельной сфере…

— Информационная кампания была достаточно масштабной, нужно отдать должное. Но она не сняла предубеждений, которые имеются в представлении людей. Допустим, они боятся, что цена земли будет низкой. Ответ должен быть простым: государство обязано гарантировать, что после введения открытого рынка оно будет выкупать землю по цене не ниже нормативной денежной оценки. Хочет кто-то купить дороже — пожалуйста, но государство должно дать минимальную гарантию.

Допустим, люди боятся, что придут иностранцы и начнут диктовать свои условия. Государство должно установить, что приоритет в аренде будет отдаваться местным фермерам и сельхозпредприятиям, а если они не будут иметь возможности взять землю в аренду, тогда искать кого-то на стороне.

Без таких простых и эффективных решений, понятных людям, отношение останется достаточно консервативным.

Селяне боятся, что если они продадут свою землю, то не смогут на ней работать.

— Конечно, такой риск есть. Если вы продаете свой автомобиль, то должны быть готовы к тому, что не сможете на нем ездить. Многих именно это отталкивает от рынка.

На самом деле мы говорим не о будущем, а о настоящем. У нас заключено около 4,5 млн договоров аренды земельных паев, а количество нанятых работ­ников в сельском хозяйстве со­ставляет 600 тыс. То есть менее чем каждый седьмой соб­ственник пая работает в сельском хозяйстве. И это, заметьте, при отсутствии рынка сельхозземель.

В конце концов, у собственников земельных паев всегда есть выбор — продолжать сдавать землю в аренду, тем более что это дополнительный источник доходов.

В целом, насколько много владельцев сельхозземли, по вашему мнению, захотят продавать свою землю?

— По опросам, на первом этапе около 20-25%.

В Украине существует устойчивое мнение, что сельхозземлю нельзя продавать иностранным компаниям. Как вы считаете, насколько оно объективно?

— Никто не возьмет на себя политические риски за принятие такого рода решений. Хотя, например, во многих странах Восточной Европы ограничений для иностранцев нет — приезжай, работай, было бы желание. Сельскохозяйственное производство — не самое простое и не самое доходное дело.